Дом из мусора за 15 млн: что произошло, кто виноват и как быть дальше?

Можно ли покупать коттеджи в «Березках» без риска получить груду строительных отходов под красивым фасадом?

Собственники коттеджа в поселке «Березка-Озерный» обнаружили, что их дом сделан из строительных отходов. Застройщик признал вину и предложил варианты компенсации, но конфликт так и не урегулировали: семья не согласилась на предложенные условия. Мы поговорили со всеми участниками конфликта, независимыми экспертами и бригадиром, который руководил отделочными работами в том же самом поселке, чтобы понять, как полуразрушенный дом вообще ввели в эксплуатацию.

Что случилось?

21 сентября в аккаунте жительницы «Березки-Озерный» Анны Ивановой появился пост с фотографиями о происшествии с ее домом. Девушка рассказала, что прошлой зимой начались проблемы: на втором этаже дома было холодно и гулял ветер.

По гарантийным обязательствам, застройщик «Зеленый дом» предоставил услуги тепловизора и предложил решить возникший вопрос с помощью дополнительного слоя герметика в тех местах, где будут обнаружены проблемы. Но послушав рекомендации соседей о бесполезности такого метода, семья Анны отказалась от этих предложений и договорилась с застройщиком снять верхний облицовочный кирпич и посмотреть на состояние утеплителя в несущих конструкциях.

«То, что мы увидели, когда сняли облицовку и утеплитель, повергло в шок всех», — делится с интернет-аудиторией Анна Иванова, подтверждая свои слова фотографиями. Кладка несущих стен действительно выполнена в обход всем существующим правилам и принципам возведения домов: без прямых углов, с перекосами, из битого облицовочного кирпича, кусков штукатурки и прочего строительного мусора.

Далее собственница сообщила, как отреагировал на ситуацию застройщик. По ее словам, генеральный директор компании «Зеленый дом» Екатерина Толкачева предложила решить вопрос следующим образом: «нанести слой штукатурки на несущие стены, и положить обратно утеплитель и облицовочный кирпич».

В итоге своего рассказа, Анна Иванова эмоционально высказывает предположения на счет дальнейшего развития ситуации. Она сетует на связи и масштаб застройщика, и отговаривает своих подписчиков покупать в поселке «Березки-Озерный» дома.

«Наши возможности и возможности коммерческой организации, бенефициары которой находятся в списке Forbes — заведомо не равны. И чтобы не допустить какого-либо вмешательства в работу судебных органов и работу независимых экспертов, огласка необходима»

Как отреагировал застройщик?

Пост Анны быстро стал популярным: он набрал больше 7 700 лайков и почти 1500 комментариев. Подавляющее большинство пользователей посочувствовали Анне и ее семье — комментаторы старались помочь советом или добрым словом. Но также людей интересовали подробности инцидента. Все ждали реакции застройщика.

23 сентября, через два дня после публикации поста Анны, в аккаунте «Березок» появился официальный ответ от лица руководства компании «Зеленый дом». В этом посте застройщик подтверждает информацию Анны Ивановой на счет возникшей проблемы с домом: «Признаемся, что увиденное поразило не только владельцев дома, но и нас: несущие стены были возведены с технологическими нарушениями, что, на наш взгляд, недопустимо». Застройщик полностью признал свою вину и заверил, что готов ответить за ошибки их подрядчиков.

Пострадавшей стороне предложили несколько вариантов решения проблемы: «Мы предлагаем не только устранить все дефекты, допущенные при строительстве дома, но и восстановить ландшафтный дизайн, ремонт, а также полностью компенсировать расходы Анны и ее семьи на время проживания во время ремонта. Либо выкупить его по рыночной цене».

Казалось бы, это мог быть тот редкий случай, когда все смотрят на ситуацию одинаково: потерпевшая сторона наглядно показала и доказала ряд грубейших ошибок в строительстве дома, а застройщик сразу признал, что вина за это лежит на нем. Тем не менее, ситуация, напротив, только ухудшилась — и началась уже вторая стадия конфликта. Суть ее сводится к невозможности договориться о сумме компенсации: семья не согласилась на предложенную застройщиком схему.

Что говорят независимые эксперты? Дом вообще подлежит восстановлению?

Супруг Анны Ивановой, арбитражный управляющий Иван Иванов, сообщил нам, что ситуация зашла в тупик сразу после признания застройщиком своей вины. По словам Иванова, предложенные «Зеленым домом» варианты решения проблемы не соответствовали требованиям и ожиданиям семьи.

И тогда семья обратилась в независимую экспертную организацию «Мэлвуд», которая провела визуальную и инструментальную оценку состояния дома. По ее результатам были сделаны следующие выводы: «Дальнейшая безопасная эксплуатация здания невозможна. Здание создает угрозу жизни и здоровью граждан из-за снижения несущей способности наружных несущих стен, возникшего вследствие наличия дефектов».

По словам Ивана, их последние переговоры с застройщиком закончились так: «Финальной фразой генерального директора было: „Идите в суд, это ваше право“. Мы даже до сих пор не услышали от застройщика официальных извинений».

«Дело в том, что не всем задействованным в строительстве сотрудникам хорошо платят — и это касается не только рабочих, но и руководителей бригад. Поэтому нередки ситуации, когда бригадир вступает в сговор с рядом лиц, отвечающих за поставки материала. Зачастую сам застройщик, особенно его руководящий персонал, даже не догадывается о таких делах»

Как тогда застройщик его восстановит?

Параллельно с независимой экспертизой собственников дома, застройщик привлек другую, также стороннюю экспертную организацию — «Упор». Экспертиза от компании «Упор» выявила, что техническое состояние наружных несущих и ограждающих кирпичных стен «не угрожает здоровью и жизни людей». По результатам проверки, здание находится в ограниченно-работоспособном техническом состоянии — это означает, что застройщик должен провести ремонтно-восстановительные мероприятия, прежде чем вернуть дом владельцам, но для дальнейшего проживания коттедж все же годится. В пресс-службе застройщика сообщили, что собственники дома запретили производить ремонт и утепление дома.

Генеральный директор «Зелёного дома» Екатерина Толкачева рассказала о своем видении всей ситуации: «13 сентября впервые была проведена встреча руководства компании „Зеленый дом“ с семьей Анны. На встрече они представились с помощью визиток — заместителя генерального директора банка (отец Анны), арбитражного управляющего (супруга Анны). Также на встрече присутствовала мать Анны. Нам озвучили цену в 40 млн рублей, к которой мы, несмотря на понимание сложившейся ситуации, не были готовы. В случае отказа от сделки нас предупредили, что владельцы дома обратятся в СМИ и прокуратуру для дальнейшей проверки на предмет мошенничества».

В руководстве «Зеленого дома» оценили стоимость ремонта. 17 сентября представители компании выехали на объект. 19 сентября инициировали переговоры о предварительной сумме выкупа после осмотра дома. Руководство компании «Зеленый дом» предложило 20 млн рублей или выше в случае подтверждения цены заключением независимых оценщиков — но строго по рынку.

«Семья Анны ответила отказом на данное предложение. Ее отец озвучил информацию о том, что они уже проводили потенциальные расчеты выплат в случае выигрыша в суде — получилось около 53 млн рублей. Руководство компании „Зеленый дом“ предлагает дождаться серии заключений от экспертных организаций и продолжить переговоры», — резюмирует Екатерина Толкачева.

«Данный виток конфликта я рассматриваю уже с точки зрения обычного потребительского экстремизма, с которыми, по статистике, сталкиваются 70% всех надёжных застройщиков страны. Но чисто по-человечески семью жалко» — говорит Сергей Николаев, аналитик рынка недвижимости в Новосибирске.

Как это вообще произошло? Кто виноват в случившемся?

О том, почему со стороны подрядной организации, которая строила этот дом, были допущены такие серьезные нарушения в строительстве, и как «Зеленый дом» мог принять эту работу, нам рассказал человек, чья бригада участвовала в отделочных работах других домов в «Березках-Озерный». Он захотел остаться неназванным.

«Я работаю в сфере строительства больше 12 лет, и за это время бывало всякое. То, что мы увидели на фотографиях в посте — случай вопиющий, но далеко не единичный. Почти с полной уверенностью могу предположить, почему такая ситуация вообще могла возникнуть. Дело в том, что не всем задействованным в строительстве сотрудникам хорошо платят — и это касается не только рабочих, но и руководителей бригад. Поэтому нередки ситуации, когда бригадир вступает в сговор с рядом лиц, отвечающих за поставки материала, а иногда — даже с представителями застройщика.

Они работают по нехитрой схеме. В процессе любой крупной стройки всегда есть, так называемые, «битые остатки» — это куски кирпичей и прочих строительных отходов. По нормативам, разумеется, стройматериалов всегда достаточно, но некоторые недобросовестные бригадиры экономят и списывают норматив на целый дом, а строят из мусора.

Не берусь говорить, как было конкретно в этом случае. Тем более, что в отделочных работах тех домов поселка «Березки-Озерный» принимала участие моя бригада — и у нас с несущими конструкциями стен все было в полном порядке. К слову, зачастую сам застройщик, особенно его руководящий персонал, даже не догадывается о таких делах. Это происходят за их спинами.

Остается только один вопрос: как контролирующий орган, который выступает от лица застройщика, принял подобную работу? Это происходит из-за халатности или снова из-за банальной жажды наживы? Те подрядные организации, которые выступают от лица застройщика при приеме дома, или конкретные сотрудники в штате компании, отвечающие за сдачу строительных работ, могут недобросовестно выполнять свою работу. Это происходит, когда штат этих работников маленький, или когда количество объектов с надлежащим качеством уже много. Тогда лица, отвечающие за надзор начинают смотреть на принимаемую работу «сквозь пальцы». Либо они тоже могут быть заинтересованы в легком заработке».

Как будет развиваться ситуация?

Иван Иванов с супругой Анной считают, что необходима именно публичная огласка: «Во-первых, наши возможности и возможности коммерческой организации, бенефициары которой находятся в списке Forbes — заведомо не равны. И чтобы не допустить какого-либо вмешательства в работу судебных органов и работу независимых экспертов, огласка необходима. Во-вторых, зная политику Толкачевой, даже если наша ситуация решится расторжением договоров купли-продажи, они продадут этот дом кому-нибудь другому. На наш взгляд, это верх цинизма — продать опасный дом людям снова. Чтобы этого не случилось, все должны знать об имеющейся проблеме, об этом доме».

Алгоритм действий в данной ситуации, по мнению Иванова, должен быть следующим: переговоры, огласка в СМИ, иск в суд и заявление в правоохранительные органы. А за помощью следует обращаться к квалифицированным юристам, имеющим опыт судебных споров в области строительства и защиты прав потребителей.

Мнение застройщика на вопрос публичности и гласности возникшей проблемы на данном этапе кардинально противоположное словам Иванова. «После инициированных семьей Анны публикаций в социальных сетях и СМИ, нежелании вести прямую коммуникацию с нашей компанией, требования суммы в 2 раза превышающую, по нашей оценке, стоимость выкупа, предоставления заключения экспертной организации программе „Вести“, а не напрямую „Зелёному дому“, отсутствия иска в суд — мы оцениваем этот случай как возможность для семьи Ивановых заработать на допущенной нами ошибке. Мы признаем свою вину и готовы понести ответственность. Мы всегда готовы идти на встречу нашим клиентам, и с самого начала занимали открытую и конструктивную позицию», — подытожила развитие ситуации на данный момент Екатерина Толкачева.

В пресс-службе «Зеленого дома» нам рассказали, что в данный момент компания проводит внутреннее расследование инцидента. Главный инженер и инженер технического надзора, ответственные за приемку работ по данному дому, давно уволены. В компании сообщили, что семья согласна только на выкуп дома. В свою очередь, застройщик выразил готовность купить дом по рыночной стоимости согласно оценке и выплатить моральный ущерб. Пока непонятно, насколько велики будут эти выплаты.

«Даже если экспертиза убедит потребителя, что домом можно пользоваться, то как компенсировать то эмоциональное потрясение, которое испытал владелец?»

Как отреагировал рынок? Застройщика осуждают?

Эксперт в области недвижимости Сергей Николаев считает, что рассматривать этот вопрос можно с двух точек зрения. Если брать за основу повод, а именно выявления грубейших нарушений в технологии строительства, то двух мнений на этот счет быть не может: однозначно виновата подрядная организация, а по итогу — и сам застройщик. «В этом смысле я, безусловно, по-человечески сочувствую семье. И считаю, что застройщик обязан им компенсировать все причиненные неудобства» — говорит Николаев.

Но ситуация, по мнению Николаева, уже приобрела совершенно другой окрас. И в этой связи он склонен быть на стороне застройщика: «Если апеллировать сухой статистикой, то строительная компания «Зелёный дом» ввела в эксплуатацию около 160 тысяч квадратных метров жилья — это две тысячи квартир, из которых продано полторы тысячи. У компании были проблемы с качеством на стадии становления — в частности, в поселке, о котором идет речь, несколько десятков собственников обращались за заменой лицевого кирпича по гарантии. Кроме этих случаев и последней ситуации, текущих претензий к застройщику больше нет. На сегодня компания заслуженно имеет максимальный рейтинг надежности, а сама Толкачёва даже выдвигалась кандидатом в номинации «Лучший строитель года» от издания «Деловой квартал».

Поэтому данный виток конфликта я рассматриваю уже с точки зрения обычного потребительского экстремизма, с которыми, по статистике, сталкиваются 70% всех надёжных застройщиков страны. «Зеленый дом» признал вину и предложил несколько вариантов решения проблемы. Кроме того, застройщик сразу провел экспертизу состояния дома, что является его прямой обязанностью. Покупатели дома были готовы уступить объект за сумму в два раза превышающую рыночную оценку.

В этом весь конфликт, всё остальное подгоняется под эти вводные. В конце концов, есть саморегулируемая организация, куда входит застройщик; есть государственная экспертиза. Поэтому если стороны не договорятся о цене, было бы неплохо вывести конфликт на уровень СРО и обозначить фамилии и должности всех участников. А то сейчас складывается впечатление, что наглые богачи нарушают права простых пенсионеров».

Эксперт в области недвижимости Александр Астахов следующим образом прокомментировал конфликт в поселке «Березки-Озерный»: «Когда потребитель приобретал дом (или часть дома) у застройщика, а не на «вторичке» или у «дикой бригады», он предполагал, что объект будет построен по нормативам и с соблюдением технологий. В дальнейшем покупатель также вложил существенные суммы в отделку и обустройство. Разумеется, обнаружив такое качество кладки собственник испытал сильные эмоции. Если бы сама кладка была выполнена удовлетворительно, а проблема была только в замене утеплителя и восстановлении облицовки фасада, то претензию бы удовлетворили быстро. Так что даже если экспертиза убедит потребителя, что домом можно пользоваться, то как компенсировать то эмоциональное потрясение, которое испытал владелец?

Если застройщик и собственник в разумные сроки придут к устраивающему обе стороны решению, то менее чем через год-полтора эта история перестанет негативно влиять на продажи застройщика. Потребительская память на рынке недвижимости не очень крепка и продолжительна, а новые потребители и знать не будут о том, что такие ситуации возможны».

Эксперт в области стротельного контроля, директор ООО «СибКапСтрой» Сергей Басараб, видит в этой ситуации печальный пример для всех застройщиков и назидание конкретно «Зеленому дому» на будущее: «Нарушения технологии работ, применение некачественных материалов, выполнение работ не по проекту — являются распространенными нарушениями при строительстве. Избежать нарушений помог бы строительный контроль. Специалисты должны пристально следить за каждым этапом и проверять материалы. При технологии строительства с использованием облицовочного кирпича важно постоянно контролировать процесс: внутренняя и наружная части стены возводятся параллельно, брак очень легко скрыть за красивой картинкой. Важнейшая задача застройщика — контроль процесса на протяжении всего строительства».

С последним мнением полностью согласна и генеральный директор «Зеленого дома» Екатерина Толкачева: «С момента сдачи этого дома штат специалистов технического надзора, осуществляющих контроль за работами подрядчиков, увеличился в четыре раза. Конкретно после этого случая мы ввели фотофиксацию скрытых работ по каждому объекту. Также мы остановили штукатурные работы в построенных объектах, чтобы все желающие могли оценить качество кирпичной кладки домов».

Комментарии

31
  • Топ
  • Все комментарии
  • Совершенно согласна с мнением С. Николаева, второй этап конфликта - обычный потребительский экстремизм.
  • Круто! Это мой любимый автор на Н1, все статьи толковые у Антона, но тут он превзошёл себя))
  • Детектив! Берем попкорн, ждем вторую серию
  • Ну вот чесное слово, на фото я убей бог не вижу практически никакого криминала. Заштукатурить, утеплить и жить. Люди просто решили раздуть проблему и заработать денег, а народ, не включив мозги с ними соглашается. Господи, как достала эта некомпетентность....
  • Застройщика однозначно наказать рублем. Я бы на месте директора эти деньги заставил бы отрабатывать всех причастных к этому беспределу.