Несостоявшиеся трущобы Южного автовокзала

Прогулка по Чкаловскому району с главным по образованию в Ельцин Центре

Руководитель отдела образовательных программ Ельцин Центра Олег Лутохин с женой и дочерью живет в одной из многоэтажек у Южного автовокзала и чувствует себя здесь комфортно. Несмотря на то, что многие урбанисты утверждают, что «муравейники» с множеством квартир себя изживают и со временем превращаются в трущобы и гетто, Олег уверен: пока на улицах района тусуется вменяемая молодежь, ничего плохого с высотками не случится.

Экономкласс — не приговор

Я приехал в Екатеринбург из Нижнего Тагила поступать на философский факультет УрГУ. Прежде чем поселиться на Щорса, четыре года бакалавриата я провел в общежитии на Большакова, 79, затем сменил пару съемных квартир в разных районах города. Здесь живу с 2011 года. 

У улицы Щорса отвратительная репутация: до последней волны застройки она была известна как место работы проституток. Кроме того, рядом находится Южный автовокзал, где всегда много приезжих и маргиналов. Такое соседство в принципе кажется не самым лучшим для домов, которые изначально «записывают» в будущее гетто. 

Часто урбанисты называют такие многоэтажные районы с жильем экономкласса настоящим преступлением против нормальных принципов застройки. Самый заметный критик — Илья Варламов, непримиримый враг многоэтажек. Сегодня я выступлю адвокатом дьявола, хоть и согласен со многими доводами критически настроенных урбанистов.

У улицы Щорса отвратительная репутация: до последней волны застройки она была известна как место работы проституток

Главное опасение критиков состоит в том, что подобные нашему районы геттоизируются, превращаются в трущобы. Люди ведутся на низкий ценник, покупают здесь квартиры, а потом им становится очевидно, что такое жилье не вполне пригодно для жизни с точки зрения инфраструктуры и качества застройки. И они просто уезжают, сдавая жилье или оставляя его пустовать. Арендаторы о квартирах и общих территориях не так заботятся, из-за чего дома постепенно разрушаются.

В качестве примера эксперты часто приводят Францию и США, где такой способ застройки социального жилья получил распространение в 50-х и уже к 70-м показал свою несостоятельность. В частности, печально известны Большие Ансамбли Франции — комплексы из многоквартирных домов, быстро построенных по одному плану. Они были удалены от городской жизни, в них было много мигрантов, а счастливчики, которым удавалось уехать в другое жилье, бросали свои квартиры. В опустевшие жилища заезжали те, у кого не было возможности следить за состоянием здания и оплачивать коммунальные услуги. В результате строения ветшали, постепенно превращаясь в трущобы. Сейчас многие такие Большие Ансамбли снесены.  

Главное опасение критиков состоит в том, что подобные нашему районы геттоизируются, превращаются в трущобы

Мне же кажется, что не все многоэтажное жилье такое ужасное, каким его рисуют урбанисты. Например, нашему жилому комплексу уже почти десять лет, так что пока пессимистичные прогнозы о быстрой геттоизации себя не оправдывают. Сейчас мы видим, что на улицах много молодых людей, детей, а значит, никто не собирается отсюда уезжать и бросать свои дома. 

В эстетике есть принцип безобразного: по нему даже уродливое может быть прекрасным. И я вижу красоту многоэтажек, умею ее ценить, она мне нравится. С удовольствием смотрю на фотографии из Гонконга, где дома выше, квартиры меньше а плотность застройки просто невероятно высокая. Мне нравятся даже серые недостроенные «скелеты» многоэтажек, которые стоят вдалеке. Сетка квартир, которые потом будут заселены, — она меня не бесит, в отличие от моих друзей, которые живут в отдаленных районах. У них ведь лес видно из окна, поэтому когда они приезжают в гости, я вижу, что им тяжело, на них буквально давят соседние высотки. 

Переход между районами очень заметен: пересекаешь улицу Щорса и оказываешься в «Гонконге». До застройки здесь были малоэтажные деревенские дома, которые разделяли центр и Ботанику. Не знаю, остались ли они где-то еще, но когда я здесь только поселился, то любил ходить к одноэтажным домикам и наблюдать этот процесс урбанизации. Я видел, как город выдавливал деревню: постепенно вместо деревянных домиков появлялись сначала строительные площадки, а затем и кварталы многоквартирных зданий. 

Все для людей

Инфраструктура. Мы далеко не единственные, кто гуляет здесь с коляской: молодые семьи находят в наших многоэтажках доступное жилье, даже близость метро не делает его сильно дороже. Этот район удобен для прогулок, здесь есть велодорожки, рядом — французская гимназия с отличной спортивной площадкой,  футбольным и баскетбольным полями. Летом мы выходим туда часто. Марина, моя жена, бегает по хорошей прорезиненной дорожке вокруг футбольного поля, а мы с дочерью Полиной кидаем мячик на баскетбольной площадке. Все, что называется социальной инфраструктурой, тоже под рукой: больницы, детские сады. Есть же определенные нормы, которые застройщик обязан выполнять — количество детсадов на районе, например. У нас есть детсад прямо во дворе, мы встали туда в очередь, но пока не понятно, где окажемся к тому моменту, когда настанет время для нашей дочери  туда пойти.

Этот район удобен для прогулок, здесь есть велодорожки, рядом — французская гимназия с отличной спортивной площадкой,  футбольным и баскетбольным полями

Соседи. Один из аргументов против многоквартирной высотной застройки состоит в том, что в многоэтажках нельзя создать сообщество жильцов. Якобы в малоэтажной застройке, где есть придомовая территория и можно ходить друг другу в гости, все знают своих соседей и больше общаются друг с другом. И действительно, в таких домах, как наш это сложно представить: порой ты даже не знаешь, кто живет с тобой на одном этаже, а с теми, чьи лица тебе знакомы, общение ограничивается приветствиями в магазине или в лифте. Не могу сказать, что у нас сложилось соседское комьюнити, но есть чат дома. И это правда работающая современная форма взаимодействия. Мы не ходим в гости, не встречаемся, но знаем о всех тревогах и чаяниях соседей, помогаем друг другу. Например, недавно все жильцы, скооперировавшись в чате, добились пересчета коммунальных платежей. Настоящий институт гражданского общества, который реально работает.

Парковки. Обычно все жалуются на парковки, мол в густонаселенных районах негде пройти и нечем дышать. Здесь, я считаю, очень важна политика жителей, как хозяев территории. Например в наш двор запрещено заезжать на машине. Есть деньги — покупай подземный бокс, нет денег — паркуйся за пределами двора. И в итоге мы имеем закрытый двор с детскими площадками. Конечно, нам помогала управляющая компания, но сам по себе принцип «без машин во дворе» установили жильцы. 

Транспорт. У нас, кстати, машины нет, до центра добираемся на метро. Благо станция «Чкаловская» в двух шагах. Она относительно новая, поэтому там  все оборудовано для людей с особенностями в развитии. С коляской тоже довольно удобно перемещаться, хотя с появлением Полины мы стали больше ходить пешком: 30-40 минут, и ты в центре.

Очень важна политика жителей, как хозяев территории. Например в наш двор запрещено заезжать на машине. Есть деньги — покупай подземный бокс

Парки. Конечно, совсем рядом с домом зелени у нас мало. Но ее недостаток мы компенсируем прогулками в парках, например, в «Ботаническом саду», который я рекомендую всем. Там прекрасно все, кроме режима работы: он совпадает с графиком работы среднего россиянина. Но выбраться в ботсад все же стоит: там много белок, которых можно кормить, приятно гулять. Дальше, прямо за садом, находится еще одна большая зеленая зона — парк завода РТИ.  Хочется верить, что она выполняет свою функцию «зеленых легких». Еще любим Зеленую рощу. Правда, говорят, сейчас там все будут перестраивать. Я видел план, и меня он не порадовал: хотят вырубить много деревьев и посадить вместо них новые, переложить дорожки и поставить низкие фонари, незащищенные от вандалов. Судя по всему, реконструкция будет долгой. 

Дети. Мы не хотим жить в этом районе всю жизнь, поэтому не переживаем о том, как растить здесь Полину. Но я вижу много детей, уже близких к подростковому возрасту. Они тусуются на баскетбольных площадках, сидят в модных кроссовках и слушают через блютуз-колонку какой-нибудь клауд-рэп. И у них все прекрасно! Конечно, если отсюда съедут молодые и образованные люди, которых я часто встречаю, печальные прогнозы урбанистов могут оправдаться. Но надеюсь, это случится нескоро.

Недостаток зеленых зон мы компенсируем прогулками в парках, например, в «Ботаническом саду», который я рекомендую всем

Мультикультурное разнообразие

Близость автовокзала бесила меня уже до того, как я здесь поселился. Сейчас я уже понимаю, что вокзал дает не только экономическое разнообразие в виде людей с разным уровнем дохода, но и культурное. Например, такого количества стрит-фуда, как на Южном автовокзале, я не видел нигде. У нас есть любимчик — киоск с грузинским хлебом и хачапури, сейчас он на ремонте. Еще напротив дома стоит прекрасное место с сербской кухней, которое держат киргизы. Сербы говорят, что в этом заведении плескавица получается отличной. Если говорить про места, где можно сесть и поесть, то здесь низкий поклон Валентину Кузякину, который решился открыть кофейню Engels в этом районе. Теперь нам есть, где завтракать по выходным. 

Когда гуляешь по району, понимаешь, чем живет страна. Здесь невероятное количество алкомаркетов, как и везде в России, много салонов красоты и образовательных центров. Последнее мне, как человеку, работающему в сфере дополнительного образования особенно приятно: значит есть позитивный тренд и люди ему следуют. Из продуктовых рядом есть «Монетка», «Магнит» и «Перекресток», недалеко — «Елисейский». Все уровни потребительских корзин представлены, проблем с этим нет. 

Если говорить про места, где можно сесть и поесть, то здесь низкий поклон Валентину Кузякину, который решился открыть кофейню Engels в этом районе

Единственное, что мне не нравится не только в районе, но и в городе — это вывески магазинов. Каждая торговая точка кричит о себе, как может: «Эй, я здесь, зайдите». Мне по душе политика стандартизации вывесок. Вот, смотрите, на фасад натягивается баннерная пленка, которая замусоривает взгляд. Сергей Капков, который приезжал к нам недавно на фестиваль «Слова и музыка свободы», уверяет, что такие нормы есть, просто их надо найти, откопать и заставить им следовать. Надеюсь, что это когда-нибудь произойдет. Пока что наладили только остановочный комплексы на туристических маршрутах, чуть-чуть прибрали визуальный хаос у Автовокзала. Но вывески пока не согласуются с дизайн-кодом города.

Почти Сиэттл

Я замечаю позитивные изменения района и не вижу тенденции к обветшанию и геттоизации. Но если не ограничиваться в финансах, наверное, мы бы переехали ближе к работе. Туда, где начинался городской Сити, где сейчас стоят Ельцин Центр, башня «Исеть» и «Белый дом». На мой взгляд, основная роскошь, которую может себе позволить современный горожанин — ходить пешком на работу и не тратить на это час-два. И конечно, хочется всей семьей чаще пользоваться благами сквера, который мы отвоевали.

Мне очень нравится динамика, в которой развивается наш город.  Когда я приехал сюда, это был совсем другое место

Конечно, есть мысли о переезде из Екатеринбурга. Мы вообще очень любим выезжать отсюда – а кто не любит путешествовать? Поэтому, наверное, легко представить себя в другом, более крупном городе России или зарубежом. Год назад я был в Сиэттле, и он очень напомнил мне Екатеринбург. Покрытый снегом город металлически-серого цвета со строительными заборами в самом центре, он сопоставим по численности с уральской столицей. Сиэттл, конечно, гораздо больше открыт различиям и, хочется верить, что Екатеринбург идет в этом направлении. 

Мне очень нравится динамика, в которой развивается наш город.  Когда я приехал сюда, это был совсем другое место. За 14 лет жить здесь стало интереснее, интенсивнее, комфортнее и безопаснее. Я сравниваю с тем, как развивается Нижний Тагил: там тоже, конечно, все меняется, но здесь темпы позитивных изменений гораздо выше. Еще бы было чуть-чуть потеплее, можно было бы не думать ни о каком переезде - лишь климат подкрутить.

Комментарии

4
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Экономичное жильё на Автовокзале?! Там ценник конский, дороже только на визе. О каком гетто можно говорить, если весь район застраивается и развивается бурными темпами, это почти что центр города. Очень странный взгляд на вещи у этой семьи, если они живут в получасе пешком от центра, рядом с метро (роскошь в нашем городе) и считают себя окраиной. Вы ещё не видели окраин и бюджетного жилья, господа.
  • Кепка зачет!!!
  • Интересная точка зрения.
  • "Туда, где начинался городской Сити, где сейчас стоят Ельцин Центр, башня «Исеть» и «Белый дом». На мой взгляд, основная роскошь, которую может себе позволить современный горожанин — ходить пешком на работу и не тратить на это час-два. И конечно, хочется всей семьей чаще пользоваться благами сквера, который мы отвоевали." Только и этот район превращают в будущее гетто, увы