Фото №1 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Коллаж Валерии Силантьевой

С 30 мая по 10 июня Свердловская филармония проводит серию концертов в Саду Вайнера, посвященных своему 85-летию. Во время прогулки с директором филармонии Александром Колотурским мы узнали, как вокруг этого места 150 лет назад зарождалась культурная жизнь Екатеринбурга, как памятник Чайковскому у здания музыкального училища потеряли в Алапаевске и вернули в Екатеринбург в 1990-х, как новое здание филармонии изменит облик района, пострадает ли Сад Вайнера, и готова ли уральская столица стать центром мировой филармонической музыки.

От казино и бильярдной до симфонического оркестра: как эволюционировал культурный Екатеринбург

В 1985 году вышел документ, который разрешал концертную деятельность в кооперативах. Это решение взорвало концертное сообщество СССР, ведь оно держалось на двух составляющих — идеологии и монополизме. Филармония во многом существовала на прибыль от государственных эстрадных выступлений, но в конце 1980-х их не стало. Я стал директором Свердловской филармонии в 1989 году, в разгар Перестройки. Законодательные изменения сильно ударили по экономике филармонии, но нам удалось выжить.

Несмотря на экономические проблемы, филармонии удалось выжить, и большую роль сыграло то, что жители Екатеринбурга ценили классическое искусство. В 1930-е годы в городе сложилось дружное сообщество инженерной и творческой интеллигенции. Именно тогда открылись многие культурные учреждения: Театр юного зрителя и Театр драмы в 1930 году, Театр кукол в 1932 году, Театр музыкальной комедии в 1933 году, Уральская консерватория в 1934 году и Свердловская филармония в 1936 году.

Фото №2 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото
Alex Bratilov

Несмотря на экономические проблемы, филармонии удалось выжить

Здание на улице Карла Либкнехта, 38а, которое сейчас занимает Свердловская филармония, досталось нам по наследству. Еще в 1873 году возникло Екатеринбургское общественное собрание, отвечавшее за развитие культуры в городе. Эта организация выкупила дом у купца Баландина на углу Карла Либкнехта и Первомайской (сейчас здесь располагается Учебный театр ЕГТИ — Ред.). В здании проводил концерты Екатеринбургский музыкальный кружок, сюда приезжали столичные знаменитости, работало казино и бильярд. Два раза в год — 28 декабря, в день рождения общественного собрания, и 31 декабря, в Новый год, — проходили торжественные балы.

В 1914 году общественному собранию стало тесно в небольшом здании, поэтому его лидеры решили построить новый дом. Концертный зал должны были пристроить к существующему зданию общественного собрания, для этого купили небольшой земельный участок. В новом здании планировали разместить зал на 900 мест и ресторан. В 1917 году стройку бросили, потому что начались революция и Гражданская война, да и общественного собрания не стало. Когда в 1921 в России стартовал НЭП, в Москве создали первый деловой клуб для связи бизнеса и власти. Уральские власти тоже не остались в стороне и собрались открыть подобный деловой клуб — для рабочих и крестьян. Тогда решили достроить здание общественного собрания, но в итоге деловой клуб с бильярдной, библиотекой и кулуарной открылся только в 1926. Здесь выступали Утесов, Маяковский и другие творческие деятели.

Фото №10 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото №9 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото
1723.ru, Alex Bratilov

В 1934 году партия решил, что народ надо воспитывать и просвещать. Для этого в крупных городах при радиокомитетах стали создаваться симфонические оркестры и хоровые капеллы. Артисты записывали свои выступления, а радио их распространяло. Крупный российский композитор и пианист Маркиан Фролов (родился в 1892 и умер в 1944, автор первой бурятской оперы «Энхэ-Булат-батор» — Ред.) стал пробивать идею, что в Екатеринбурге надо создавать творческую инфраструктуру — Союз композиторов, консерваторию и филармонию. В 1934 году появилась консерватория, первым ректором которой стал Фролов, а в 1936 — филармония, которой передали симфонический оркестр Радиокомитета. С этого времени Свердловская филармония стала развиваться и постепенно расти в размерах. В результате соседние культурные институции — Уральский филармонический хор, детскую филармонию и эстраду — ушли в самостоятельное плавание.

Когда новый зал по проекту Захи Хадид смогут закончить и почему он так нужен городу

Сейчас в Свердловской филармонии работает 400 человек и музыканты с высшим образованием и мировым опытом. У филармонии есть два зала, но оба не соответствуют требованиям времени. В советское время в большом зале стояли деревянные небольшие венские кресла, поэтому он вмещал до 900 человек. В 1973 году в филармонии появился орган, который тоже занял много места, потом выстроили авансцену — лишились еще части сидений. На 50-летие филармонии решили поставить более удобные мягкие кресла, и это еще уменьшило количество зрительских мест. Сейчас наш большой зал вмещает всего 700 человек.  Каждый раз, когда мы меняем кресла, стараемся на сантиметр их уменьшить, чтобы увеличить вместимость зала. Ежегодно в Свердловской филармонии проходит до 250 концертов, заполняемость до пандемии доходила до 96 процентов. Из-за этого приходилось повышать цену билетов. Когда мы гастролируем за рубежом, то на наши выступления приходят минимум 1,5 тысячи человек, а то и все 5 тысяч.

В марте 2020 года в Лондоне планировалось подписать контракт на проектирование нового зала Свердловской филармонии, но пандемия изменила все планы

В 2005 году мы впервые серьезно заговорили о том, что нужно строить новый концертный зал. Стали работать с архитектурным сообществом, было представлено несколько концепций зала на 1,5 тысячи человек. Губернатор Эдуард Россель рассматривал возможность строительства в Саду Вайнера, но его отговорили, используя аргументы, что строить рядом с филармонией — это не лучший выбор. Так все и закончилось.

Только спустя 12 лет стало понятно, какое значение для развития инвестиционного климата играет искусство. Сошлись интересы общества и власти. Был объявлен международный конкурс, поскольку требовалась концепция, которая бы впитала все лучшее из мирового опыта. В конкурсе участвовали международные акустические фирмы, потому что, к сожалению, у нашей страны до сих пор был очень небольшой опыт строительства акустических залов. В итоге с большим отрывом победил проект архитектурного бюро Захи Хадид. Участие в конкурсе представляло для компании экономический и имиджевый интерес: они только начинают заходить на российский рынок. Вскоре губернатор Евгений Куйвашев презентовал концепцию нового здания филармонии на культурном форуме в Санкт-Петербурге, и весь мир был у наших ног. Этот проект уникален для России тем, что планируется построить филармонический комплекс с несколькими залами, куда войдет новый для России типа зала — Black box — зал-трансформер, который может быть использован, в том числе, для работы с молодежной аудиторией.

Губернатор Евгений Куйвашев презентовал концепцию нового здания филармонии на культурном форуме в Санкт-Петербурге, и весь мир был у наших ног

В марте 2020 года в Лондоне планировалось подписать контракт на проектирование, но пандемия изменила все планы. Пока проблема заключается в финансовом вопросе, и все зависит от политической воли руководства Свердловской области. На строительство здания филармонии необходимо 2,5-3 года, а если считать с подготовкой документации, то нужно все 4-5 лет. Я смотрю в будущее с оптимизмом, хотя в России трудно прогнозировать экономическую и политическую ситуации. Тем не менее мы уже проделали колоссальный путь, который в России еще никто так комплексно не преодолевал. Грешно будет бросать проект на середине.

Сад Вайнера: что его ждет после строительства нового зала филармонии

В 1880-х при здании общественного собрания появился первый  клубный сад Екатеринбурга. Для этого специально выкупили близлежащие дома. В саду устроили фонтан, украсили его скульптурами, соорудили небольшую летнюю концертную площадку. Здесь проходили культурные программы, каждое лето играл оркестр. После революции 1917 года парк национализировали. Вместе со зданием он переходил в различные ведомства — от Красной Армии до профсоюза совторгслужащих. В 1930-е парк назвали садом-театром имени Вайнера.

Фото №14 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото
1723.ru

В 1880-х при здании общественного собрания появился первый  клубный сад Екатеринбурга

С 1950-х Сад Вайнера был популярной танцевальной площадкой Свердловска, где играл духовой оркестр. Если спросить людей, которым сейчас под 90 лет, то они обязательно вспомнят, как весело проводили тут время. Со временем у сада постепенно «откусывали» территорию: сначала Сельскохозяйственный институт, потом Горздрав — круг сужался. Со временем сквер потерял былую славу, пропал фонтан, снесли старинный забор.

В середине 1990-х мы с одним бизнесменом решили вдохнуть в Сад Вайнера новую жизнь и вернуть его изначальное предназначение как клубного сада — восстановить культурную жизнь этого места. Стали вести переговоры с городской властью, чтобы нам передали сад в пользование на три года, но не смогли реализовать свои планы. Потом времена поменялись, и финансовые возможности были упущены.

Фото №16 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото №15 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото
pastvu.com, Alex Bratilov

С 1950-х Сад Вайнера был популярной танцевальной площадкой Свердловска, где играл духовой оркестр

Сад Вайнера — это часть архитектурного ансамбля филармонии, где всегда кипела культурная жизнь. Благодаря такому прошлому здесь можно разместить новый концертный зал, зону отдыха и камерное пространство для летних концертов. По проекту, новое здание филармонии займет часть парка. Активисты уже выступали против вырубки деревьев. Они нашли здесь «четыре лиственницы», представляющие хоть какую-то ценность. Все остальные деревья — это тополя, которые в июле заполняют сад своим пухом. Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, то выбор очевиден.

Выбор площадки для строительства нового зала филармонии критикуют и за транспортную недоступность, помимо вырубки парка. Но к зданию сделают подъезды с двух улиц, а под ним расположится большая подземная парковка. С точки зрения логистики проблем не будет. Несколько лет назад мы обсуждали другие площадки, которые смогли бы подойти для нового зала филармонии. За две из них шла ожесточенная борьба во время ситуации с Храмом Святой Екатерины — я имею ввиду сквер у Драмтеатра и сквер у ККТ «Космос». Еще рассматривали варианты с территорией за Макаровским мостом, кварталом возле Дома журналистов на Клары Цеткин и набережной между Малышева и Куйбышева. Но, когда мы обсуждали все эти территории, не было конкретного решения, поэтому эти варианты так и остались на бумаге.

Почему район Свердловской филармонии для души, но не для жизни

В Екатеринбурге уже несколько лет проходит международный фестиваль классической музыки «Безумные дни», проводится во Франции, Японии и Польше. Фестиваль объединяет сотни исполнителей и десятки тысяч слушателей, а концерты проходят на нескольких площадках в одном районе, в самом центре города, — это обязательное условие. Когда мы предложили продюсеру фестиваля Рене Мартену провести «Безумные дни» на Урале, он сначала не согласился, потому что в нашем городе нет такого центра. Но мы не сдались и предложили компромисс — настояли, что в центре Екатеринбурга есть несколько подходящих концертных залов, расположенных на одной улице в шаговой доступности друг от друга — Дом Маклецкого, два зала Свердловской филармонии и ТЮЗа, Камерный театр, Дом музыки. В этом году «Безумные дни» пройдут со 2 по 4 июля уже в шестой раз, состоится 100 концертов.

Культурный центр Екатеринбурга существует для досуга горожан, он очень удобен с точки зрения транспортной доступности, но не для жизни

Район, где расположена Свердловская филармония, — фактически культурный центр Екатеринбурга. Он больше для души, чем для жизни. Единственное оставшееся жилое здание в квартале — это дом на Первомайской, 18. Раньше был еще и пятиэтажный дом на Карла Либкнехта, 40, но его снесли ради нового зала филармонии. Это здание не представляло никакой исторической и архитектурной ценности. Шум в СМИ по поводу его сноса поднимала лишь одна местная жительница, набивавшая цену своей квартире, чтобы продать ее подороже. У этого дома не было ни подъезда, ни нормального подхода. Почти все жильцы были довольны и благодарили за расселение. Всю подготовку к строительству комплекса, решение земельных вопросов курируют наши партнеры, АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области».

Фото №23 - «Когда на весах стоят мировой филармонический центр и четыре лиственницы, выбор очевиден»
Фото
Alex Bratilov

Мне дорог не только этот культурный район, но и весь центр Екатеринбурга

Сегодня, в отличие от времен дореволюционной России, когда ходили лошади с повозками, район вокруг филармонии не годится для комфортной жизни. Здесь стоит бесконечный шум и мощный трафик. Культурный центр Екатеринбурга существует для досуга горожан, он очень удобен с точки зрения транспортной доступности, но не для жизни.

Мне дорог не только этот культурный район, но и весь центр Екатеринбурга. Особые воспоминания связаны с домом быта «Рубин» — в 1960-е он казался удивительно высоким зданием. Там работала парикмахерская, которую я часто посещал. Однажды я пришел туда подстричься и меня использовали как модель для сдачи выпускного экзамена. Бедная юная парикмахерша потратила на меня 2,5 часа — в результате я опоздал на все встречи.

Кстати, на закате 1970-х я работал проректором Уральской консерватории, хорошо помню историю бюста Чайковского. Изначально, с 1930-х годов, он располагался на аллее по проспекту Ленина. Потом его перенесли внутрь консерватории. В 1977 году начался ремонт здания, и бюст решели временно перевезти в Алапаевск. Во время перевозки его умудрились повредить, а потом он затерялся в Алапаевске почти на 10 лет. Бюст Чайковского вернулся в Екатеринбург только в 1998 году и после реставрации обрел свое нынешнее местоположение — перед Свердловским музыкальным училищем, которое носит имя композитора.

Чего  не хватает, чтобы сделать Свердловскую филармонию мировым брендом

Конечно, филармония сегодня — одно из любимых мест горожан. Когда любой таксист без навигатора знает, где находится филармония, то это говорит о народном признании и успехе. За последние 30 лет в Екатеринбурге развилась слушательская среда, у людей появилась потребность в классическом искусстве. Когда в Свердловскую филармонию приезжают иностранные музыканты, то они очень удивляются внимательности и чуткости публики. Мне неудобно говорить, что филармония приложила к этому много своих усилий, но все указывает именно на это. Стараемся, чтобы человек не ограничивался одним концертом, предлагаем ему абонемент из нескольких. Это общемировая практика, которая существует в крупнейших филармонических залах. Существует сообщество «Лига друзей филармонии», которое объединяет наших слушателей. Это фактически то же самое, что и Екатеринбургское общественное собрание, работавшее тут до революции.

В 2003 году у нас было желание сделать филармонию глобальным брендом. Через 5 лет подумали, что погорячились. Сейчас я могу смело согласиться с нашими идеями из 2003 года. Но как бы мы ни старались, без региональной культурной политики и поддержки ничего бы не было. С 1996 года Уральский филармонический оркестр находится под покровительством губернатора Свердловской области. Тогда же появился благотворительный фонд поддержки оркестра, который решил очень много наших финансовых вопросов.

Чтобы выйти за рамки России и стать глобальным брендом, нужны три условия. Первое — мировой уровень музыкантов. Когда в 1994 году мы впервые выехали за рубеж, то играли в гимназиях и школах. В 2019 уже выступали в лучших залах Европы — Вены, Берлина, Гамбурга, а значит первое условие выполнили. Второе — слушатели, которые любят классическую музыку. Этого мы тоже уже достигли. И третье — концертный зал мирового уровня. Для этого нужно построить здание по проекту Захи Хадид — филармонический комплекс, который будет соответствовать и амбициям наших коллективов, и запросам публики.