Без границ: прогулка с театральным деятелем Артемом Находкиным

«Мульти-театрал» о коммуне в ЖК, убогих ДК и «лице» Нск

Коллаж Валерии Силантьевой

Артем Находкин совмещает в себе ипостаси драматурга, режиссера и актера. И ни одна из них не давит на него, потому что изначально он выбрал путь экспериментатора и творца вне рамок. Это подразумевает отсутствие любых клише смысловых и жанровых условностей, конкретных локаций в виде стен театров и социальных ролей, определяющих профессиональную идентификацию. Он любит сочинять истории и воплощать их в жизнь. Для полного счастья ему не хватает только солнечных дней в году и приличного магазина у дома. Мы с Артемом прогулялись по границе Заельцовского и Железнодорожного районов и поговорили об ее отсутствии в творчестве, стиле Новосибирска и о том, где в нем искать вдохновение.

Детство в Пашино и поиск нового дома

«Не по понятиям». Мои детство и юность прошли в микрорайоне Пашино. Некоторые думают, что из-за своей отдаленности это уже пригород, село. Но Пашино, располагающийся на севере Новосибирска, является частью Калининского района. Там, в военном городке, я родился и прожил до окончания школы. В те годы я почти не бывал в других местах Новосибирска и мало о нем знал. Например, оказаться на площади Калинина для меня тогда было сродни поездке за границу. 

Образ родного микрорайона у меня вызывает двойственные воспоминания. С одной стороны, почти у любого человека есть такое ощущение, что детство — это какой-то цветной, красивый и безопасный мир. Ранние годы жизни всегда вспоминаются с ностальгией. Вот и Пашино для меня — это солнечный и зеленый городок, где все друг друга знают. С другой стороны, мое детство пришлось на 1990-е, да еще и прошло в отдаленном микрорайоне сибирского города. Наркоманы, хулиганы, бандиты и прочие асоциальные элементы тогда просто-таки переполняли Пашино.

Сейчас там, конечно, не так. Наступило другое время, и «по понятиям» здесь больше не живут. Да и город стал к микрорайону как-то ближе, чем это было раньше. Кстати, выражение «по понятиям» всегда, даже в 1990-е, вызывало у меня недоумение. Что за «понятия», почему эти тюремные «фишки» оказались в ходу в обычной жизни, зачем им следуют? 

«Институтские кочевания». После школы я поступил в Театральный институт и с лихвой компенсировал пробелы в моих знаниях о Новосибирске. В общежитие при вузе я официально не заселялся, но частенько там бывал. Ведь именно в этом месте проходит вся студенческая жизнь с ее незабываемыми и прекрасными, иногда безбашенными, а временами и романтическими приключениями.

Мой дом находится в Заельцовском районе на самой границе с Железнодорожным. Эта часть города не самая развитая, но в радиусе пары километров есть почти все для комфортной жизни

За время учебы в вузе и после я успел пожить рядом с площадью Калинина, на улицах Дмитрия Шамшурина, Холодильной и еще в нескольких местах. В общей сложности, кочуя, я сменил около шести съемных квартир, пока полтора года назад не въехал в собственную. Как видно из названий улиц, где я снимал квартиры, в основном я жил в районе железнодорожного вокзала и за ним — на стыке улиц Владимировской и Дуси Ковальчук. Я часто гулял там пешком и хорошо изучил эту местность.

Когда пару лет назад я начал искать собственную квартиру, у меня не было четкого представления, где бы я хотел жить. В итоге, я пересмотрел много вариантов — от Березовой рощи до Кольцово, — пока не заметил дом, который, фактически, находился у меня под боком, на улице Владимировской.

Этот район уже стал для меня родным, и здание сразу понравилось. Поэтому мы с супругой узнали подробнее об этом проекте и приняли решение купить квартиру здесь. На тот момент дом еще строился, так что цены на жилье в нем нас устроили. Мы дождались, когда его сдали, и въехали в новый ЖК.

Добрососедство и пробелы в инфраструктуре

«Коммуна и окружение». Жилой комплекс, где мы купили квартиру, называется «Дом на Песочной». Построила его компания «Сибирьинвест», качество предыдущих реализованных проектов которой и вызвало у нас доверие. Квартира оказалась теплой, в ней почти не слышно звуков с улицы или от соседей. Казалось бы, из-за того, что дом находится недалеко от железнодорожных путей, шум от проезжающих поездов должен был мешать спокойной жизни. Но мы почти не слышим его: только изредка доносятся гудки, которые лично для меня создают романтическую ауру.

Несмотря на то, что наш ЖК был построен недавно, он почти полностью заселен. Ремонт в большинстве квартир тоже сделан, лишь кое-где еще можно услышать шум работ. В «Доме на Песочной» уже сложилась хорошая атмосфера: между жильцами здесь самое настоящее добрососедство. Мы быстро перезнакомились и сейчас общаемся целыми семьями.

Этому способствует и то, что дом не очень большой, и то, что у многих есть дети, которые играют вместе. Считается нормальным прийти к соседу за чем-то недостающим, будь то бутылка молока или гаечный ключ. Иногда мы вместе отмечаем какие-то праздники. Я бы сравнил наши отношения с соседями с некой коммуной, чем-то светлым из нашего советского прошлого.

Наш дом находится в Заельцовском районе на самой границе с Железнодорожным. Эта часть города не самая развитая с точки зрения инфраструктуры. Но в радиусе пары километров от моего ЖК есть почти все, что необходимо для комфортной жизни. Например, до ближайшего детского сада, куда ходит мой сын, идти 15 минут.

В пяти минутах ходьбы от дома, на улице Ельцовской, расположена 143-я школа. Но когда для нас станет актуален вопрос школы, мы еще подумаем, отдавать ли ребенка именно туда. Я слышал о ней не самые хорошие отзывы. При ее описании от знакомых звучали эпитеты, которые были актуальны для моего дества в Пашино. 

Хоть я не жалею о своих школьных годах, но не пожелал бы своему сыну увидеть и пережить все то же, что окружало меня. Поэтому мы будем рассматривать разные варианты.

Одно из главных преимуществ жизни в этой части района — близость Заельцовского парка. Я передвигаюсь на машине, поэтому путь туда занимает обычно не более пяти минут

Единственное, чего не хватает поблизости, это продуктовые магазины. Ближайший — «Мария-Ра» — находится в двух минутах ходьбы от нашего ЖК. Но это, мягко скажем, ужасный магазин. Кроме хлеба и чего-то, что долго хранится, например, консерв, купить там больше нечего. Ни молочные изделия, ни фрукты с овощами брать там категорически нельзя — они непременно будут испорченными или гнилыми. В общем, не помешал бы рядом с домом какой-то приличный минимаркет.

«Упадок и вдохновение». В пяти минутах ходьбы от моего дома находится остановка «ДК имени Кирова», названная так в честь одноименного дома культуры. Его здание и сейчас расположено здесь, но от его изначального вида и назначения уже мало что осталось. Пытаясь сделать как лучше, его отреставрировали так, что больно смотреть. Я не был внутри и говорю исключительно про внешний вид. На фасадной стороне здания налепили какой-то невообразимо пошлый сайдинг желтого цвета, а тыльную часть ДК, такое ощущение, вообще забыли отремонтировать. 

Хотя я думаю, что не «забыли доделать здание» и не «пытались сделать как лучше». Скорее всего, как принято у нас в стране, на этом доме культуры банально попилили бюджет и что-то налепили для отчетности. Что касается названия, то сейчас ДК носит имя Заволокина. А насчет его назначения, то выбор культурных программ и детских кружков там, насколько мне известно, невелик. 

Поэтому для меня не стоит вопрос актуальности этого ДК как места культурного притяжения в районе. Такое же отношение и к некоторым другим «реконструкциям» некогда красивых зданий. Например, ДК «Строитель» у Березовой рощи. Раньше там была чудесная мозаика, какие-то барельефы, а сейчас просто пошлый баннер, закрывающий весь фасад. Зачем делают такое убожество? Вопрос риторический.

Одно из главных преимуществ жизни в этой части района — близость Заельцовского парка, а вместе с ним дендропарка и зоопарка. Я передвигаюсь на машине, поэтому путь туда занимает обычно не более пяти минут. Нужно просто выехать на улицу Сухарную, и через пару минут ты на месте. 

Я согласен, что у Новосибирска нет своего четкого «лица» и идентичности. Но, возможно, как раз в том, что у него нет единого стиля, и заключается его «лицо»

В Заельцовском парке есть одна возвышенность, откуда открывается красивый вид на лес, реку. Мне нравится приехать туда на машине, остановиться, открыть окна и поработать, написав пару страниц новой пьесы. Или просто полюбоваться видом. Это место, как и любые леса, моря и горы, больше всего настраивают на нужный рабочий лад. Как раз такие локации, где можно почувствовать единение с природой, меня и вдохновляют.

Возвращаясь к Заельцовскому парку, он хорош не только своей природой и инфраструктурой, но и тем, что сюда можно поехать с ребенком и погулять в зоопарке. В общем, это место закрывает сразу несколько потребностей, которые возникают у моей семьи, и я очень рад, что оно находится недалеко от нашего дома.

Взгляд на район и город

«Фанера и кирпич». Я согласен с заезженной аксиомой, что у Новосибирска нет своего четкого «лица» и идентичности. Но я бы развил эту мысль дальше. Возможно, как раз в том, что у него нет единого стиля, и заключается его «лицо». Чтобы это показать, мне не нужно далеко идти за примерами, потому что на расстоянии 5 минут ходьбы от моего дома можно увидеть все грани города.

Если перейти дорогу по улице Владимировской и подойти к краю, за которым начинается овраг, то здесь открывается вид на так называемую «Нахаловку». Это частные дома, большая часть которых в разные времена возникла после самозахвата территории. Строили их тоже из чего ни попадя. Все это хорошо видно как раз с высоты: как неровно поделены участки, насколько причудливы формы домов и какое разнообразие материалов использовали при их возведении — от прочного кирпича до каких-то фанерных и шиферных остатков.

Пойдя в противоположную сторону от моего ЖК, можно встретить дома 1960-70-х годов, вокруг которых еще сохранились бараки тех же времен и другие деревянные постройки. Последние вызывают особенные чувства. Кажется невероятным, когда в 2020-м году недалеко от центра российского мегаполиса видишь погреба, гаражи и постройки неизвестного назначения из совсем другой эпохи.

Про бывший ДК Кирова, ныне Заволокина, и его сумасбродный ремонт я уже рассказал. А еще буквально по соседству от моего дома находятся какие-то уникальные здания. Как мне кажется, скорее всего, они из перестроечных времен: со сквозными арками, детскими рисунками на стенах и очень уютными дворами. Вокруг них уже идет застройка новыми ЖК и кирпичными зданиями по типу того, где я живу.

«Деревня» и «Чикаго». Итак, в радиусе километра от моего дома сосредоточено безумное архитектурное сочетание: «деревня» в устье реки, бараки 1960-х годов, убого отреставрированные конструктивистские постройки, здания времен перестройки и современные ЖК. 

Во всем этом и заключается эклектика нашего города — он настолько «разбросан» по временам, территориям и стилям, что в этих нестыковках и «разорванности», как мне кажется, и кроется его идентичность. Для одних, и их похоже большинство, она ужасна. Для других привычна, они не находят в этом ничего страшного. Я же отношусь к городу как исследователь. Мне как драматургу, режиссеру и актеру, интересно погрузиться в жизнь, которая нас окружает, попытаться осмыслить ее. 

Если пройти минут 15 от моего ЖК по улице Ельцовской в сторону улицы Нарымской, можно обнаружить одно интересное место. Кстати, в одном из местных домов я тоже раньше снимал квартиру, как раз перед тем, как переехать в «Дом на Песочной». 

Здесь вдоль многоэтажек есть широкий проход. Он выглядит, как набережная. Только с другой его стороны не море, а огромный котлован, где находятся складские помещения, тупик метрополитена и железнодорожные пути. Вдалеке открывается вид на город с его новыми жилыми комплексами и старым фондом. А на парапете, который отделяет котлован от домов появляется все больше цветных граффити. 

Все вместе это рождает во мне ассоциации с каким-то Чикаго или подобным крупным промышленным западным городом. Хочется сразу включить американский рэп. Поэтому место примечательно в контексте портрета города. Вот таким я его и вижу.

Во всей этой неоднозначности Новосибирска я, как творческий человек, черпаю определенное вдохновение. Я вижу настоящую жизнь, нахожусь в ее эпицентре, а не варюсь в котле бомонда или другой крайности — среде отчаянных маргиналов. Место, где я живу, чистое средоточие людей, которых в России принято считать средним классом. Именно о них я пишу в своих пьесах и рассказываю в спектаклях.

Творческие изыскания и планы на будущее

«Три в одном». Мой творческий путь после Театрального института долгое время был связан с «Первым театром». Это частный новосибирский театр, и я был одним из тех, кто его создавал. Сразу после выпуска из вуза к нашему курсу подошел режиссер Павел Валентинович Южаков и предложил создать что-то новое, независимое, креативное. В хорошем смысле этого слова мы клюнули на этот призыв. Так появился «Первый театр». Конечно, поначалу все делалось на коленках. Но постепенно мы наработали базу — материальную, зрительскую — и, в итоге, широко расправили плечи.

Через 6-7 лет костяк, образовавший «Первый театр», начал распадаться, потому что все стали искать себя в других, близких по духу, проектах. Но театр существует до сих пор, просто в другом составе. Я же, изначально привыкнув к творчеству без границ, решил заниматься своей театральной карьерой сольно. Эта потребность в свободе пошла мне только в плюс и раскрыла новые грани моих профессиональных изысканий. 

Я уже упомянул, какие чувства испытываю, когда оказываюсь в Заельцовском парке. Похожие эмоции в нашем городе я нахожу еще в Кольцово

Я давно чувствовал в себе желание не только играть на сцене, но и режиссировать действие. Потом понял, что мне интересно еще и придумывать. Так я стал не только актером, но и режиссером, и драматургом. И до сих пор не ставлю для себя никаких рамок. Я намеренно не возводил себя в ранг драматурга, не заявлял официально: «Я — писатель!». Потому что подобные клише, как мне кажется, накладывают на людей груз ответственности. А я просто что-то придумывал, писал, ставил и играл. Именно отсутствие статуса помогает мне творить без опаски.

Кстати, сейчас, во времена еще не до конца закончившейся изоляции, я все больше прихожу к мысли, что быть драматургом и писать, а точнее даже придумывать, фантазировать, мне интереснее всего остального. К тому же, это была единственная творческая отдушина в момент, когда все театры были закрыты. 

Причем мне нравится писать как для себя, ставя затем моноспектакли, так и пьесы для более масштабных постановок. Самое главное, чтобы все шло от меня, изнутри. Потому что писать на заказ не очень умею и люблю. А вот делиться готовыми сценариями и пьесами всегда готов: мне не нравится писать «в стол».

Я открыт к любым новым, смелым, экспериментальным задумкам и идеям, поэтому всегда легко «вписываюсь» в любые творческие авантюры. Так было и с «Первым театром», и с возникшей позже и успешно живущей поныне стеб-арт-студией «ХА! МЫ!», силами которой мы сделали постановку «Агенты праздников» в смелом жанре театрального капустника. И сам я тоже всегда пытаюсь делать что-то новое.

«Удаленность и тепло». Я уже упомянул, какие чувства испытываю, когда оказываюсь в Заельцовском парке. Похожие эмоции в нашем городе я нахожу еще в Кольцово. Там живет мама моей супруги, и мы часто бываем в этом пригороде. 

В Кольцово очень чисто, уютно. Здесь достигнута гармония между природой и необходимыми для комфортной жизни человека элементами — магазинами, кофейнями, спортивными сооружениями. Я буквально вижу, где в этом поселке можно находить дзен и отдыхать. Если оставить за скобками необходимость быть привязанным к работе, то помимо ЖК, где живу сейчас, я был бы не против поселиться в Кольцово. Идеальное место для работы «на удаленке».

Однако при этом я обожаю тепло и с трудом переношу холод. Поэтому Новосибирск я люблю, но только летом. Остальные три сезона вгоняют меня в тоску и температурой воздуха на улице, и тем, как город выглядит и в каком плачевном состоянии находится. В такие моменты, как наша нынешняя прогулка, я всерьез задумываюсь: «Почему бы на полгода не уезжать жить в Сочи или южные страны?». 

В будущем хочу продолжать писать, ставить спектакли и играть в них, то есть заниматься тем, что мне интересно. Надеюсь, буду все это делать независимо без необходимости отчитываться перед кем-то. Все вышесказанное в идеале лучше было бы воплощать в тепле. И еще хочу быть в движении — путешествовать, искать новые сюжеты, идеи и смыслы. Как мне кажется, это желание в мире постизоляции и глобального интернета вполне возможно реализовать. 

Комментарии

1
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Какой же Тёма красавчик!