«Дом-сыр»: шеф-повар нашёл в Перми уголок Парижа

Квартира на первой береговой линии с французским шиком в интерьере

Владимир Петров — пермяк, который считает Париж вторым домом, шеф-повар и почитатель французской кухни. Три года назад он приобрёл квартиру в так называемом «Доме-сыре», который находится на улице Горького, 5. Сыром его прозвали за необычную форму: с одной стороны кирпичная восьмиэтажка закруглена и выглядит, словно отрезанный ломоть. Мы встретились с Владимиром и узнали, как ему живётся в одном из самых необычных домов Перми.

Дом на Горького, 5 стал знаменитым пермским долгостроем. Его начали возводить ещё в 1999 году, но из-за смены подрядчика и нехватки финансов стройка затянулась на 15 лет. Лишь в 2014 сюда заселились артисты Пермского театра оперы и балета. Оставшиеся квартиры быстро раскупили. На восьми этажах расположено 66 квартир. Помимо прочего, жильцы ценят этот дом за близость к реке и вид на набережную.

Виктор Щипалкин, архитектор, автор проекта

Дом я проектировал в 1998 году, тогда ещё не было отработанных техник, поэтому мы с коллегами многие решения осуществили первыми.

Участок, на котором сейчас стоит дом, оказался проблемным. Он расположен в окружении других зданий, и присутствуют серьёзные перепады рельефа — аж 7,5 метра. Так в восьмиэтажке появилось два подвальных этажа и цоколь. При этом нижний подвальный этаж практически весь выше уровня земли. Сделали пристроенную автостоянку на 37 машино-мест, выезд, а также заезд для пожарных машин. В этом доме мы первыми в Перми запроектировали квартиры-студии, в которых сейчас живут артисты театра. Так появилось два подъезда с различным назначением: общежитие для артистов и квартиры на продажу.

Мягкая форма дома как бы повторяет движение солнца — так свет попадает во все квартиры. С верхних этажей открывается чудесный вид на Каму.

Думаю, получился дом в стиле русского конструктивизма начала века, основанного на греческой классике. В нём чётко прослеживаются присущие ему элементы: стоечно-балочная система, повторение простенков, карниз, отделяющий цокольный этаж от первого. Узкие сдвоенные окна отражают мотивы купеческой Перми.

Владимир Петров, хозяин квартиры

Этот дом я искал вместе с профессионалами полгода. Когда увидел его, понял: если жить в Перми, то только здесь! Здание стройное, строгое, чувствуется сдержанный шик. Конечно, город богат разнообразными постройками: развалюхами, пошлыми, скучными, «прилизанными», вычурными, «сладкими», типовыми. Я повидал их много. Только этот воплощает французскую элегантность и высокий стиль. «Дом-сыр» — это настоящий Париж, а Париж — мой второй дом. Поэтому я был счастлив, когда внезапно нашёл его в родной Перми.

Один из гигантских плюсов здания — месторасположение. Находится оно на первой береговой линии Камы, поэтому здесь чудесный климат. Я каждый день вдыхаю свежий воздух. Атмосфера потрясающая. Уверен, что все, кто живут тут, ощущают положительное влияние на своё здоровье. Знаете, в Каннах дома, которые расположены на первой береговой линии, стоят баснословных денег — 20 тысяч евро за квадратный метр. На второй линии — уже 15 тысяч. Во Франции практически нереально приобрести квартиру в подобном доме.

Я редко покидаю свой район — здесь есть всё, что нужно: магазины, кафе и, конечно, прекрасная набережная.

Давайте оглянемся вокруг. Можно сказать, что дома, которые построили неподалёку, красивые, буржуазные, но климат там уже не тот. Другие здания напоминают «ашелемы» — социальное французское жильё, в котором чаще всего обитают иммигранты. Это совершенно другой уровень жизни.

Считаю дом, в котором живу, истинной находкой. Поэтому немного жаль, что я его скоро покину.

Как уехал из Перми и почему вернулся

Вырос я в Перми, окончил местный кулинарный техникум. Всю жизнь любил готовить. Но того, что предлагал родной город, мне было недостаточно. Я тяготел к высокой французской кухне, выискивал необычные рецепты, в юности «заболел» дендизмом после прочтения «Евгения Онегина», всегда стремился к французской эстетике.

С помощью друзей я уехал во Францию, где прожил 15 лет. Какое-то время занимался кухней в парижском Диснейленде. После работы обычно ехал в другой ресторан, где бесплатно мыл посуду. За это местный шеф делился со мной секретами французской классической кухни. Обычно повара, особенно высокого класса, держат в секрете рецепты, поэтому приходилось исхитряться, выискивать разные способы, чтобы постоянно учиться. Вообще, кулинарное образование в Париже стоит около 20 тысяч евро. Поэтому нужно было как-то крутиться.

В Пермь меня пригласили запустить ресторан «Живаго». Мне очень хотелось передать землякам свои знания, научить людей правильно и вкусно есть, поэтому согласился и вернулся сюда.

После успешного старта «Живаго» я уехал в Москву, где мне посчастливилось работать с суперзвездой кулинарного мира Жеромомо Кустийасом. В столице открыл ресторан, куда часто захаживали Чубайс и Гайдар. После работал в Питере. Затем вернулся в Пермь, чтобы вновь помочь с «Живаго», поэтому и купил здесь квартиру. Но, к сожалению, ресторан закрыли из-за крупных долгов.

Я прожил в Перми последние три года и ничуть не жалею об этом. Восхищён архитектором, который спроектировал мой дом — так грамотно он вписан. Как только почувствовал здешний воздух, сразу влюбился в это место.

Смешение стилей в интерьере

Давайте прогуляемся по моей квартире. В ней я тоже постарался воспроизвести французский стиль. При этом у меня много «китайщины», например, ширма в азиатском стиле, в интерьере превалируют золотистые цвета. Это так называемый «шинуазри» — французский взгляд на Китай. Вы видите, что мебель выполнена в духе барокко. Она обита декоративной тканью, спинки у стульев высокие, ножки слегка искривлены. Всё это свойственно Парижу XVII века. В квартире есть и предметы современного искусства. Вот, например, картина, выполненная в особой точечной технике паунтализм. Смешение стилей — это и есть французский шик! У себя дома я чувствую себя, словно во Франции… Даже на улицу выходить иногда не хочется.

Ещё меня радуют трёхметровые потолки, дубовый пол, акустика, которую создают толстые стены из экологического материала. Каждый сантиметр из 75 квадратных метров площади использован с умом. Особая зона для меня — это, конечно, кухня. Место, где я творю. И, конечно, просто обожаю лоджию, где можно по утрам неспешно пить кофе и любоваться видом на Пермь.

Сейчас я намерен продать квартиру, хотя и люблю её. Меня ждёт новая работа на юге Франции. Понимаю, что там таких жилищных условий у меня не будет. Радует, что успел поделиться знаниями с коллегами. Оставляю пермякам своё родное, прекрасное жильё в парижском стиле.

Фото: Тимофей Калмаков

Комментарии

0
под именем