Фото №1 - «Иногда мне кажется, что город никому не нужен»
Коллаж Валерии Силантьевой

В центре Екатеринбурга есть несколько жилых районов, которые считаются тихими. Один из них — территория за станцией метро «Динамо». Современное элитное жилье — ЖК «Макаровский квартал» — соседствует здесь со сталинками и постройками 1990-х годов. Фотограф Алексей Пономарчук живет в этом районе уже два года и считает его лучшим в Екатеринбурге. Он рассказал, почему ему нравится жизнь у «Динамо», что его бесит в метро, где можно столкнуться с проблемами и где лучше гулять на районе (и это не набережная).

От двухэтажного барака на Уралмаше до элитного дома у «Динамо»

Когда мне исполнилось 18 лет, я переехал от родителей на Уралмаш: снимал комнату с друзьями возле Белой башни. Район казался мне тогда автономным от центральной части города. Я ездил в центр, потому что вся культурная жизнь проходила именно там. Хоть Уралмаш и был красивым, особенно его сталинская часть с отголосками утопического прошлого, развлечений в нем не всегда хватало. Поскольку это был мой первый самостоятельный опыт жизни, то я почти не замечал недостатков. Я жил в двухэтажном деревянном домике, который строили пленные немцы. Он был максимально теплым, а потолки достигали 4,5 метра.

В конце 2011-го года я вместе с друзьями переехал на Красноармейскую-Декабристов, к парку Павлика Морозова — его тогда как раз отремонтировали. Этот район понравился мне больше — из-за расположения, более того, я работал неподалеку, в офисе «Атриум Палас отеля». Когда переехал, почти перестал пользоваться общественным транспортом. По сравнению с жильем на Уралмаше я стал ближе к эпицентру культурной жизни Екатеринбурга. Однако в районе хватало маргинальности: по соседству располагалась общага, где жили малообеспеченные пенсионеры, которые носили оборванную одежду, и наркоманы, которые постоянно там тусовались, — я их идентифицировал по неадекватному поведению.

Два года назад я решил, что нужно съезжаться с девушкой. Мы нашли квартиру в прекрасном районе возле метро «Динамо», в переулке Красном, 5/1, рядом с ее родителями. Я много лет тусовался у подруги в соседнем корпусе и даже не думал, что когда-нибудь буду жить рядом. Мне всегда нравилась эта локация из-за удобного центрального расположения и спокойной обстановки.

Нашему дому всего 13 лет. Он считается элитным, но, по сути, это дорогая панелька, как и большинство новостроек Екатеринбурга: мы часто слышим, как соседи занимаются сексом. Летом в доме не бывает горячей воды: отопление и горячая вода соединены в одну систему, поэтому когда вырубают первое, пропадает и вторая. Во всех квартирах стоят бойлеры, но многие из них слишком старые, и жильцам приходится их менять. В доме живут очень разные люди — от полицейских и эмчеэсовцев до зуммеров и пенсионеров. На внутренней парковке виден максимально разношерстный автопарк — от новых Lexus до разбитых ВАЗ-2101. В моем доме можно снять двушку за 25-27 000 рублей. Нам удалось договориться за меньшую сумму из-за пандемии.

«Район близок к главным городским локациям»

В районе метро «Динамо» можно встретить разную застройку. Старый жилой фонд очень востребован, и ценник на него довольно высокий — квартиру в сталинке не купить меньше, чем за 3,8 миллиона. Хотя многие такие квартиры в целом выглядят плохо, но если провести ремонт и сделать светлый интерьер, то получится полноценная берлинская квартира. В Германии живет много моих друзей, и они рассказывают, что там есть правило: когда заезжаешь в квартиру старого жилфонда, то она полностью белая и с идеальными стенами, а когда приходит время сдать ее обратно хозяевам, она должна быть в первоначальном состоянии. Большинство квартир на вторичном рынке Берлина оборудованы старыми, но качественными деревянным паркетом и раздвижными дверьми, хотя квартира не новая — за ней просто следили.

В идеале я бы хотел жить в сталинке — из-за малоэтажности: чем меньше жильцов, тем больше люди уделяют внимания окружающему пространству. Возле «Динамо» есть безумно красивые сталински: к примеру, на Мельковской, 2Б или на Василия Еремина, 6. Мне нравится гулять по старым дворикам этих дворов: тут безопасно, по ночам уютно. В советских дворах развит ЖКХ-арт, за которым очень забавно наблюдать: здесь и милые клумбы, построенные из покрышек, и прочие малые архитектурные формы из подручных средств. ЖКХ-арт — это, конечно, треш, но он может быть уместен, когда его мало. Плохо, если ЖКХ-арта много, тогда это уже перебор. Такие истории возникают, когда людям не хватает качественного благоустройства, и они начинают преображать территорию, исходя из своего культурного опыта.

Район «Динамо» функционирует как центральный спальник, в нем тихо, он близок к главным городским локациям. Если смотреть на него издалека, то выделяется элитный дом на Николая Никонова, 21. Я часто на него смотрю и почти никогда не вижу, чтобы на верхних этажах горел свет: кто там живет — непонятно. Это здание выглядит лучше, чем многие современные новостройки. Недавно возле моста на Челюскинцев УГМК построила ЖК «Макаровский квартал», и вот это — пример отвратительной архитектуры. Кроме того, на доме постоянно глючит подсветка, и по ночам он ярко сияет. Это очень раздражает, потому что панорамные окна нашего балкона выходят как раз на «Макаровский».   

Унизительный обыск в метро и близость города к природным заповедникам  

Я крайне редко езжу на транспорте, поскольку в основном передвигаюсь пешком — до центра рукой подать. До «Гринвича» добираюсь за 20 минут медленным шагом, зимой срезаю путь по реке — получается еще быстрее. Такси пользуюсь нечасто, только когда опаздываю. Заказать машину до «Гринвича» можно за 80 рублей, но во время повышенного спроса ценник вырастает в два-три раза. Чтобы сесть на троллейбус, нужно идти на Свердлова, поэтому самый удобный общественный транспорт — это метро.

Раньше на волне юношеского максимализма я считал, что Екатеринбург — это скучный город, и хотел поскорее отсюда свалить

Метрополитен в Екатеринбурге мне нравится, исключая унизительный обыск перед входом в подземку. Бесит, когда охранники так и норовят залезть именно в мою маленькую сумку с ключами и кошельком, а на других людей с огромными рюкзаками даже не смотрят. Несмотря на это, метро — это огромный бонус для жителей и качества их жизни. Если в Екатеринбурге появится хотя бы одна новая ветка, то город станет быстрее развиваться. Однако в споре между метро и пешей прогулкой я зачастую выбираю второе.

Фото №16 - «Иногда мне кажется, что город никому не нужен»
Фото
Polina Rashkovskaia

Бесит, когда охранники так и норовят залезть именно в мою маленькую сумку с ключами и кошельком

Раньше на волне юношеского максимализма я считал, что Екатеринбург — это скучный город, и хотел поскорее отсюда свалить. Но потом у меня произошла переоценка ценностей, и я перестал искать в городе развлечения индустриального характера. Открыл для себя аутдор-культуру (активный образ жизни за городом —  Ред.), мне стало нравится быть на природе. Тогда и Екатеринбург открылся для меня с новой стороны. Так, из-за компактности города можно быстро выехать на природу — это большое преимущество перед более крупными мегаполисами. Например, недалеко от Екатеринбурга находится природный парк «Оленьи ручьи» — до него можно добраться всего за 1,5 часа. А озеро Шарташ вообще находится в черте города.

Гнетущая атмосфера возле Храма-на-Крови и вырубка скверов

Из окна моего дома видно пруд — это большой плюс. По сравнению с Москвой наша набережная сильно отстает, но в конкуренции с остальными российскими городами выигрывает. Мне тут не нравится только весной, когда «оттаивают» кучи мусора. Есть проблема и с пылью: я живу на десятом этаже, но до моей квартиры она долетает даже при закрытом окне. Летом над нашим городом регулярно повисает смог, и это видно из моего окна — в особо жаркие дни лучше обходиться вентилятором, чем открытой форточкой.

На набережной должна быть комфортная среда с парком и зоной для отдыха. Сейчас этого катастрофически не хватает. Образцом качественного благоустройства я считаю Парк Горького в Москве с локациями для разного вида досуга. Недавно и в Екатеринбурге реконструировали общественное пространство — набережную возле уральского полпредства. Хорошо, что ее продолжают благоустраивать и дальше Куйбышева, но работы растягиваются на годы. Часть набережной у «Динамо» и возле «Макаровского» довольно беспонтовая. К сожалению, вместо возможных парков там понатыкали жилые дома.

На районе не хватает комфортных мест, где можно отдохнуть на улице. В сквере ЮНЕСКО, недалеко от Храма-на-Крови, царит гнетущая атмосфера, поэтому я туда не хожу. Самое козырное место — аллея возле стадиона «Динамо». Там мне нравится больше, чем в ближайшем сквере у Драмтеатра, где летом много людей и жарко. Возле «Динамо» всегда прохладно и немноголюдно, можно провести время с друзьями на лавочке. В выходные дни я стараюсь обходить набережную стороной — слишком много людей. Помню, как на День города смотрел салют на сапбордах с друзьями: мы плыли от ЖК «Адмиральский» к Плотинке и встречали знакомых, которые шли вдоль набережной. Пожалуй, это единственное место здесь, где можно спрятаться от людей.

Рядом с районом «Динамо» есть много локаций для отдыха: к примеру, мне нравится возле ТЮЗа — здесь можно хорошо провести время. Харитоновский парк — потенциально прикольная локация из-за водоема, растительности и ротонды. Но за этим парком едва ли следят — территорию давно не благоустраивали. Люблю гулять по Литературному кварталу, но там ужасно замощены тротуары. На месте сада Вайнера скоро появится новый зал Свердловской филармонии по проекту Захи Хадид. Мне кажется, мы снова увидим, как в Екатеринбурге уничтожают зеленую зону — так, например, было с «Пассажем», когда раньше на его месте располагался сквер, а после строительства осталось несколько деревьев. Здание филармонии можно было бы смело объединить с будущим «Золотым Автовокзалом» на Ботанике — у них даже облик похожий.

Как хипстеры оживили район

У нас есть несколько заведений общепита. Кофейня Pankoff Bakery находится на углу Челюскинцев и Красного переулка: здесь варят средний кофе и готовят неплохие десерты. На Свердлова, 22 — через дорогу от моего района — открылся Simple Coffee. Здорово, что заведения этой сети появляются по всему городу. Благодаря этой кофейне на Свердлова появились хипстеры, и улица перестала быть однообразной и скучной.

«Яблоко» мне совсем не нравится: там гнилая атмосфера и неприветливый персонал

Около нашего дома есть прекрасный киоск, в котором работает ультраобщительная продавщица Зарема. В этом ларьке я постоянно покупаю сухофрукты и хурму. В «Макаровском квартале» находится опрятная «Пятерочка» с кассами самообслуживания, еще на районе есть «Магнит». А вот «Яблоко» мне совсем не нравится: там гнилая атмосфера и неприветливый персонал. Такое ощущение, что большинство продавщиц недавно покинули места лишения свободы — уж настолько характерно они общаются. Из прочей необходимой инфраструктуры в «Макаровском» есть фитнес-клуб Gold's Gym c просторным и чистым  бассейном, где серферское движение Ural Surf проводит свои тренировки.

Я давно делаю заказы в интернет-магазинах — покупаю одежду и еду. В районе «Динамо» есть много почтовых ячеек и поинтов, поэтому не нужно долго стоять в очереди за заказом. С доставкой еды тоже все отлично, но наш район почему-то не попадает в зону центра и считается частью ЖД вокзала, поэтому цена за доставку вырастает. Сервис «Самокат» привозит продукты за 10-15 минут — единственное, курьеры не всегда понимают, как попасть в мой двор, потому что не всегда находят калитку, которая спрятана за магазином Fix Price.

«В Екатеринбурге недооценивают конструктивизм»  

 Десять лет назад друг подарил мне фотоаппарат, и я начал снимать близких на камеру. Не успел оглянуться, как стал профессиональным фотографом. С того момента зарабатываю на жизнь именно фотографией. Почти всегда я снимаю в студии, а поскольку в Екатеринбурге их много, то проблем с работой нет. Также делаю репортажные, коммерческие и персональные съемки. Снимаю обложки для разных изданий: работал с «Афишей», Dazed, i-D, What the fashion? , The Village и другими проектами.

Несколько лет назад я смотрел на город через объектив камеры. Сегодня Екатеринбург как город меня больше не вдохновляет, я заряжаюсь энергией от людей, которые тут живут. При этом иногда мне кажется, что город не нужен местным жителям. Например, рядовые екатеринбуржцы особо не ценят местный конструктивизм, периодически памятники архитектуры уничтожают. Возможно, через десятилетия люди поймут, что не замечали это культурное богатство, но будет уже поздно. Вместо заботы об архитектуре власти обшивают сайдингом «Космос» и цирк — и это только самые известные примеры.

 Я не считаю, что жители Екатеринбурга гордые и суровые, я все чаще замечаю их медлительность. Меня вдохновляют местные люди, хотя в работе со многими екатеринбуржцами зачастую приходится раскачивать уральскую медлительность. Многие откладывают дела на потом, а из-за этого начинаешь замедляться сам. Тем не менее сегодня мне в Екатеринбурге комфортно, и я считаю свой район лучшим для жизни здесь.