Киносибирск: прогулка с новосибирским документалистом

Как в нашем городе появилось документальное кино и в каком оно состоянии сейчас

Станислав Шуберт — молодой режиссер-документалист и оператор. Недавно его короткометражный фильм «Река моего детства» взял приз чешского кинофестиваля Prague Youth Film Festival в номинации «Лучший фильм об окружающей среде». Станислав учился снимать у классиков сибирской документалистики. Он еще застал ту самую знаменитую школу Западно-Сибирской киностудии. Корреспонденту журнала N1 он согласился провести киноэкскурсию по Новосибирску, о былой творческой славе которого сейчас напоминают только старые здания.

Голливуд за Каменкой

В здании на Добролюбова, 16 до 1949 года находилась новосибирская студия кинохроники, после — кинокопировальная фабрика

Новосибирское кино началось в этом месте. Сначала здесь был кинотеатр, а во времена НЭПа появилось частное товарищество «Кино-Сибирь». Потом студия «Сибтехфильм», после — новосибирская студия кинохроники, которая в 50-е переехала в собор Александра Невского. А в этом здании расположилась кинокопировальная фабрика. Это был целый городок, где печатали фильмы.

Качество печати было очень хорошим — фабрика снабжала кинопродукцией весь Дальний Восток, Север и всю Сибирь. Мы даже нашли немного на Шпицбергене (Станислав недавно ездил в Арктику, в поселок Пирамида, чтобы разобрать тамошние архивные кинопленки, — Ред.). Голливуд за Каменкой — так раньше называли это место. А в нулевых годах предприятие ликвидировали.

В 1924 году здесь сделали фильм «Красный газ». Это первый художественный фильм, снятый в Новосибирске. Он был посвящен пятилетию разгрома белых войск. Одним из персонажей картины был Троцкий, а играл его Ленин. Актер по фамилии Ленин. Потом автора сценария этого фильма Зазубрина расстреляли, а режиссер Калабухов отсидел 10 лет в ГУЛАГе на Урале. Всего было 53 копии фильма, но, как говорят, всё смыли — ни одной копии не сохранилось… 

Дом киношника

Дом на Добролюбова, 14а построили в 1937 году как временное жилье для кинематографистов

В нем жили первые работавшие у нас режиссеры и операторы. В советское время его признали аварийным, должны были снести, но он до сих пор стоит. Власти сказали, что разберутся после 2025 года.

Здание рушится, заваливается, а люди продолжают тут жить. И такой дом киношника вполне соответствует состоянию нашего кино, умирающего и никому не нужного.

Станислав стучит в окно. Через несколько минут из подъезда выходит его коллега, кинохроник Анатолий Антонов. Он помог Станиславу переделать старую кинокамеру Kinor на другой, более современный формат кадра

Мы снимаем реконструкции военных действий на камеры того времени, пытаемся понять, как тогда работали военные операторы. Много операторов из Новосибирска ушли на фронт. Мы этим отдаем дань их памяти. 

Сейчас другая техника — можно в машине сидеть и записывать героя, раньше сделать это было сложно. Кино тоже эволюционировало. В прошлом даже документалистика была постановочной. Снять быстрый репортаж было трудно — техника большая и тяжелая. Реальным героям говорили, куда встать, что сделать, было много текста, который «нависал» над зрителем, ему негде было размышлять. Потом, где-то в 70-е, появилась более компактная аппаратура, идеологические рамки немного раздвинулись. Кино стало приближаться к жизни, следить за героем. Сейчас оно уже достигло максимального пика реализма.

Если же возвращаться ко временам войны, то операторам с очень примитивной техникой тогда удавалось делать потрясающие кадры, которые сейчас, порой, недостижимы.

Оскар на Колыванской 

В 40-х на Колыванскую, 6 эвакуировали оборудование Московской кинокопировальной фабрики, потом она переехала на Добролюбова, 16 и «прожила» там до нулевых

Анатолий говорит, что изначально кинокопировальная фабрика была расположена здесь, на Колыванской, 6. В 1942 году на этом самом месте напечатали фильм «Разгром немецких войск под Москвой». Это был первый советский документальный фильм, который получил премию «Оскар». Американцы его очень оценили; многие считают, что они только после этого фильма открыли второй фронт — тогда весь мир увидел, как разбили Гитлера.

Может, вы видели эти кадры, где дети работают на заводе. Их часто вставляют в фильмы, где показывают жизнь в тылу. Это снял новосибирский оператор Сергей Хмелев. Он сам проявил инициативу, приехал на завод «Сибсельмаш» и снял вот такую хронику, которая обошла весь мир.

Наши операторы вообще много всего зафиксировали. Они одни из первых откликнулись и поехали снимать ликвидацию на Чернобыльской АЭС. Видели хронику, где вертолет падает? Это наши снимали. Они ездили и события Второй чеченской войны фиксировать.

Грех и святость 

В 1949 году в собор Александра Невского переехала студия кинохроники

Все говорят, что бога в собор не пускали и жили тут во грехе. (Смеется, — Ред.) Грешили, конечно, многие. Смеялись еще над тем, что работают в храме. Коммунисты же тогда все были, атеисты. Но зато такое кино хорошее делали. 

Здесь как-то режиссер Валерий Новиков нашел пленку про Галича, концерт бардов в Академгородке. Он потом смонтировал фильм из этого. «Запрещенные песенки» называется.

Все вспоминают время, когда киностудия была здесь: коллектив был дружный, все работали на общее дело. При переезде из собора в большое здание все получили отдельные помещения, началась раздробленность, а потом основали частные небольшие студии, и коллектив киношников окончательно распался.

Сейчас в стране религия и спорт в приоритете, а кино нет. Сейчас церковь — инструмент пропаганды, а раньше этим инструментом был кинематограф. Но в советское время многие между строк вставляли в свои фильмы мысли, образы, через которые до зрителя доходила проблема. Это кино не было просто идеологическим. Докопаться до правды, заставить зрителя до нее докопаться — это задача документального кино.

Сейчас на входе в собор висит знак — зачеркнутые фотоаппарат с камерой, а раньше камеры тут жили. И не только тут: знаете, где находится храм Михаила Архангела? Раньше в том здании был кинотеатр «Заря». Потом пристроили маковку сверху и сделали храм божий, а раньше там было «пристанище дьявола». (Смеется, — Ред.)

Утилизация кино

В 1960 году на Римского-Корсакова, 9 был основан «Новосибирсктелефильм»

Возле новосибирской ГТРК раньше был кинокомплекс — крупнейший за Уралом. Здесь создавалось настоящее кино. Большинство наших документалистов, которые стали классиками, работали здесь.

Документальное кино 60-х годов — это настоящая слава Новосибирска. К этому времени у нас сформировалась своя школа, и тут была целая плеяда мастеров — режиссеров, операторов. 

Документалисты не могут появиться на пустом месте, поэтому когда создавали эту студию, сюда приезжали люди по распределению из Москвы, из ВГИКа. Многие оставались в Новосибирске — здесь было больше свободы, меньше идеологического гнета, конкуренции между режиссерами. Сейчас это просто невозможно, чтобы кто-то приехал из Москвы в Новосибирск. Все наоборот рвутся в столицу.

Есть молодые люди, которые хотят снимать кино, что-то делают, но они оканчивают вуз… И куда дальше? Молодежь уезжает, там пытается что-то делать, но большинство не находит себя — даже те, кто здесь чего-то достигал, на чужой почве как-то растворяются

В 90-е годы прекратилось финансирование, и кино у нас делать перестали. Уничтожили студию, архивы и аппараты. Мне рассказывали, что сидел инженер и выбивал из объективов стекла, оправу бросали в цветной метал — так утилизировали. Коммерсантам сдавали площади на студии, а пленочные архивы валялись на улице, что-то люди сумели спасти, но большая часть погибла. Сейчас «Новосибирсктелефильм» возродили, но уже не в том качестве.

Любовь к людям

В 1986 году студия кинохроники, после сменившая название на Западно-Сибирскую студию кинохроники, переехала в новое здание на Немировича-Данченко, 122

Здесь все теперь огорожено, а когда-то тут была только студия. Вот здесь был мой Голливуд. Звонишь на вахту, а охранник отвечает: «Киностудия». Это было так особенно. Не во всех городах такие студии были. В Красноярске не было. А здесь было все. Планировали даже художественные фильмы записывать. 

В этом здании пахло даже по-особенному. В коридорах стоял химических такой запах. Пахло пленкой, которую только что проявили. Студия продержалась до 2015 года: тогда здание продали. Теперь здесь просто бизнес-центр «Кино». Название осталось, а кина нет. (Смеется, — Ред.)

В восемь лет я посмотрел фильм «Человек с бульвара Капуцинов» и понял, что буду заниматься кино. Я понял, что кино может менять людей. Я начал снимать хронику Новосибирска. Потом я сделал фильм «Гражданская оборона» — юношеский, немного наивный фильм о системе ГО и ЧС, снятый под впечатлением от терактов 11 сентября 2001 года. Он получил первое место на кинофестивале. Известный документалист Юрий Шиллер меня тогда пригласил к себе учиться. Сказал: «Тебе надо идти в документальное кино».

У сибирской документалистики есть своя особенность — стремление показать простого человека, простую историю, а не гнаться за шокирующими фактами и сенсациями

Для сибиряков характерно деликатное и тактичное отношение: никогда не было, чтобы героя как-то очерняли, каким бы человеком он ни был. Кто сейчас говорит о людях, живущих в глубинке? О людях, которые работают здесь, занимаются наукой и творчеством? Наша документалистика показывала именно этих людей. И это кинонаблюдение — его делают не за три дня. Режиссер наблюдает за героем очень долго, потом создает фильм.

Все люди, и даже не только люди, могут стать героями фильма. Бывает, что есть такая ситуация, мимо которой невозможно пройти. Как правило, я стараюсь снимать кино о тех, кто делает что-то хорошее.

В фильме «Река моего детства» как раз была проблема, мимо которой я не мог пройти, интересный герой плюс удача. Так совпали карты, что вся история случилась прямо во время съемок. Мы начали снимать фильм еще до проблемы с мусорной концессией. Тогда никто не думал о забастовках. Все начиналось с поэтичной истории о любви к речке.

Фильм «Река моего детства» рассказывает об экоактивистке Юлии Колеватовой, которая на протяжении нескольких лет спасает реку Издревая. В 2017 году власти хотели построить недалеко от нее мусоросортировочный комплекс, который бы уничтожил реку. Вместе с активистами Юлия выступала против мусорной концессии. В итоге чиновники согласились пересмотреть свое решение.

Два года я снимал этот фильм, подавал заявку на финансирование в Министерство культуры. Первый раз не получилось. Вы знаете, что 90% всегда забирает Москва и только 10 остается на все регионы? В следующем году еще раз подал заявку, и деньги дали. Получилось довести фильм до конца.

Картину очень оценили на фестивалях в Европе. Им понравилась позитивная история из России. На фестивалях смотришь разное кино. Я вижу, что народы разные, а проблемы общие — та же экология. Везде есть какие-то сложности, в любой стране. Но сейчас все приходят к проблеме экологии, в европейских фильмах актуальна еще тема ЛГБТ.

Оплот «Синема»

В конце 90-х кинозал «Синема» при «Новосибирсккиновидеопрокате» стал главной площадкой документалистов

Единственное место в нашем городе, где киношники могут что-то показать, это кинозал «Синема». Но его постоянно хотят закрыть — идет вечная борьба за выживание. В «Синему» обычно приходят киноманы и фанаты авторского кино. Мало кто знает о существовании кинозала: находится он в неприметном месте — во дворе. 

Хотя у людей есть запрос на документалистику. Мы на Ютюбе выставляем наши фильмы, и их смотрят. Люди хотят смотреть такое кино. Люди хотят реальных историй про реальных людей. Увы, у нас нет канала массовой доставки документального кино до зрителя. 

Недавно я ездил на Север. Там, на архипелаге Шпицберген, восстанавливают поселок Пирамида, в котором живут не больше 50 человек. Мне надо было реконструировать советский кинотеатр, который долгое время был заброшен. Там сохранилось огромное количество хроники, ее никто не сжигал и не выкидывал. Пленка просто пролежала в этой вечной мерзлоте много лет, но качества не потеряла.

Там мы нашли фильм «Солярис». Смотрели его потом с жителями поселка на большом экране прямо с пленки. Широкий экран, звук. Удивительная возможность посмотреть все это на Севере с пленки. Эмоциональное воздействие такое сильное! Когда мы вышли, было три часа ночи и при этом светило солнце — полное ощущение, что мы вне времени. Казалось, что даже остров, на котором мы находимся, создан Солярисом. Тишина. Где-то чайки далеко летают.

А у нас все гробят. Во многих районах даже кинотеатров нет — и наши люди с детства не приучены смотреть кино на большом экране. А это же разные вещи: кино на компьютере и на большом экране. Совершенно разные акценты.

Кино верните, *****

Дом кино планировали построить на пересечении улиц Советской и Максима Горького. Сейчас там находится банк «Акцепт»

Когда закрыли студию на Немировича-Данченко, режиссер Валерий Германович Новиков написал стихотворение на смерть новосибирской киностудии:

«Куда кино девалось? Куда оно пропало?

Еще вчера, казалось, на Данченко стояло.

Туда мы утром ранним и вечером стремились,

Сибирью на экране мы все тогда гордились. 

За всю страну, бывало, бывали мы в ответе,

А фильмы мы снимали не худшие, заметьте.

Но я ответ не знаю, куда кино пропало,

Какому негодяю однажды помешало? 

Чьи приложили руки чужие тети, дяди?

Кино верните, суки, кино верните, *****».

Нам сейчас не хватает Дома кино. Его в 90-х годах планировали строить. Но в Союзе кинематографистов деньги пропали, кто-то смылся с ними. Киношники это дело профукали. Поэтому сейчас на месте, где планировали построить Дом кино, стоит банк «Акцепт». 

В Доме можно было бы объединить и музей, и кинотеатр, и пространство для выставок. Есть много фильмов наших, российских, которые не предназначены для широкого проката. Их можно было бы показывать там

Свой Дом кино есть в Иркутске, в Красноярске. Красноярск вообще не киношный город, но у них есть Дом кино. И власти выделяют деньги на создание местных фильмов. У нас нет даже такой графы в бюджете.

В Новосибирске единственный муниципальный кинотеатр — имени Маяковского. Его можно было бы сделать по формату Дома кино, но нет. Там лучше будут проводить концерты приезжих шутов и певцов — они приносят больше денег. 

Нас, новосибирских киношников, в шутку называют «бесславными ублюдками»: мы снимаем кино, его показывают на фестивалях в других странах, его там признают, а в Новосибирске, нашем родном городе, о нас никто не знает.

Комментарии

1
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Стихи сильные