Протест не взатяг: бессмысленное бегство красноярцев от «черного неба»

Красноярский активист — про пассивных жителей и митинги против выбросов

Последние несколько лет Андрей Сковородников-Эрлих отстаивает права красноярцев на свежий воздух. Лидер движения «За чистое небо» собирает митинги и требует от властей разобраться с режимом НМУ. Однако красноярцы, похоже, начали привыкать к пелене смога, а самым популярным средством борьбы за экологию стал переезд. Мы публикуем мнение красноярского активиста о беглецах, загрязнителях и недобросовестных чиновниках.

Небо, которого нет

Cреди своих знакомых красноярцев я все чаще встречаю «поуехавших». Раньше популярным направлением бегства была Москва, cейчас — юг России: Краснодар, Сочи. Раньше бежали от растущей экономической ямы на месте столицы края, cейчас красноярцы все больше говорят о проблеме «черного неба». Того самого, которого, по данным Минэкологии, все чаще якобы нет. Понятно, почему — чиновникам нужно отчитываться перед властями и президентом, но нам нужно как-то дышать.

Термин «бегство» может показаться немного уничижительным, но и я человек прямой. Есть, конечно, меньшинство, для кого миграция — это трудовая необходимость, реальная тяга к переменам. Подавляющее же большинство, судя по их рассказам, их страницам в соцсетях, таким образом хотели решить проблему с экологией в том месте, где они живут.

Красноярцев сложно за это судить: датчики регулярно фиксируют в нашем городе превышение норм ПДК (предельно допустимой концентрации химических веществ) — чаще всего на правом берегу и в частном секторе левобережья. И если наши показатели можно назвать недостоверными, то как объяснить, что Красноярск несколько раз вставал на первое место в мире по загрязненности воздуха по данным международных экологов?

На момент написания статьи датчики экоактивистов фиксируют в некоторых районах города загрязнение до 302 AQI (Air Quality Index — индекс качества воздуха) — эта цифра классифицируется как «очень нездоровый» воздух. «Удовлетворительным» считается показатель в 50-100 AQI. В это же время датчики Министерства экологии края фиксируют по всему городу «низкий» уровень загрязнения.

И если раньше была призрачная надежда на то, что эти выбросы не наносят критический вред здоровью, сейчас развеялась и она: в прошлом году в Красноярске впервые родились дети с онкологией. Что это, если не новая тенденция?

После новости о больных раком новорожденных детях красноярский художник Василий Слонов представил новую работу — «Онкология эмбриона»

Бежать некуда

Правда, земной шарик — система замкнутая, и сам не такой большой: когда-нибудь придется столкнуться с проблемой, от которой мы бежим и закрываем глаза. Вот, например, в 1941 году тоже можно было оставить Москву и метелить хоть до Новосибирска, Красноярска, а потом и дальше. Кутузов же так и делал. Но во времена ВОВ было осознание, что отступив, можно уже не вернуться. Это понимание ситуации и проявление духа у отстоявших свою землю. 

Бегство — это малодушие и не панацея. Кто гарантирует, что если вы поселитесь среди цветущего малоэтажного микрорайона, через пять лет не окажетесь среди стен новостроек? А ваша новая квартира в экологически чистом месте не окажется на пути шлейфа нового предприятия, или уголек в ТЭЦ завозить начнут подешевле да подымнее, как сейчас в Красноярске? Снова тюки на горб и бежать куда глаза глядят?

Процитирую 42 статью Конституции РФ: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». И здесь же напомню один из классических лозунгов более чем столетней давности: «права не дают, их — берут». 

Благоприятная окружающая среда берется не из воздуха, по воле мистических сил, вдруг появляясь вокруг нас. В наших силах её сберечь. И в наших же силах заставить не загадить ее окончательно. Данные озвученные прошлым министром экологии Часовитиным на открытом отчете перед жителями Красноярска, в сентябре 2017 года, были конкретны: около 30% загрязнения это КрАЗ, ещё в районе 30 % — ТЭЦ. На остальные предприятия, небольшие чадящие сервисы, частный сектор и авто приходится все остальное — то есть около 40%. 

Дела и обещания

Крупные предприятия можно модернизировать, сделать более экологичными, заставить снизить количество выбросов. И даже автомобили дымят потому, что нет альтернативы в виде доступного, достойного общественного транспорта. Источники загрязнения ясны, как и ясны причины, почему мы слышим множество обещаний, но не видим результатов — красноярцы выбирают инертность или бегство. А ведь пример перед глазами — двадцатитысячный митинг против ферросплавного завода, который в итоге пришлось поддержать даже краевым чиновникам. Тогда интересы горожан удалось отстоять, просто выйдя на улицу.

Двухтысячные митинги «За чистое небо» тоже заставили чиновников делать какие-то шаги. Наши требования были адекватны и выполнимы — снизить валовые выбросы основных предприятий-загрязнителей, усилить контроль за загрязнением воздуха и повысить штрафы за превышение нормативов, установить на всех предприятиях города современное очистное оборудование. Мы также настаивали на запрете временно согласованных сверхнормативных выбросов, экологической экспертизе новой застройки города, контроле за «городскими лесами» и зелеными насаждениями.

То есть, мы вышли на улицу, предлагая большой комплекс мер, который за несколько лет работы мог бы существенно изменить ситуацию в городе. Власти начали делать первые шаги: была подписана «Экологическая хартия Красноярского края», которая во многом основана на требованиях нашего движения, прозвучали обещания усилить контроль за предприятиями, даже Путин услышал нас, прилетел и пообещал сто миллиардов на модернизацию производства. Но в итоге люди покричали да вернулись к своим делам, ну а все те, кто что-то обещали — к своим.

Мы за всех

Инертность остальных масс позволила чиновникам выдохнуть. Разве что СГК возвели высотную трубу в 275 метров на ТЭЦ-1, и объявили ее чуть ли не панацеей от всех бед, что отнюдь не так. Ну а дальше — марафон вредных выбросов, постоянный режим НМУ, гневные посты и комментарии жителей, и одна-две тысячи неугомонных активистов с плакатами на улице, которые отдувались за весь миллионный задыхающийся город.

Сейчас мы продолжаем требовать от властей переломить ситуацию: газифицировать Красноярск и перевести все ТЭЦ на природный газ, снизить выбросы с КрАЗа, разработать новые нормативы и штрафы для загрязнителей. Весной мы согласуем очередной митинг.

Все в наших руках: лайкать посты о режиме «Черного неба» в соцсетях или идти на следующий митинг. Вести за собой друзей, знакомых. Показать, что мы устали уже от этой «традиционной дымки», и Красноярску нужны совсем другие традиции — дышать полной грудью, не боясь задохнуться! Здоровья вам, и чистого неба.

Комментарии

3
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Я из тех кто поуехал по рабочим делам. Вернусь ли я в газовую камеру по окончании своих дел в Мск? Скорее всего нет. Пока был в Крск участвовал в митингах, агитировал друзей, ходил на встречи экоактивистов, клеил агитации прийти на митинг и пр. Никто из моих друзей, в том числе и друг обучающийся на эколога, не пришли на митинг. Инерция людей — главный бич проблемы. Мне обидно за Красноярск и стыдно за красноярцев.