Мы станем больше ценить домашний уют

Шеф-повар Витторио Соверина каждый день на связи с родными в Ломбардии, откуда в Италии началась эпидемия коронавируса

Итальянский шеф приехал в Екатеринбург осенью 2001 года по приглашению владельца ресторана Dolce Vita — думал, что на полгода, а остался на 20 лет. Поначалу было много вопросов: «как найти свой дом, если все — одинаковые?», «почему ковры на полу?», «зачем снимать обувь?». Но очень скоро многое стало понятно, в том числе — за какой футбольный клуб надо болеть.

«Я даже не знал, где находится Екатеринбург»

Я живу здесь почти 20 лет. Когда мне предложили вакансию, я даже не знал, где именно находится этот город. В моем атласе России было написано «Свердловск», и из-за этого я долго не мог разобраться, куда лечу работать. Но тогда я подписал контракт только на полгода —  требовалось открыть итальянский ресторан Dolce Vita и на этом все. Свои впечатления я описал в автобиографической книге «Это моя Сладкая жизнь» — захотелось сохранить море эмоций от первых лет жизни в России.

»…Самолет садится в аэропорту Кольцово, уже поздний вечер. Выходя, я вижу термометр, на нем -18. Сажусь в автобус, перевозящий пассажиров от самолета до старого терминала, и замечаю, несмотря на темноту, что этот автобус, видимо, использовался в каких-то военных целях…Я выхожу из аэропорта, где меня встречают директор ресторана, с которым я уже познакомился в Италии, переводчица и множество мужчин. Я обмениваюсь несколькими фразами с переводчицей, она кажется мне симпатичной, спрашиваю «кто все эти люди?», она спокойно отвечает, что это телохранители. Телохранители, чтобы встретить в аэропорту повара? А-а-а, хорошо, сейчас я  более спокоен!» — фрагмент из книги «Это моя Сладкая жизнь», 9 октября 2001 года.

Дорога в город тогда показалась мне кошмаром наяву. На трассе — шикарные мерседесы, каких я не видел даже в Италии, и тут же — разваливающиеся старые машины. Смотрел и думал: «Боже, мой папа 30 лет назад на такой ездил, а они до сих пор здесь!». Я тогда не знал, что это разные автомобили: итальянский «Фиат-124», на котором ездил папа, стал прототипом для «копейки», так популярной в Екатеринбурге начала нулевых. 

Когда мы въехали в город, шок усилился: здания были похожи одно на другое — цветом, стилем и расположением. Километры однотипных серых строений! У нас в Италии не бывает двух одинаковых домов, потому что каждый архитектор все равно рисует по-своему. Меня мучил один вопрос: «Как я найду свой дом и свою квартиру после работы?!».

Я считаю, что невозможно полноценно жить деревенской жизнью, если тебе постоянно нужно быть в городе на рабочем месте

Моя первая съемная квартира была абсолютно советской: высокие потолки и ковер на стене. Я сразу же спросил переводчицу: «Почему не на полу?!». Мне объяснили — это давняя традиция. Как только мы зашли в квартиру, меня предупредили, что на входе нужно снять обувь. Мы в Италии так не делаем, но сейчас я привык и снимаю ботинки, даже когда приезжаю к родителям. Это удобно.

Между Ботаникой и Альпами

За все время жизни в Екатеринбурге я сменил 4 квартиры. Последние 10 лет живу около Ботаники. Район рос буквально на глазах — хорошо помню, что лет 10 назад на месте нашего нынешнего дома были какие-то руины. Сейчас — многоэтажка с закрытым двором. Нам нравится тут жить: школа, садик — все рядом. Сын ходит пешком в гимназию: это удобно для нас как для родителей и правильно для него — ребенок самостоятельно планирует, как организовать свое время. О загородном доме мы не задумываемся — не хочется тратить по два часа в день на дорогу до работы. Я считаю, что невозможно полноценно жить деревенской жизнью, если тебе постоянно нужно быть в городе на рабочем месте.

Я не думаю, что после эпидемии здесь, в России, люди привыкнут заказывать еду на дом и не вернутся в рестораны

До сих пор каждое лето мы проводили в Италии у моих родителей — дышали свежим воздухом, любовались Альпами. Мой родной город — Комо в Ломбардии. Это самый север Италии, ближе к Швейцарии. Сейчас этот регион — один из эпицентров вспышки коронавируса. 

«Посылки с продуктами в Италию не отправляю»

В СМИ пишут, что в Ломбардии зарегистрировано наибольшее число случаев заражения. Конечно, я переживаю за своих друзей и  пожилых родителей — все они сидят по домам. В Италии предприняты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности  — такого «осадного положения» не было, пожалуй, со времен Второй Мировой войны. Я все время на связи, мы поддерживаем друг друга. И вы, наверное, видели в интернете, что итальянцы стараются не падать духом — например, выходят на балконы, чтобы подбодрить соседей, вместе спеть. Мои родные не поют, но уже повесили флаг Италии на фасаде дома — как символ того, что вместе итальянцы смогут все преодолеть.

Родители и раньше не часто выбирались из дома, а сейчас только в аптеку и за продуктами. Они следят за тем, чтобы обязательно соблюдался интервал в очереди на кассе — не меньше метра до каждого следующего человека. После того, как в первые дни эпидемии настроенные панически люди скупили всю пасту на прилавках, ситуация пришла в норму. Теперь полки регулярно заполняются, так что продуктовые посылки в Италию я не отправляю.

Однажды наш остров оказался в зоне тропического циклона Флойд — на нас надвигался ураган, скорость ветра в центре которого была 130 километров в час

Я не думаю, что после эпидемии здесь, в России, люди привыкнут заказывать еду на дом и не вернутся в рестораны. Но вот в Италии жизнь точно изменится — мы будем больше ценить домашний уют, близких, возможность побыть на природе. Для меня эта истина открылась еще 21 год назад — я тогда принял приглашение работать  в ресторане на Багамах. И вот однажды наш остров оказался в зоне тропического циклона Флойд — на нас надвигался ураган, скорость ветра в центре которого была 130 километров в час. Мы эвакуировали гостей, заколотили окна ресторана и едва успели на последний чартер с острова. Некоторые из моих коллег, с которыми я работал там, после этой катастрофы пропали без вести. Я думаю, что мне тогда очень повезло. Как и потом, когда я решился на переезд в Россию. 

Футбол как вторая вера

Все детство я гонял мяч — не представляю себя без этой игры! Для меня естественно поддерживать свою городскую команду. Здесь, в Екатеринбурге, это футбольный клуб «Урал».15 лет назад мы ездили болеть на уралмашевский стадион — страшно вспоминать все эти сломанные скамейки, бетонные основания под сидениями — на поле было больше песка, чем газона. А сейчас поход на матч в «Екатеринбург-Арене» — сплошное удовольствие.

Спорт в моей жизни — это не только футбол. Я иногда бегаю перед работой по 10-12 километров. Физически устаю, зато мозг полностью готов к решению разных задач

Благодаря работе мне даже посчастливилось познакомиться с некоторыми игроками команды. С парой футболистов мы делали кулинарный мастер-класс. Во время ЧМ-2018 я, конечно же, был в Екатеринбурге и одним из первых выкупил билеты на все матчи, которые проходили здесь. И хотя сборная Италии не играла, мы с нашим флагом приходили на стадион — я, мой отец и сын. 

Но спорт в моей жизни — это не только футбол. Я иногда бегаю перед работой по 10-12 километров. Физически устаю, зато мозг полностью готов к решению разных задач — так я быстрее думаю. Кроме того, стараюсь не пропускать марафоны — здесь, в Екатеринбурге, принимал участие в забеге «Майская гроза» и некоторых других, а также регулярно заявляюсь на марафоны в Европе. 

Вот в фитнес-клуб мне скучно ходить — чувствую себя белкой в колесе, а не шефом ресторана

Зимой стараюсь выходить на короткие дистанции: когда на улице -15 и ниже, мне трудно долго находиться на свежем воздухе. Если не сильно холодно, то по утрам бегаю в Зеленой Роще. Когда сильный мороз, езжу в спортивный комплекс «Луч» по адресу Ткачей, 11 — там хорошие легкоатлетические дорожки. Пока бегу, обдумываю планы на день — меню, список поставщиков и продуктов, какие-то домашние дела. А вот в фитнес-клуб мне скучно ходить — чувствую себя белкой в колесе, а не шефом ресторана. 

Личный стоп-лист: окрошка и кинза

Я несколько раз ходил в православные церкви, чтобы помолиться. Для меня, католика, Он значит то же, что и для православных. И если в прошлом кто-то решил разделить церковь, то меня это не сильно волнует, ведь Бог не нуждается в визе и паспорте.

«Я живу в России и должен приспособиться к новой жизни в этой стране. Я начал ценить русскую кухню, и вкусы, которые не нравились мне поначалу, постепенно стали привычными. Русские супы, пельмени, икра, а также тысячи способов приготовления капусты привлекли мое внимание и покорили сердце. Но есть две вещи, которые я ненавижу: кинзу и окрошку. Потому что, когда я пробовал ее в первый раз, никто не объяснил мне, что этот суп надо есть холодным. Я несколько минут разогревал ее в микроволновке, прежде чем приступить к дегустации. Результат ужаснул! С тех пор я не ем окрошку ни в каком виде!» — фрагмент из книги «Это моя Сладкая жизнь».

Я привязался ко многим местам: на Плотинке мы гуляли с моей будущей женой, по улице Малышева я ходил пешком на работу

Когда меня спрашивают, что будет дальше – уеду я в другой город России, вернусь в Италию или останусь здесь  – я не загадываю. Жизнь меня научила – все непредсказуемо! Но за все эти годы Екатеринбург для меня стал своим – он не такой перенаселенный как Москва. Я привязался ко многим местам: на Плотинке мы гуляли с моей будущей женой, по улице Малышева я ходил пешком на работу, когда служебная квартира была рядом с колледжем Ползунова. Город меняется, и мне это нравится: больше современных зданий, мест, куда можно сходить с детьми. Об этом городе я могу с уверенностью сказать: questa mia dolce vita – это моя сладкая жизнь. 

Комментарии

4
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Будем надеется, что с его семьей все будет хорошо...И С НАМИ ТОЖЕ!!!
  • Очень позитивные и интересный чувак! Отличная статья )