«Малина» за забором: прогулка с шоуменом по улице Сухарной

Сева Мокин показал, как ему живется рядом с особо опасной в прошлом Нахаловкой

Фото
Коллаж Дарьи Яковенко

Один из самых узнаваемых жителей Новосибирска Сева Мокин поработал в разных сферах городского медиапространства. Начав свой путь в рекламе, выпускник филфака Томского госуниверситета в 1996 году волею случая оказался на телевидении. Он был ведущим успешных передач, в том числе авторских. А еще снялся в кино, создал несколько проектов и семью. Последние пять лет Сева занимается блоггингом, просвещением и неизменно ставит себе цель нескучно жить.

Новосибирский курорт и ночные товарняки: жизнь до ЖК «Сосны»

Почти всю свою жизнь до начала прошлого десятилетия я прожил в Бердске. Когда мне было полгода, родители переехали туда из села Антоньевка Алтайского края. Они были из крестьян, решивших осваивать городское пространство.

Почему выбор пал именно на Бердск? Да просто и выбора, как такового, не было. В начале 1960-х годов крестьянам-переселенцам не выдавали паспорта, поэтому и прописаться в крупных городах они не могли. А Бердск, хоть он и старше Новосибирска на 200 лет, тогда был городским придатком, где могли беспрепятственно жить люди из сельской местности. Так что я в нашей семье — горожанин в первом поколении.

В Бердске я прожил несколько десятилетий и нежно люблю это место. До сих пор у меня вызывает недоумение то, что этот перспективный город так и не стал местной туристической Меккой. Ведь у него для этого есть всё: санатории, интересная природа — хвойные леса, побережье залива Обского водохранилища, скалы. Сам Бердск — компактный, уютный, самобытный и самодостаточный. 

Вот только все эти качества нужно развивать и правильно подавать. К сожалению, подобных инициатив со стороны местных властей и крупного бизнеса я не вижу. Вот и остается Бердску прозябать в Новосибирской агломерации в ранге очередного безликого спутника.

Переехать меня вынудило то, что я всегда работал в Новосибирске, каждый день ездил туда, и попросту устал от этого. А поводом стала серьезная авария, в которую я попал. Тогда-то и подумал: «Нет уж, хватит с меня этой трассы»

В 2010 году мы с семьей сняли квартиру на улице Фабричной, где прожили два года. Она была небольшой и в старом доме. По ночам мы вскакивали от грохота товарняков, проходящих неподалеку по железнодорожной ветке.

Подростковые забавы и большие площади: дом и квартира

В 2012 году я с семьей переехал в ЖК «Сосны», где живу по сей день. Мы заселились сюда одними из первых в первый же сданный дом. Думали, что здесь должно быть тихо, особенно по сравнению с жизнью у железной дороги. И это действительно так, если не брать в расчет шум самолетов, заходящих на посадку как раз над этим местом. Но звук турбин, в сравнении с громом товарняков — просто убаюкивающие мелодии, поэтому меня он не беспокоит. 

А вот соседские гулянки, которые хорошо слышны из-за тонких стен и плохой межквартирной звукоизоляции, напрягают уже сильнее. Наш застройщик при планировке здания применил непонятный для меня подход: на каждом этаже находятся две четырехкомнатные, одна трехкомнатная и три «однушки». 

Получается, что три большие семьи зачастую живут бок о бок с тремя молодыми и активными во всех смыслах людьми, которые впервые вырвались из родительского гнезда и познают все прелести взрослой жизни.

В остальном квартира меня устраивает. Мне нравятся ее габариты, планировка, наличие двух санузлов, что особенно важно в семьях с детьми. Мы создали комфортную для себя обстановку: удобную кухню и общие жилые зоны, где у каждого есть свое личное пространство.

Необустроенность и огороды: двор и соседство

Если с локальными проблемами дома еще можно уживаться, то с придомовой территорией у нас, по большей части, просто беда. Парковок нет вообще — люди ставят машины где придется, даже почти в лесу. Продуктовый магазин здесь один. 

Нормальные детские площадки появились только со сменой УК. Со спортивными объектами было еще хуже: раньше их не было совсем, а сейчас построили универсальную площадку с мягким искусственным покрытием. Ее нам подарил соседний ЖК

Озеленением двора занимаются сами жители. Большую часть деревьев и кустов приобрел и посадил лично я. Не потому, что такой благородный меценат, а потому, что тут играет моя дочь, и я не хочу, чтобы ребенок рос на пустыре.

Если в нашем доме силами жильцов и новой УК ситуация начала улучшаться, то во дворе второго дома «Сосен» — полный раздрай. Детские и спортивные площадки там сделаны просто для галочки. Они убогие и, к тому же, стоят на гравии и щебне. 

Думаю, подобное отношение этого застройщика — не новость. В городе многие знают, что эта компания сдает новый объект как можно быстрее, затем меняет юридическое лицо, и поминай как звали. После этого данным товарищам больше не интересно, что происходит с ЖК и территорией вокруг них. Я лично после переезда еще долгое время ходил и собирал строительный мусор на месте нынешней детской площадки. Вот такое отношение. 

Еще один большой минус — это соседство с частным сектором. Мало того, что территория ЖК буквально сливается с ним, так долгое время между нами еще и не было никакого ограждения. Оно появилось не так давно, но уже успело упасть — прямо на грядки местного жителя.

Представьте, человек с утра выходит надергать себе овощей на суп, а там лежит высоченный забор. Он говорит, используя непечатные междометия: «А где моя свекла?». Сейчас забор поставили на место. А раньше достаточно было протянуть руку, чтобы сорвать с соседнего огорода малину. 

Кстати, о «малине» (я имею ввиду уже воровскую): как раз из моего окна, выходящего на Обь, хорошо видно одно из самых печально известных мест города — так называемую «Нахаловку»

Каннибалы и пионерский запах: район

Заельцовский район получил свое название из-за того, что находится за рекой Ельцовкой. А она, в свою очередь, называется так из-за ельца — рыбы из семейства карповых, которая обильно водилась раньше в здешних водах. Многие люди со всего города любили приезжать сюда на рыбалку.

Что касается части района вокруг сегодняшней улицы Сухарной, то эта территория долгое время принадлежала царю. Потом местные жители выкупили землю в рассрочку и ежегодно платили в государственную казну. Затем грянула революция, а долг остался. Получается, что даже сегодня — это ничья земля.

Сама же Сухарная называется так из-за находящегося тут одноименного завода. Он был стратегическим объектом — там делали сухари для царской армии.

Сегодня Заельцовский район — единственный в городе, сохранивший свое историческое название, которое дано в честь протекающей здесь речки

Как я уже упомянул выше, Нахаловка пользовалась дурной славой, и в свое время — с конца семидесятых по середину девяностых — горожане из других районов боялись даже просто заходить на ее территорию, а Сухарка воевала со всем Новосибирском. Название «Нахаловка» уже говорит само за себя: селились тут путем самозахвата. Этот контингент, в большинстве своем, был далек от высоких моральных и правовых принципов. 

Людей здесь грабили и убивали, многие отсюда просто не возвращались, пропадая навсегда. Бывали даже случаи каннибализма. В общем, этот райончик всегда был бедовым. Здесь и сейчас неспокойно: криминал, наркотики, поджоги домов, немало бывших зэков. Например, уже в новые времена тут расстреляли целую семью, когда они ехали по своим делам в машине. Их дом виден из моего окна. 

Из моей же квартиры виден и кусок пляжа, вокруг которого долгие годы идет скандал. Его, как и многое здесь, когда-то тоже захватили: кто-то сделал вид, что он частный, и поставил шлагбаум. Правда, почти всем, кто хочет зайти на пляж, — на это плевать, потому что люди знают о незаконности ограждений. Но пляж плох не этой историей, а тем, как его загадили: там помойка.

А вот с другой стороны моего дома — уже совершенно иная атмосфера. Здесь проходит граница Заельцовского парка с такими примечательными локациями, как зоопарк и дендропарк

Приезжая сюда, сразу понимаешь, что хвойный лес — это настоящий лес, даже если он находится еще в черте города: воздух здесь, как из воспоминаний о пионерском лагере — с ароматами смолы и хвои. Еще неподалеку есть конный клуб, и с общих балконов верхних этажей моего дома можно наблюдать за лошадьми.

В общем, гулять есть где — целый лес. А вот у дома пройтись вообще негде. Есть лишь узкая дорога, на которой сложно разойтись двоим. По небольшой ухоженной ее части, которую местные жители облагородили своими силами, курсируют мамы с колясками.

Разбитый центр и сталкерство: город

К нашему городу у меня неоднозначное отношение. Я его очень люблю и хорошо знаю. Именно поэтому считаю, что имею право задавать ему вопросы и указывать на недостатки. Не для того, чтобы побольнее кольнуть, а чтобы он менялся в лучшую сторону. Очень не хочется лезть в политику, но это просто ненормально, когда в самом центре миллионника раздолбанные дороги, пыль и ни одного общедоступного туалета. 

Я искренне не понимаю власть: почему нельзя привести в порядок хотя бы фасад, лицо нашего города — не самую масштабную, но очень важную его часть? Ведь по центру Новосибирска судят о нем в целом. А центр находится в безобразном состоянии. Про другие, особенно отдаленные районы, я даже не говорю.

И все же я действительно люблю Новосибирск. И центр мне мил, возможно, больше всего: сама площадь Ленина с оперным театром, и улицы Советская и Ленина, и весь так называемый «тихий центр»

А вот заведений-фаворитов у меня немного. Просто потому, что с рождением детей все их любимые места автоматически становятся и твоими тоже. Поэтому куда они — туда и я. Из области культуры больше всего меня интересуют картинные галереи, выставки живописи.

Не назвал бы я себя и любителем заведений из категории общепита. Мне нравится готовить самому, потому что я хочу досконально знать, как и из чего сделано блюдо в моей тарелке. Но среди ресторанов я бы выделил все проекты Дениса Иванова. Во-первых, мне нравятся и их концепции, атмосфера, и кухня. А во-вторых, я с ним знаком лично, и мне близки его принципы работы и подходы к кулинарии.

По нашему городу я люблю ходить пешком — даже до мест в часе ходьбы от дома я обязательно пройдусь, а не проеду. Правда, к этому Новосибирск как раз не очень располагает. У нас напрочь отсутствует доступная городская среда что для пешеходов, что для велосипедистов. 

В итоге, чаще всего я выбираю маршруты через тот же Заельцовский парк либо вообще ухожу в ранее неизведанные места. Кстати, сталкерство — одна из моих страстей. Обожаю искать интересные заброшенные локации и бродить по ним.

Полмира и свой дом: планы на будущее

Так как возможности путешествовать за границу, а долгое время — и по стране, у нас не было, то я стал активнее изучать область. Точнее, путешествовал по ней я уже давно, но в последнее время открыл для себя новые, захватывающие дух места. Например, я очень полюбил отроги Салаирского кряжа — это Тогучинский, Маслянинский районы. Недавно побывал в мраморном карьере под Искитимом — дивное место: его окружает еловый лес, а сам он похож на древний амфитеатр.

Но если не ограничивать себя малой родиной, то больше всего я люблю Европу. Я там был, но с удовольствием ездил бы еще чаще. Бывал я и в Африке, но хотел бы посетить ее северную часть, где есть песок и океан — Тунис или Марокко. Ни разу не был в обеих Америках, и сильно тянет их увидеть — и США, и Мачу-Пикчу. Но не меньше меня манит наш Север — плато Путорана, Чукотка, Северный полюс.

А еще у меня давно есть задумка отправиться в кругосветное путешествие — неважно, как и на чем. В общем, путешествия — это моя страсть и важная часть меня

Уезжать из Новосибирска я не планирую — в Москве не мой ритм жизни, а другие города России фундаментально не отличаются от нашего. Но вот пожить какое-то время в той же Европе я бы не отказался. А еще у меня появились мысли переехать из нынешней квартиры в свой дом где-нибудь в черте Новосибирска, но в его отдаленной части. Чтобы без городского шума, который слышен, даже если встать в центре Заельцовского парка. 

Но эта задумка еще формируется у меня в голове, ведь для начала этот дом надо реалистично и досконально представить себе. И самое главное, что пока против такого жизненного поворота выступают остальные члены семьи. Моя супруга большую часть жизни прожила в частном доме и не хочет возвращаться к подобному быту. А дети просто привыкают к любому месту, где прожили какое-то время, и тоже не готовы менять обстановку. Однако у меня есть идея, как их мотивировать. 

Мои дети очень просят завести домашнее животное, но я принципиальный противник проживания питомцев в городской квартире. Всегда считал, что это мучение для любых наших меньших братьев. А вот если бы мы жили в собственном доме — милости прошу: я, как ветхозаветный Ной, готов собрать всех, на кого укажут мои дети. Вот такой вот у меня хитрый план на жизнь.

Комментарии

1
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Давно о нем знаю (наверное, все в городе о нем знают), но даже не представляла насколько это позитивный, светлый и разносторонний человек. Все, теперь Сева - мой кумир! А насчет района - все так (даже пострашнее истории бывали)