Между Музой и Тельцом: прогулка с певцом и маркетологом Кареном Мовсесяном

Звезда театра оперы и балета — о похоронах Брежнева, новом доме и маркетинге

Фото
Коллаж Дарьи Яковенко

Известный баритон, солист театра оперы и балета Карен Мовсесян постоянно ищет себя, а поэтому в жизни часто стоял перед выбором: футбол или консерватория, КВН или театр, Пермь или Новосибирск, эстрада или опера, наконец, творчество или коммерция. Иногда он выбирал что-то одно, а иногда умудрялся совместить на первый взгляд несовместимые вещи. Под стать его жизни — резво и динамично — мы с Кареном прогулялись по его любимым местам и поговорили о выборе, компромиссах и саморазвитии. 

«Обещаю — сделаю»: Армения и Пермь

На свет я появился в Ереване, на тот момент — Армянской ССР, при Леониде Ильиче Брежневе. Несмотря на то, что я помню генсека как живого, сильнее всего в памяти отпечатался именно день его смерти. Тогда, в первой половине ноября, воспитатели в детском саду заставили нас, малышей, смотреть в прямом эфире его похороны, а потом еще и рисовать увиденное. Это был мой третий и последний день в садике — мама сразу забрала меня оттуда после этого принудительного некротворчества.

В детстве у меня совершенно не наблюдалось творческой жилки, в том числе, таланта к пению. Наоборот, мою маму, которая была завучем в моей же школе, периодически приглашала на разговор преподаватель хора, потому что я категорически отказывался петь. Способности к вокалу открылись у меня по воле случая. Как-то отчим, которого я считаю талантливым композитором и исполнителем, подарил мне гитару. И я просто начал петь его песни. В семье посчитали, что у меня получается, и тогда я решил попробовать пройти прослушивание в консерватории, куда меня успешно и приняли.

Еще с детства у меня были развиты организаторские способности, а также маркетинговая и рекламная жилки, хотя таких слов в те времена и не существовало. Например, в Ереване я, еще будучи школьником, организовывал игры КВН. Причем делал это под эгидой главного, масляковского клуба. Кстати, чуть позднее в студенчестве я играл в команде КВН «Армянский проект», третьем по силе коллективе после легендарных «Новых армян» и «ЕрМИ».

В детстве у меня совершенно не наблюдалось творческой жилки, в том числе, таланта к пению, зато были развиты организаторские способности

Но участие, а тем более организация игр «Клуба веселых и находчивых» отнимает очень много времени. Поэтому мой преподаватель по вокалу поставил меня перед выбором: музыка или КВН. Конечно, я выбрал первое. Точно так же ранее он меня увел и от футбола, которым я занимался профессионально.

Там же, в Ереване, я окончил школу, консерваторию и поступил на службу в местный Оперный театр. Но сначала пришлось послужить в армии — в ансамбле песни и пляски Дома офицеров местного гарнизона, где я оказался как раз по просьбе администрации Оперного, чтобы меня не увезли далеко и не терялись навыки.

После армии я, как и обещал, вернулся в Оперный театр Еревана, где проработал полсезона, потому что затем он закрылся на капитальный ремонт. Всем его сотрудникам и артистам дали полтора года на занятие любыми делами, а потом ждали обратно. Я поработал сезон в театре Перми, и потом уехал обратно в Ереван. К слову, кроме меня мало кто вернулся. Но я так воспитан, что не могу нарушить обещания.

В Ереване я окончил школу, консерваторию и поступил в местный Оперный театр. Но сначала пришлось послужить в армии — в ансамбле песни и пляски гарнизонного Дома офицеров

Однако я уже привык к темпам российских театров — здесь они совершенно другие, более динамичные. Это заметили и мои художественные руководители в Оперном. Будучи людьми мудрыми и видя, что мне становится тесно в Ереване, они не только не стали меня удерживать, но и первые предложили расширять свои границы, в том числе, географические.

Решение о смене места жизни и творчества было продиктовано случаем. В 2005 году я увидел по ТВ вручение самой престижной российской театральной премии «Золотая маска» и был поражен, удивлен и очарован тем, что целых пять призов получила опера «Аида» Новосибирского театра оперы и балета. Мне сразу же захотелось быть к этому каким-то образом причастным. И я твердо решил ехать в Новосибирск.

«Соглашался на все»: опера и эстрада

В Новосибирске я удачно прошел прослушивание — Театр оперы и балета подписал со мной контракт на год. И вот уже 15 лет как я тут живу.

Вспоминая свои первые годы в Новосибирске, я приятно удивлен, как город сразу принял меня, и не только в контексте театра. То, что у меня категорически не получалось раньше, стало возможным в Новосибирске — в сравнении даже не с Ереваном, а с Пермью. Я имею в виду и свою любовь к советской эстраде, и трепетное отношение к военным песням.

Однако я уже привык к темпам российских театров, и это заметили мои художественные руководители в Оперном. Будучи людьми мудрыми, они первые предложили расширять свои границы

Только вот первые полтора-два года мне нужно было создавать себе имя, соглашаясь выступать везде и на любых условиях: бесплатно и за небольшие деньги, в качестве подарков и бартера, в домах культуры и обычных дворах на районных праздниках, корпоративах и днях рождения, в администрациях всех районов города и поселков в области. В общем, вряд ли можно найти сцену в Новосибирске, на которой я бы хоть раз не выступал — будь то крупные учреждения или детские сады.

Заработав имя, я понял, что мог бы продолжать расширять границы своей деятельности, занявшись организацией различных музыкальных проектов. Это привело к созданию программ сольных выступлений, которые подразумевали мое участие не только в качестве певца: еще я исполнял функции режиссера, продюсера и постановщика всей программы.

Местная публика также разделяла мои музыкальные интересы, и залы на концертах всегда были забиты под завязку. Однако найти своего зрителя и, главное, удержать его, особенно такого требовательного, как в Новосибирске, было задачей не из простых. Если просто петь, то люди на концерте через 10 минут начнут зевать, через 20 — уткнутся в телефон, а в антракте уйдут и больше никогда не вернутся.

Без лишнего хвастовства могу утверждать, что за последние десять лет мало кто из местных артистов может сказать, что на него: первое — регулярно, второе — продаются билеты, третье — в большие залы. Есть солисты, которые соответствуют одному или двум этим пунктам. Но чтобы всем трем — кроме себя не могу никого больше вспомнить. И достиг этого я в первую очередь не как певец, а как маркетолог, потому что, повторюсь, продвигал себя сам.

Мне нужно было создавать себе имя, соглашаясь выступать на любых условиях. Вряд ли можно найти сцену, на которой я не выступал — будь то крупные учреждения или детские сады

Оперный театр, наблюдая за моей эстрадной деятельностью, также увидел в ней перспективу. И тогда концерты эстрадных песен и музыки, исполнение произведений таких композиторов, как Пахмутова, Бабаджанян, Таривердиев, стали организовывать и на моей, ставшей родной сцене.

Этот проект обрел огромную популярность в городе, и театр получил глоток свежего воздуха ранее недоступной для него грани музыки. Я же в полной мере осознал свою значимость и востребованность за пределами оперы.

«Креатив с детства»: школа и пиар

Кроме того, видя мои креативные способности, Театр оперы и балета в 2011 году предложил мне должность руководителя PR-отдела. Возглавлял я его два года, за которые смог как принести пользу, подняв объемы продаж, так и получить очередной опыт в интересной мне деятельности.

В 2013 году я понял, что могу двигаться еще дальше, и создал в Новосибирске вокальную школу «ВГолосе». Ее цель — помочь вокально одаренным детям развить свой талант и не затеряться во время первых шагов на их творческом пути. Помимо занятий, важной составляющей школы является организация для ребят смотров и концертов, где они учатся выходить на сцену, держать себя, видеть и чувствовать публику. Это очень важный артистический навык, который можно и нужно развивать, наравне с голосовыми тренировками.

Школа «ВГолосе» для меня является некоммерческим проектом, так как я твердо уверен, что для развития талантливых детей должны быть открыты все возможные ворота. Это как бы моя отдушина: на собственном пути я встречал отзывчивых людей, которые играли важные роли в становлении меня как певца и человека, и я хочу вернуть эти «долги» судьбе и помочь другим. Сейчас школа живет уже почти без моего вмешательства, работа там налажена. Я же нашел для себя новое дело.

Школа «ВГолосе» — это моя отдушина: я встречал отзывчивых людей, которые играли важные роли в становлении меня как певца и человека, и я хочу вернуть эти «долги» судьбе

На своем организаторско-предпринимательском пути я понял, что мне не хватает теоретических знаний, и поступил в РАНХиГС (бывший СибАГС) на факультет государственного и муниципального управления. Учусь там по сей день, две сессии первого года сдал на отлично и получил много важных для меня сведений, которые уже применяю в работе. Правда, сейчас пока нахожусь в академическом отпуске, потому что просто исчезло свободное время. Но я обязательно доучусь и получу диплом.

Что же до моей новой занятости, то параллельно с музыкальной карьерой я работаю в сфере маркетинга, в строительной компании «Стрижи». После того как у нас с семьей появилось новое жилье, я понял, что взвалил на себя слишком много обязательств, которые просто не вытяну на одном своем творчестве. Тогда я стал искать себе нормальную, приземленную, «человеческую» работу.

Разослал резюме в разные компании и прошел несколько собеседований. Но когда пришел в «Стрижи» и посмотрел, как там все устроено и какие принципы исповедуют люди в своей работе, я понял, что это место мне интересно уже не только из-за зарплаты. Мне была близка их философия, и, главное, я увидел там единомышленников. А мне очень редко встречаются люди, похожие на меня по взглядам, и в которых одновременно есть и творческое начало, и менеджерские способности.

В итоге в «Стрижах» я за месяц вырос до руководителя отдела маркетинга, коим являюсь уже два с половиной года. Среди важных побед и «зарубок» — не только моих и команды, но и, в целом, для города — я бы назвал воплощение идеи приглашать разных интересных исполнителей на дни рождения микрорайона.

Когда пришел в «Стрижи» и посмотрел, как там все устроено, я понял, что это место мне интересно уже не только из-за зарплаты

В позапрошлом году это была группа «Ундервуд», а в прошлом — «Несчастный случай». В этом году из-за коронавируса праздника не было, но была договоренность с одним очень большим коллективом, название которого я пока оставлю в секрете. Кстати, эти концерты стали не местечковыми событиями в районе — на них съезжались до 10 тысяч человек со всего города. Для публики они, конечно,  были бесплатными.

«В своей тарелке»: квартиры и город

Помимо Еревана, Перми и Новосибирска, я успел еще поработать в разных местах: полгода в Хорватии, пару лет набегами в Москве… Но потом понял: того, чего я достиг в Новосибирске и какие у меня здесь еще остаются возможности, больше мне не даст никакое другое место. Меня всегда тянуло в Новосибирск, который уже после трех лет жизни тут я начал называть домом. Конечно, мое родное место остается в Ереване, но Новосибирск — это новый дом.

Я ощущаю здесь себя в своей тарелке. Наверное, потому, что мужчина средних лет чувствует себя комфортно в том месте, где у него есть уверенность во всем: в своих задумках и силах, актуальных делах и перспективах, твердой земле под ногами и крепком тыле. Под последним я понимаю простые, но важные вещи: когда хочется быть уверенным, что если ты упадешь и сломаешь ногу или у тебя сгорит дом, ты знаешь, к кому можно обратиться за помощью.

Меня всегда тянуло в Новосибирск, который уже после трех лет жизни тут я начал называть домом

И вот около 12 лет назад у меня как раз появилось чувство, что я стал частью этого города и город в ответ воспринимает меня как своего. Мне кажется, это определяется по простым, казалось бы, мимолетным вещам. Например, ко мне могут подходить на улице и спросить, как пройти куда-то. То есть по моей органике тела, взгляду, поведению стало понятно, что я местный.

Моя любовь к городу стала ответной. Всеми своими силами и талантами и я стараюсь радовать жителей Новосибирска. В том числе, в ипостаси PR-менеджера в «Стрижах». С ними связано и мое новое место жительства — ЖК «Пифагор», в котором мы с семьей живем уже ровно год. Как сотрудник компании я, наверное, не вправе расхваливать этот ЖК перед читателями. Но могу рассказать, как я сюда попал. 

В Новосибирске я в своей тарелке. Наверное, потому, что мужчине средних лет комфортно там, где он уверен во всем: в своих задумках и силах, твердой земле под ногами и крепком тыле

Раньше мы с женой жили в пятиэтажке брежневских времен рядом с Горбольницей, где Дуси Ковальчук переходит в Богдана Хмельницкого. Квартира там была моим первым жильем, приобретенным в России — до этого я только арендовал недвижимость. Но появление в нашей жизни сына Микаэла стало катализатором переезда — троим в старой квартире нам было бы уже тесно. Кроме того, нам очень хотелось именно новое жилье — в только что построенном доме. 

Тогда я еще не работал в «Стрижах», но активно выступал на праздниках в их микрорайоне. Как-то я подошел к директору компании и рассказал о наших с женой планах на переезд. На следующий день он перезвонил мне и предложил варианты.

Мы выбрали «Пифагор» так как у нас с этим ЖК случилась любовь с первого взгляда: приехали, посмотрели и поняли, что хотим жить именно здесь. Я потом еще следил по веб-камерам, как он строится, потому что хотел поскорее переехать.  

Мой новый дом находится по соседству с «Сибирским Моллом» — одно из главных мест в здешней инфраструктуре. Неподалеку есть еще парк «Березовая роща». Очень он нам нравится, и мы всей семьей ездим туда кататься на велосипедах.

«Дом — мое все»: интересы и отдых

Вообще, я еще не до конца переехал из района Горбольницы и пока привязан к тому месту — хорошо его знаю, не раз все там обошел пешком. Поэтому до сих пор за некоторыми вещами я, будто по инерции, еду в район, где жил раньше. Это касается даже продуктов — за ними я почти всегда отправляюсь в свой любимый «Бахетле» на Нарымской.

А еще в том же районе у нас до сих пор ребенок ходит в детский сад, потому что на новом месте пока не успели найти ему подходящее дошкольное учреждение.

Когда кинотеатры не были закрыты из-за коронавируса, я тоже по консервативной привычке всегда ездил только в «Победу». И продолжу это, как только кинопоказы возобновятся, а это будет уже на днях. Лично я только в «Победе» могу почувствовать ту непередаваемую атмосферу магии кино, которая есть лишь в настоящих кинотеатрах, а не в торговых центрах. Плюс это всегда общение — там я встречаюсь со знакомыми и разными людьми из богемной тусовки.

Что касается обеда, ужина и приятного времяпрепровождения в уютной обстановке — то это мне обеспечивает кафе «Эклер».

Только в «Победе» я могу чувствую атмосферу магии кино, которая есть лишь в настоящих кинотеатрах, а что касается приятного времяпрепровождения  — это мне обеспечивает кафе «Эклер»

Однако в моей жизни так много людей, концертов, деловых, творческих и неформальных встреч, что больше всего я люблю отдыхать дома. Это касается и просто релакса, и застолий с друзьями — лучше дома места для меня не найти. Так что в 90 % случаев, когда я появляюсь где-то в обществе вне работы, это означает, что мне просто неловко там не побывать.

«Пою, когда хочу»: семья и будущее

В интервью я часто рассказываю про свою большую семью и родственников в Ереване. Поэтому повторяться не хотелось бы. Вот недавно на телевидении я много говорил и о них, и своей жене с сыном. Но почему-то мой рассказ про сестру решили вырезать из эфира. Хочу исправить эту несправедливость. Тем более, что моя сестра — очень интересный и тоже творческий человек. Она, будучи еще несовершеннолетней, стала мастером спорта по виндсерфингу — в Армении, стране, где нет моря. А в этом году она защищает в Болгарии диплом по тематике «продюсирование кино».

В моей жизни так много людей, концертов и встреч, что больше всего я люблю отдыхать дома — лучше места для меня не найти

Что касается именно моей здешней семьи, то, как уже упомянул, она состоит из жены и маленького сына Микаэла. Малыш уже проявляет талант в музыке. Ярко выраженный, настоящий талант — мы выяснили, что он обладает абсолютно идеальным слухом. Например, по звукам капель дождя или стука по разным частям столешницы Микаэл может безошибочно определять ноты. У нас с женой, оперных солистов, даже близко нет такого слуха, какой есть у него. И вообще в мире абсолютным музыкальным слухом обладает очень небольшое количество людей.

Мы с женой совершенно не расстроимся, если наш Микаэл, повзрослев, выберет какой-то другой путь, однако не можем и игнорировать его очевидный талант. Поэтому пока отдали его заниматься музыкой в комплексе, чтобы он просто погружался в нее. Тем более, что мы даже назвали сына в честь великого советского композитора армянского происхождения Микаэла Таривердиева. Кстати, я хорошо знаком и дружен с супругой покойного Микаэла Леоновича. Именно с супругой, потому что она не признает себя вдовой.

Несмотря на мое новое увлечение маркетингом, уже ставшим второй профессией, я не бросаю и не собираюсь бросать пение. Более того, когда я перестал заниматься только вокалом, он сразу стал для меня еще более желанным. Я всю жизнь пою, и мне не надоедает делать это для себя, для души. Уверен, что нельзя петь, когда надо. Нужно петь, когда хочешь.

Этот постулат идет вразрез с общепринятыми исполнительскими принципами. Ведь считается, что это художник или поэт может себе позволить искать музу и не творить, когда ее нет. А вокалист обязан петь, когда ему назначено в расписании.

Вот я для себя сломал этот стереотип и, как мне кажется, только выиграл от этого. Теперь если я пою, то это действительно каждый раз ново, вдохновенно и от самого сердца. Кстати, я никогда не пропускал свое выступление где бы то ни было — всегда приезжал вовремя, хоть будучи больным, хоть жутко опаздывая из-за пробок.

Я всю жизнь пою, и мне не надоедает делать это для себя, для души. Уверен, что нельзя петь, когда надо. Нужно петь, когда хочешь

В общем, пение как образ жизни мне не наскучило. Но в профессиональном плане мне все чаще стало хотеться разнообразия. В итоге я открыл для себя маркетинг и параллельно продолжаю на полставки работать в Театре оперы и балета. А еще даю сольные концерты, организовывая каждый раз новую программу, экспериментирую, чтобы и удивлять зрителей, и понимать собственные возможности.

И мне нравится такое позиционирование себя, я чувствую себя комфортно в своей широкой деятельности. Искренне не понимаю, к чему все эти рамки: «Я Артист, оперный певец!», и затем стереотипная многозначительная мхатовская пауза. Нет же — я такой, каким мне хочется и нравится быть. Ведь это так здорово, когда по прошествии уже немалых лет жизни у меня остаются и силы, и возможность расширять свои границы и находить нового себя.

Комментарии

0
под именем