Как помочь мегаполису сохранить лицо.

Как помочь мегаполису сохранить лицо

Как сообщил недавно вновь назначенный на этот пост руководитель стройкомплекса Москвы Владимир Ресин, в ближайшее время столица прекратит точечное строительство и перейдет к плановой застройке. И в этом отношении, по мнению градостроителя, у программы реформирования и вывода промышленных зон за пределы города большие перспективы.

Действительно, в Москве по-прежнему существуют избыточные мощности в целом ряде отраслей, и главным образом — в легкой промышленности. Об их неэффективности можно судить хотя бы по тому, что на март 2007 года в столице насчитывалось около 80 тысяч официально убыточных организаций. А по данным Федеральной налоговой службы, эта цифра ежегодно увеличивается на 4 тысячи. В связи с этим начальник управления Москвы по экономической безопасности Александр Корсак уверен, что «логично и естественно выводить из центра города промышленные предприятия, в том числе и с точки зрения более эффективного использования земли».

С другой стороны, очевидно, что собственными силами городу с планомерным выселением промзон не справиться. Сложности здесь не только финансовые: зачастую предприятия целесообразно переселять далеко за пределы отдельно взятого региона, а, значит, в решении вопроса придется задействовать как минимум два бюрократических аппарата.

На практике же выводом промышленных предприятий занимаются частные инвесторы — участники рынка слияний и поглощений (M&A). Так было со столичной «Трехгорной мануфактурой», которую выкупил «Базовый элемент». Ткацкую фабрику перевезли в Ярославль, где она смогла не только увеличить свою рентабельность, но и значительно усилить местную экономику. В то же время в Москве освободились территории под строительство офисных и торговых центров, которые смогут дать городу гораздо больше рабочих мест, чем могла бы предложить «Трехгорка».

Помимо «Базового элемента» передислокацией промышленных предприятий разово или системно занимались инвестиционные подразделения таких корпораций, как АФК «Система», «Интеррос», «Гута» и ряда других. Однако существуют компании, полностью специализирующиеся на этом направлении.

Например, фирма «Нерль», которая развивает в Москве на территориях, поглощенных ею предприятий, сеть дефицитных в столице трехзвездночных гостиниц. Или известная компания «Росбилдинг», которая приобретала и перепрофилировала неэффективные и экологически вредные столичные промышленные предприятия, такие, как Московский кожевенный завод, «Колорос», «Рускон» и др.

И хотя профессиональные компании M&A-рынка приносят экономическую пользу, в обществе их деятельность, мягко говоря, не пользуется популярностью. Корпоративных «санитаров» в России принято называть рейдерами. А как утверждает главный редактор журнала «Слияния и поглощения» Антон Смирнов, гротескный имидж отрасли — ее самая главная проблема.

— Само слово «поглощение» имеет какой-то негативный оттенок. Но это та же самая обычная покупка, — уточняет Смирнов.

Собственно негативное отношение к поглощениям, по мнению многих, стало причиной ухода из этой сферы «Росбилдинга», считавшегося наиболее успешным и профессиональным игроком рынка. По словам члена комиссии Торгово-промышленной палаты РФ по мониторингу и противодействию противоправным поглощениям предприятий, ректора Первого института корпоративного права Юрия Борисова, «Росбилдингу» надоело быть «рейдером» и «плохим парнем».

— Те же СМИ, не отличая законные недружественные поглощения от противоправных и криминальных захватов, эту компанию явно демонизировали. А на самом деле в ней работали высокопрофессиональные специалисты, создавшие применительно к средним предприятиям, очень эффективные M&A-технологии, которые еще долго будут тиражироваться на рынке, — уверен Борисов.

Он настаивает, что корпоративным реформированием не должны заниматься дилетанты.

— Пора уже начать готовить профессионалов в этой области. В первую очередь — корпоративных секретарей. Необходимо пропагандировать позитивные примеры, вовлекать талантливых управленцев в эту сферу деятельности, — считает Юрий Борисов.

Экономическая выгода от слияний и поглощений очевидна: дотационные регионы получают новые предприятия, перебазированные из крупных городов, зачастую сопоставимые по своим мощностям с градообразующими. Эти предприятия дают региону дополнительный бюджет, повышение уровня жизни, новые рабочие места. Крупный город, в свою очередь, освобождает территории от неэффективных мощностей, а построенные на их месте торговые и бизнес-центры способны трудоустроить значительно больше людей, нежели фабрики и заводы, и предложить людям куда больший доход.

Однако финансовая выгода — отнюдь не единственная польза от деятельности так называемых рейдеров. К примеру, освобождение столичных промзон от вредоносных производств (текстильных, кожевенных, металлургических и т. д.) благотворно влияет на экологию Москвы. Кроме того, во всем мире существует такое понятие как «специализация города», его лицо. И столица России, безусловно, должна иметь исключительно высокотехнологичную наукоемкую промышленность и предприятия сервисных услуг (пищевых, транспортных, строительных и пр.). Содержать и пытаться развивать в Москве остальные производства просто неэффективно: транспортная перегруженность столичных магистралей, особенно с учетом ограничения движения крупнотоннажной техники, и высокая зарплата, к которой уже успели привыкнуть москвичи, — это как минимум две основные причины, делающие прочий вид промышленной деятельности в пределах столицы неконкурентоспособным.

И, конечно же, любой мегаполис нуждается в жилых площадях, которым, в свою очередь, необходимы земельные территории. Так почему же не обратиться к помощи профессиональных корпоративных поглотителей вместо того, чтобы огульно обвинять во всех грехах полезный во всех отношениях рынок?

Комментарии

0
под именем