12 сотрясений и прочие «прелести жизни» из прошлого: прогулка по Эльмашу с Николаем Шабуневичем

Как внутренний гопник помогает в жизни интеллигентному екатеринбуржцу

Радиоведущий Rock Arsenal, солист Blues Bastards и завуч в екатеринбургской частной школе Николай Шабуневич вырос на Эльмаше и впитал в себя всю энергетику этого района со сложным характером. Раньше здесь ломали кости, защищали свои дворы и боролись с чужаками. Теперь — лишь сносят бараки и возводят высотные жилые комплексы. Николай уже почти десять лет не живет на Эльмаше, но прогулка по родным местам до сих пор пробуждает в нем воспоминания о прошлом района.

Дворы отморозков и ветеранов

Многие екатеринбуржцы считают, что Уралмаш и Эльмаш — это один район, единое целое. Но это неправильно: Уралмаш строили еще пленные немцы, поэтому в нем чувствуется особенная архитектура, есть красивые дома. Эльмаш появился как заводская окраина и активно строился в 1980-х годах, потому что работники Уральского турбинного завода нуждались в жилье. В результате получилось так, что многие нынешние жители застали район еще до его «расцвета». Например, в юношестве моего отца улица Шефская — основная магистраль Эльмаша — была больше похожа на деревню, чем на загруженную магистраль.

Если вдруг кто-то узнавал, что я — с «Веера»,  со мной предпочитали не связываться

Мое взросление и юношество пришлись на пост-хулиганскую романтику конца девяностых и начала нулевых годов. В то время взаимоотношения основывались на том, есть ли у тебя нужные знакомства:  они могли избавить от лишних проблем. Например, я жил во дворе, который из-за своей застройки назывался «Веер» — это напротив ТЦ «Белка». Если вдруг кто-то узнавал, что я — с «Веера»,  со мной предпочитали не связываться. 

Практически у каждого двора Эльмаша были свое имя и определенная репутация, которую жители создавали своим поведением. Где-то много стреляли, в других местах — активно использовали оружие, а некоторым дворам имя было присвоено из-за особенностей местности и застройки. Кроме того, были дома «афганов» и «чеченов», где жили ветераны военных действий. Про них еще писал Алексей Иванов в романе «Ненастье» — в 1992 году ветераны не хотели отдавать выделенную им жилплощадь бандитам. Тогда «афганцам» пришлось обнести двор забором, выставить патрули и отстреливаться. Еще один двор, который помню — улица Донская, так называемое «Болото». Не знаю, почему у него было такое имя, но там жили самые агрессивные люди: обычно все вопросы решались на кулаках, а отморозки подключали ножи, цепи, кастеты. На месте нынешнего ЖК «Калининский» раньше стояли «Теплицы»: там тоже жили неприятные люди, с которыми мы постоянно дрались двор на двор.

Чучхе по-эльмашевски

У корейцев есть такое понятие — чучхе. Это замкнутая в себе общность, которая крепка своими связями. Если представитель чучхе в любой точке мира встречает другого представителя чучхе, он ему обязательно помогает. Мне кажется, нечто подобное есть и у жителей Эльмаша. Поэтому мне никогда не бывает здесь страшно: я точно знаю, что встречу кого-нибудь знакомого. Мне гораздо более тревожно на каком-нибудь Химмаше или ВИЗе, потому что там не знаешь, где искать помощи в случае форс-мажора.

В 19 я набил на плече символ историков — орла шестого легиона. А потом на Эльмаше сцепился с какими-то солдатами-срочниками: из-за татуировки они решили, что я скинхед

Если говорить о жителях, то я давно заметил: на Эльмаше встречается очень мало красивых людей — увидеть их можно только в центре города. Если учишься или работаешь там, но возвращаешься домой на окраину, твой внешний вид выделяет тебя из толпы. Когда мне было 19 и я учился на факультете международных отношений, я набил на плече символ историков — орла шестого легиона. А потом на Эльмаше сцепился с какими-то солдатами-срочниками: из-за татуировки они решили, что я скинхед.

Точки притяжения

Спорт. В конце 90-х детский спорт на районе поддерживала бандитская организация ОПС «Уралмаш» во времена Александра Хабарова (после 1994 года, — Ред.). Они строили бесплатные площадки и корты, поддерживали и содержали спортивные клубы. Я сам бесплатно занимался в секции дзюдо «Олимпия», а сейчас в том же здании находится платная школа бокса Кости Цзю. В целом, многие здания, где в моем юношестве находились учреждения дополнительного образования, сейчас заняты коммерческими предприятиями. Так, помещения рок-центра «Сфинкс», который раньше содержал лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин, теперь просто сдаются.

Еда. На улице Красных командиров, 3, напротив «Кировского», стоит ларек «Барабек» — самая крутая шаурма в городе, за которой приходят не только местные, но и екатеринбуржцы из других районов. Мне кажется, это единственное место, которое будет работать еще долгие годы, потому что здесь питаются полицейские всего Эльмаша. Ночами к «Барабеку» выстраивается очередь, как на водопой: можно встретить и синюшных обрыганов, и местную гопоту, и «бобик» с товарищами полицейскими.

Развлечения. На Стачек, 59, во дворе, который из-за частой стрельбы назывался «Техас», стоит компьютерный клуб «Паутина». Раньше там буквально жили школьники района, особенно в период пятых-седьмых классов — тогда мы играли в Counter Strike. «Паутина» работает до сих пор. Я уже не общаюсь с эльмашевской компанией из-за разных интересов, но несколько лет назад случайно присоединился ко дню рождения старого друга. Мы решили вспомнить прошлое и, навевая ужас на местную гопоту, на восьми машинах приехали в «Паутину» поиграть. Было круто.

Помню, когда мне было 12, мы с другом ходили купаться в пруду парка Калиновка, и мой товарищ наткнулся на распухший и противный труп

Парк. Еще одна важная точка из прошлого — Калиновка. Это обустроенный парк с водоемом, сейчас туда ездят на рыбалку. А в моем юношестве поездкой «на Калиновку» угрожали   — по весне оттуда доставали много трупов. Помню, когда мне было 12, мы с другом ходили туда купаться, и мой товарищ наткнулся на распухший и противный труп.

Центр как состояние души

Я всегда считал себя рабоче-пролетарской интеллигенцией: работаю с седьмого класса, получил два высших образования, окончил магистратуру. Вся моя жизнь — в трудах: я с детства мечтал быть ученым, поэтому год от года связь с родным районом становится все слабее. Только в экстремальных ситуациях во мне просыпается Эльмаш: например, когда начинаешь «по понятиям» разговаривать с каким-нибудь особенно бойким пацанчиком, который человеческий язык не понимает.

Сейчас я живу в Академическом с женой и сыном. Этот район идеально подходит для молодых семей: везде есть пандусы, площадки, скаты, ровный асфальт. Но в будущем мне хотелось бы жить в центре. Я даже знаю идеальные для меня улицы: Карла Либкнехта, Первомайская, Малышева и Луначарского. Там расположены радио, репетиционная база и школа, все бабушки и дедушки живут неподалеку. Конечно, уровень шума выше, чем в Академическом и тем более за городом, но мне нужен этот шум. Я люблю чувствовать ритм улиц и слышать звуки города — они помогают мне жить и творить, настраивают на нужный лад и задают темп каждый день.

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Очень интересно было прочитать, отличная прогулка получилась!