«Голая земля под ногами»: каким был Екатеринбург на дореволюционных снимках

Прогулка по центральным улицам с заведующей фотографического музея «Дом Метенкова»

Коллаж Дарьи Яковленко

Музей фотографии, названный именем известного фотолетописца Вениамина Метенкова, находится в самом центре Екатеринбурга: на пересечение улиц Карла Либкнекхта и Первомайской. На работу туда из дома на Уралмаше ежедневно приезжает руководительница музея Анастасия Мартынова. На прогулке с журналистом N1 она рассказала, почему всегда добирается до музея разными путями, показала места в центре с секретными концертами и объяснила, как изменилось отношение жителей к рекламным баннерам, которых в городе было много уже в царской России.

Уралмаш, который внезапно стал криминальным

Всю свою жизнь я живу на Уралмаше: там у меня была хорошая школа, дополнительные занятия музыкой и изобразительным искусством, творческие друзья. А о том, что это, вообще-то,  криминальное место ― я узнала только на третьем курсе факультета искусствоведения УрФУ. Нам нужно было сделать доклад о месте рождения и в процессе  подготовки я осознала, что у моего района есть стойкий преступный флер. 

При этом криминальные истории на Уралмаше случались и с моей семьей: мама стала свидетельницей перестрелки в кафе. Она была в этот момент внутри и убегала через черный выход. На этих рассказах я почему-то особенно не акцентировалась и не связывала их с районом. Это, конечно, объясняется и моей приветливой средой, и детством, в котором все выглядело добрее. К тому же в школу я пошла в нулевые, а тогда на улицах стало безопаснее.

Фото
Polina Rashkovskaia

Сам путь я всегда стараюсь выбирать новый: чередовать трамваи с троллейбусами, такси с метро, а иногда, как в студенчестве, просто ходить пешком

В школьные годы я так редко выезжала с Уралмаша, что даже использовала для этого выражение «поехать в город». А вот начиная со студенчества, ―  такие поездки стали рутинным делом. Сначала на пары, потом на работу в музей Б.У. Кашкина, а сейчас в Фотографический музей «Дом Метенкова». За десять лет точки старта и финиша в моем маршруте практически не изменились: Уралмаш ― центр. А вот сам путь я всегда стараюсь выбирать новый: чередовать трамваи с троллейбусами, такси с метро, а иногда, как в студенчестве, просто ходить пешком.

Улица Карла Либкнехта, отснятая в 3D больше ста лет назад 

Когда передвигаешься разными маршрутами, тщательнее рассматриваешь пейзажи. Например, по дороге на Уралмаш через Карла Либкнехта открывается обзор на Вознесенскую горку, которого нет вблизи. Тут же мы видим три советских дома 1973 года, стоящих на пересечение Свердлова с Шевченко. Они, кстати, изображались на открытках времен СССР и до сих пор отражают тот быт. 

На месте сегодняшней улицы Карла Либкнехта одну из своих фотографий сделал и Вениамин Метенков. Дореволюционный фотограф запечатлел усадьбу Харитоновых-Расторгуевых для просмотра в стереоскопе. Это специальный оптический прибор, который делает изображение трехмерным. Для этого Метенков снял два кадра с небольшой разницей в расстоянии. И получился спокойный статичный снимок без дополнительного включения людей. По нему видно, что архитектурный ансамбль практически не изменился за многие годы. Зато, судя по другим архивным съемкам, поменялось пространство вокруг него.

Фото
из архива Свердловской области

Мы знаем, что рядом с усадьбой, в нескольких метрах от стены, в советское время ходили троллейбусы. Есть даже советский фильм под названием «Какая у вас улыбка» 1974 года и там в некоторых сценах рядом с постройкой видны рельсы, которые сейчас сложно здесь представить. 

Инструментальный концерт с местами на поребрике  

За десять лет учебы и работы в центре я поняла, что городские секреты могут храниться даже в самых массовых местах. Например, между училищем имени Чайковского и бизнес-центром «Консул» можно устраивать себе музыкальные концерты. Во время моего обеда там почти всегда репетируют студенты и под окнами это прекрасно слышно. В этом же переулке необычный вид открывается и на здание типографии Уральский рабочий, а на стене виднеется работа уличного художника Красил Макар ― так что можно прийти сюда с едой, сидеть на поребрике и отвлекаться от работы.

Сделать то же самое можно и на Толмачева: до карантина я обедала здесь в кофейне «Папа Карло» на пересечении с Ленина. Несмотря на близость к главному городскому проспекту, в этом месте всегда немноголюдно, а еще интересная точка для обзора  здания бывшего кинотеатра «Салют»: хорошо видно стену с рельефами и плавными переходами.  

Сам центр города, кстати, мне кажется сейчас смещается в сторону улицы Малышева: там становится все больше людей. За счет благоустройства набережной активность горожан растет и вверх и вниз по проспекту Ленина. Часть заведений углубляются и в соседние улицы: например, бары «Мелодия» или «Есть опыт пить» открыли для горожан Первомайскую, а Ельцин центр ― вдохнул жизнь на ранее забытую сторону набережной. 

Первая в Екатеринбурга самореклама с помощью храма 

А вот Плотинка ― как раз то место, которое центром притяжения считается уже долгие столетия. Здесь фотографировал и сам Вениамин Метенков. Например, один его кадр сделан с верхушки Екатерининского собора (здание снесли в 1930 г., — Ред.). Сложно сказать, как у него появилась такая идея, но известно, что он был одним из первых русских фотографов, снимающих с верхней точки. Причем любопытно не только то, как ему разрешили забраться наверх, но и как ему вообще удалось это сделать. Фотоаппараты того времени очень тяжелые, а еще нужна была долгая фиксация в неподвижном положении. При этом качество и резкость печати ― получились поразительными и сравнимы со снимками сегодняшних дней.

Фотография Метенкова с высоты Екатерининского собора
Фото
из архива Свердловской области

Сложно сказать, как у него появилась такая идея, но известно, что он был одним из первых русских фотографов, снимающих с верхней точки

Помимо видов Екатеринбурга, он снимал и бытовые сцены, делал портретную съемку для всех желающих. К нему можно было прийти и снять портрет в фотоателье, в котором он экспериментировал со светом и менял фон, чтобы разнообразить образы. А кроме того был автором разных рекламных ходов: на панораме Екатеринбурга 1896 года виднеется усадьба, в которой Метенков жил до того, как перебрался в нынешнее здание фотографического музея. На ней была вывеска с его именем и получилось, что оно распространилось по всей Европе, благодаря публикации на разных почтовых открытках. 

Смена ценностей и парковка на месте музея 

Рекламные вывески уральский фотограф использовал и на доме, в который потом переехал ― на нынешнем музее, ― что прекрасно видно на одной из фотографий. На мой взгляд обилие объявлений объяснялось реалиями, в которых были сделаны снимки. Когда у тебя не асфальт, а голая земля под ногами, повсюду деревянная постройка, нет освещения и высотных горизонтов, может появиться желание все разукрасить.

Фото
из архива Свердловской области

Сегодня об исторических постройках заботятся больше. В советское время часть дома Метенкова снесли ― ту, в которой было витражное окно для съемки студийных портретов

В советское время с приходом электричества рекламы стало меньше. Потом она начала меняться: появились цветные вывески, неоновые подсветки. К нулевым из-за технического разнообразия ее вновь стало очень много. Сегодня же мы начинаем понимать, что украшать город нужно по-другому. Появились ограничения на использование баннеров: например, нам нельзя ничего вывешивать на балконе музея, так как это портит облик здания. Надеюсь, что со временем рекламные вывески станут скорее нюансами, а диктовать правила будет архитектура.

Фото
Polina Rashkovskaia

Когда просматриваешь такое количество архивных кадров появляется представление о городе в разные периоды истории

Сегодня об исторических постройках заботятся больше. В советское время часть дома Метенкова снесли ― ту, в которой было витражное окно для съемки студийных портретов. Потом, в 1993 году хотели снести и остальное здание, чтобы построить на его месте парковку. К счастью, в этот момент начался долгий процесс создания музея. Главным инициатором был краевед Евгений Бирюков, исследователь деятельности Метенкова, который и по сей день работает с нами. Тогда он активно сотрудничал и с краеведами, и с фото-сообществом ― и в итоге настоял на создании отдельного музея уральской фотографий. В 1998 году, 10 августа, мы официально открылись, так что недавно у нас был двадцать второй день рождения. 

Восстановление истории и возвращение на Уралмаш 

Сегодня в музее мы продолжаем начатую Бирюковым традицию: работаем с архивными материалами и углубляемся в историю. Например, на нынешней выставке «Зеркало, шапка, цветок и стакан» изображаем советскую повседневность через снимки 1960–1980-х годов. В экспозиции есть около пятидесяти работ свердловских фотографов, которые мы выбрали из тысячи снимков. 

Когда просматриваешь такое количество архивных кадров появляется представление о городе в разные периоды истории. Какие-то популярные места очень хорошо восстанавливаются: много кадров есть с проспекта Ленина ― вплоть до самого УПИ (главный корпус УрФУ., — Ред.), поэтому можно увидеть, как менялась аллея. Понятно, что раньше озеленение в ней было более плотным и разнообразным.

Но фотографии не только фиксируют изменения, они возвращают в старый Свердловск ― вызывают ностальгию. Похожие чувства у меня бывают на Уралмаше. Я, конечно, думала о переезде в центр ― тогда стала бы более мобильной: на дорогу все равно, как правило, уходит час. Но во-первых, при сравнении с Петербургом и Москвой ― это не так уж и много. А во-вторых, за это время я успеваю послушать музыку, почитать книгу, посмотреть по сторонам и подумать. Так что даже в пути есть свои плюсы. Но самое главное ― при переезде мне бы пришлось отказаться от   любимых мест на Уралмаше, которых точно не меньше, чем в центре. Кроме криминального прошлого, у района есть  мощный исторический пласт и большое архитектурное наследие.

Комментарии

2
под именем
  • Все комментарии
  • ...Как все убого...УЖАС!!!!!!!!!!