«Боялся умереть в красноярской больнице»: студент из Гвинеи — о Сибири и сибиряках

Уроженец Западной Африки удивился высоким ценам, холодному климату и теплому приему от местных

Фото №1 - «Боялся умереть в красноярской больнице»: студент из Гвинеи — о Сибири и сибиряках

Чистая вода из крана, снег и высотки — все это стало удивительным открытием для Лансеи Байо. Молодой человек приехал в Красноярск из Конакри, чтобы стать врачом. До приезда иностранец почти ничего не знал о России — например, местный климат стал для него неприятным сюрпризом. В Сибири Байо почувствовал себя «белой вороной».

Переезд ради диплома

Мне 26 лет, я окончил медицинский университет в Гвинее. Еще до поступления мечтал работать в больнице. Гвинея — не самая богатая страна в Африке, и профессию врача там очень уважают. Мой отец также работал доктором: он говорил, что самое главное — это помогать людям.

Будущий лаборант живет в общежитии СФУ. Долгие вечера в России скрашивает игрой в PlayStation и разговорами с соседями
Будущий лаборант живет в общежитии СФУ. Долгие вечера в России скрашивает игрой в PlayStation и разговорами с соседями

Мой бывший директор в лаборатории сказал, что есть конкурс на обучение в России. И я приехал сюда год назад. Сначала изучал русский язык в Кемерове, а осенью поступил в СФУ на специальность «Микробиология и биотехнология». Сейчас учусь на первом курсе. 

Российское образование очень ценится у меня на родине. Если получить диплом, то дома будет легко найти работу

Начать жизнь заново

В Конакри (столица Гвинеи) я жил с самого рождения. По стране особо не путешествовал, разве что выезжал на побережье океана, на пляж. Моя жизнь была понятна: город, семья, друзья, учеба. А потом я переехал — и как будто попал в другой мир. Когда я ложусь спать, в моем родном городе еще день. Просыпаюсь — дома глубокая ночь. Я оторван от Конакри, и тут пришлось учиться всему заново. 

В мире есть четыре Гвинеи. И только одна из них богатая — Экваториальная. Лансеи родом из небогатой страны, где высотки — большая редкость
В мире есть четыре Гвинеи. И только одна из них богатая — Экваториальная. Лансеи родом из небогатой страны, где высотки — большая редкость

Где купить теплую куртку, например? Я даже не думал, что бывает такая одежда. Как общаться с русскими людьми? Они думают совсем по-другому. Тут, например, очень многие курят и пьют. А я не пью, не курю — в моей стране так не принято. Поэтому я не знаю, как общаться. Я спрашивал у преподавателя, почему девушки и парни так часто курят. Мне ответили, что, возможно, это следствие сложной жизни, стресса.

Снег — это холодный песок

Тут я впервые увидел снег. Он мне нравится, только очень холодный. Тут вообще холодно, поэтому зимой я стараюсь не гулять — боюсь заболеть. Но местная природа в остальном очень красивая. Можно сходить в лес у «Гремячей гривы», очень красивые деревья и воздух такой… Дышится хорошо. Природа вообще не похожа на то, что я видел в Гвинее. В Африке есть снег на юге, но в моей стране такое случалось, как рассказывают, только один раз. У нас вокруг песок и немного травы.

Зато здесь нет насекомых. Комары — это совсем другое. В Африке москиты, например, могут укусить, и вы попадете в больницу. А здесь — чешется только

Местная флора и фауна оказалась к Лансеи гораздо дружелюбнее, чем родная. А с этим аляскинским маламутом так и вовсе сразу случилась любовь
Местная флора и фауна оказалась к Лансеи гораздо дружелюбнее, чем родная. А с этим аляскинским маламутом так и вовсе сразу случилась любовь

Да и тут негде летать насекомым. У вас очень много высоких домов, люди из моей страны видели подобное разве что в Москве. В Конакри дома ниже, совсем другие. А в Красноярске — почти до неба! Может быть, советские власти считали, что нужно так строить. Мне очень понравилось здание в центре, гостиница Novotel. Исторические здания пока не успел рассмотреть хорошо. Но они странные, такие необычные и яркие.

Хмуроярск

Здесь очень много хмурых людей. Они идут по улице, прячут лицо в куртку или шарф. Я стараюсь не смотреть в глаза, потому что прохожие тебе точно не улыбнутся. Разве что подумают, что ты чего-то от них хочешь. Но везде есть люди веселые и грустные, злые и добрые, хорошие и плохие. Мне тоже иногда бывает и весело, и грустно, я понимаю это хорошо. Друзья сказали, что внутри человек здесь может быть веселым, но внешне не покажет этого. Почему в России все всегда такие? Это самый сложный вопрос, я на него пока не могу ответить.

Сложно сохранять улыбку, когда в лицо бьет хиус. Это слово, кстати, Лансеи пока не выучил, но его значение уже ощутил на себе: резкий холодный ветер с колючим снегом
Сложно сохранять улыбку, когда в лицо бьет хиус. Это слово, кстати, Лансеи пока не выучил, но его значение уже ощутил на себе: резкий холодный ветер с колючим снегом

Вот у меня среди друзей — только хорошие. На занятиях они всегда улыбаются мне, помогут сделать домашнее задание. Но не все хотят общаться с нами, студентами из Африки. Мой друг из Иркутска звонил и рассказывал, что с ним вообще никто не хочет говорить. И он не знает, что делать. Он один. В Красноярске больше студентов из Африки, поэтому мы всегда сможем помочь друг другу. А Иркутск еще меньше Красноярска, там не так много иностранных студентов.

Еще, бывает, так пристально на меня смотрят. Могут даже в кафе сесть ко мне за столик и спрашивать: «Не холодно тебе, брат?» Наверное, они так пытаются познакомиться со мной

Скучаю в России по картошке

Здесь я ем очень много риса, как и у себя дома. Он отличается, но все равно вкусный. А вот по нашему картофелю скучаю. В России он совсем другой. У нас мы готовим футу — блюдо из картошки. Она сладкая, такая вкусная. А здесь ее просто не найти. Моя подруга, которая живет в Москве, говорит, что и там не найти ничего такого. 

В Гвинее выращивают очень вкусный экспортный кофе. Но только здесь Лансеи понял истинную ценность напитка: он горячий и согревает зимой. Кроме кофе других зависимостей у иностранца нет
В Гвинее выращивают очень вкусный экспортный кофе. Но только здесь Лансеи понял истинную ценность напитка: он горячий и согревает зимой. Кроме кофе других зависимостей у иностранца нет

У нас недалеко от общежития есть магазин, но в нем все дороже. Поэтому я езжу в торговый комплекс на Свободном. Правда, получается только раз в неделю. В остальное время мешает учеба или холод на улице

Красноярск дорогой. До переезда сюда я жил в Кемерове, и там, например, хлеб стоил 16 ₽, а здесь — 26. К счастью, я выиграл стипендию, и государство помогает мне с деньгами. Поэтому все хорошо. 

Учеба и общежитие — между этими полюсами замкнут иностранный студент. Отчасти потому, что вокруг кампуса практически ничего и нет, а путь до центра неблизкий
Учеба и общежитие — между этими полюсами замкнут иностранный студент. Отчасти потому, что вокруг кампуса практически ничего и нет, а путь до центра неблизкий

Больница — от слова «боль»

В Красноярске я сильно заболел, у меня был аппендицит. И меня отвезли в больницу скорой помощи. Было очень страшно, когда я уже оказался в палате. Так много людей и так мало места. Но я не слишком боялся, ведь мой отец работает в гвинейской больнице. Просто было очень больно и одиноко. Я лежал там совсем один, ко мне приходили лишь несколько друзей. 

До операции в Красноярске Лансеи весил на десяток килограммов больше. Жизнь в Сибири его буквально «высушила»
До операции в Красноярске Лансеи весил на десяток килограммов больше. Жизнь в Сибири его буквально «высушила»

А потом о моей беде узнали и другие, с кем мы еще не были знакомы. Студенты из моего университета. Они услышали от наших общих знакомых о том, что я лежу в больнице, и пришли. Теперь мы дружим. Сейчас со мной все в порядке. Да, было страшно, но я все равно хочу работать в больнице, чтобы помогать другим.

Автобусы — это медленно

В Красноярске я стараюсь ездить на такси. Автобусы гораздо медленнее. В Конакри все ездят очень быстро, а тут как будто не спешат. К тому же, в автобусах бывает слишком много людей.

В Гвинее автобусы часто не имеют окон для лучшего проветривания. В Красноярске автобус без остекления просто не выпустят на линию — замерзнут не только иностранные студенты, но и коренные красноярцы
В Гвинее автобусы часто не имеют окон для лучшего проветривания. В Красноярске автобус без остекления просто не выпустят на линию — замерзнут не только иностранные студенты, но и коренные красноярцы

В субботу и воскресенье можно проехаться с комфортом, без давки. Но я все равно лучше выберу такси. Кстати, и общественный транспорт в Красноярске дороже, чем в Кемерове: там — 18 ₽, здесь — 26. Красноярск большой, и цены тут выше.

Хочу остаться в России

Я буду учиться еще три года. А потом нужно будет уехать обратно в Гвинею, чтобы получить новую стипендию и вернуться для продолжения учебы в аспирантуре. Как я уже говорил, российское образование очень ценится у меня дома. Но я бы и дальше хотел жить здесь, в Красноярске. Тут интересно, красиво, мне очень нравится Енисей, Столбы, ваша набережная. Воду пить можно прямо из-под крана, а у меня дома нужно покупать ее. 

Правда, работать не получится пока. Мой друг пытался устроиться, но ему сказали, что иностранца нельзя брать на работу. Невозможно зарабатывать деньги. Но я все равно хочу попытаться стать лаборантом в больнице, чтобы помогать людям.

Сложности с работой, суровый климат и трудности в общении с гражданами России — все это не пугает Лансеи Байо. Он хочет остаться и жить там, откуда некоторые красноярцы желают переехать
Сложности с работой, суровый климат и трудности в общении с гражданами России — все это не пугает Лансеи Байо. Он хочет остаться и жить там, откуда некоторые красноярцы желают переехать

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Он на последней фотке такой же довольный как и русские которые в Турцию в первый раз прилетели, так же песок на пляже подкидывают=)))