«Мы стараемся сломать скорлупу равнодушия»: прогулка с Анной Балтиной по «Татарской слободе Екатеринбурга»

Соосновательница сообщества «Парки и скверы Екатеринбурга» рассказала, почему горожане не доверяют власти

Коллаж Валерии Силантьевой

Анна Балтина работает руководителем детского хора в Березовском, а в свободное время отстаивает право на то, чтобы у каждого города были свои «зеленые легкие» — парки и скверы. На прогулке она объяснила, как правильно стричь газоны, чтобы защитить червячков, почему жители прячутся в скорлупу равнодушия и где искать дореволюционную беседку в самом центре Екатеринбурга.

Мы сохранили 234 дерева

В начале нулевых мы с будущим мужем искали квартиру: нам хотелось жить рядом с зеленой зоной, потому что я постоянно ощущаю нехватку свежего воздуха в городе. Выбрали жилье рядом с Основинским парком в Пионерском поселке, там было тихо и хорошо. В 2003-м году на его территории запланировали создать парк «Сказы Бажова», что требовало вырубки 900 деревьев. Вместо этого в ночь на 26 декабря 2003-го года было уничтожено около 2500 насаждений для строительства ТРК «Парк Хаус». Я помню, как была обескуражена и разочарована — у нас отняли главную ценность этого места. Спустя три года из-за большого количество желающих посетить торгово-развлекательный комплекс улицы Сулимова и Учителей стали оживленными и шумными. Мы с мужем решили искать другую квартиру, начали ездить по пригородам и поселились в Березовском рядом с тропой здоровья.

Меня всегда интуитивно волновала проблема городского озеленения, но заняться этим основательно побудила угроза застройки сквера у Театра драмы пару лет назад. В Екатеринбурге много парков, но они находятся на окраинах. В центре нет большой зеленой зоны, как во многих европейских городах, поэтому важно было отстоять даже такое небольшое пространство. В 2018-м году совместно с архитектором Анастасией Катаковой мы образовали сообщество «Парки и скверы Екатеринбурга». Наша цель — сформировать ответственное отношение горожан  к деревьям и доказать, что зеленые зоны в городе  жизненно необходимы.

Фото
Polina Rashkovskaia

Зеленые пространства в микрорайонах волнуют только сравнительно небольшое количество тех, кто рядом с ними живет

В сквере на Октябрьской площади весной 2018-го года мы провели исследование: описали 234 дерева, которые там растут и нанесли их на карту, а после стали работать с екатеринбуржцами: рассказывали как приятно тут отдыхать, лежать на траве, гулять с семьей или устраивать пикники. И сквер действительно был очень важен для екатеринбуржцев, потому что многие вышли в мае 2019-го года отстоять его, высказать свое отношение к этой проблеме — у нас появилось много единомышленников. Но после протестов интерес к зеленым зонам города утих. Сегодня есть опасность исчезновения насаждений в парке УрГУПСа и Саду Вайнера, Березовой рощи в Краснолесье. А в парке на XXII Партсъезда и в Зеленой роще  деревья страдают от проводимого там благоустройства. Но все это не вызывает такого же резонанса, какой был у сквера у Театра драмы, ведь зеленые пространства в микрорайонах волнуют только сравнительно небольшое количество тех, кто рядом с ними живет. 

Сейчас мы стараемся продолжать работу над сохранением зеленых зон Екатеринбурга: рассказываем об угрозе застройки парков и скверов и фиксируем обрезку крон деревьев в наших социальных сетях, помогаем активистам выстраивать коммуникацию с властями, координируем местные сообщества. Мы хотим создать интерактивную карту, где будут отмечены все зеленые насаждения, описан их вид, высота и другие данные, позволяющие сделать выводы об их состоянии. Проект масштабный и пока незавершенный: для его реализации нам нужны волонтеры, которые будут фиксировать растущие в городе деревья.

Деревянное зодчество в «Татарской слободе»  

Я люблю дореволюционные деревянные здания. Они мне кажутся более «человечными», чем новые высотки: красивые, небольшие, сделанные из теплого материала — дерева. Когда ребенок рисует домик, он изображает классическую деревянную постройку с треугольной крышей, хотя сегодня в таких строениях почти никто не живет. В Екатеринбурге одни из любимых моих старых зданий — дома Лебедева и Панова по адресу Сакко и Ванцетти, 23. Дом Панова одноэтажный, пышно украшенный резными узорами, с мезонином (надстройкой посередине дома — Ред.). Дом Лебедева более прост на первый взгляд, так как у него ассиметричный фасад, выполненный из сруба. Оба дома расположены близко друг к другу и составляют одно здание. Во дворе домов есть историческая беседка, в ней сохранилась удивительная атмосфера конца XIX века. Конечно, она в плохом состоянии, но я бы прямо сейчас устроила мероприятие в ней, уж очень красивое строение.

Оба дома построены в 1890-х годах. Тогда улица Сакко и Ванцетти называлась Усольцевской это была тихая улочка, где текла неторопливая мещанская жизнь. Крестьянин Панов торговал мукой, а купец второй гильдии Лебедев держал модный дом. После революции строения национализировали и отдали под коммунальное жилье. В 1980-е памятники отреставрировали свердловские художники под руководством педагога Льва Хабарова. Дома объединили в одно здание, где открылась единственная в городе вечерняя художественная школа для взрослых, основанная художником и преподавателем Павлом Хожателевым и носящая его имя. Она занимала здание до 2006-го года, пока Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области не повысило арендную плату и не выселило художников. Потом несколько лет за памятником никто не следил, в нем поселились бездомные, и здание постепенно разрушалось. В 2013-м году МУГИСО начало реставрацию, но не могу сказать, что она хоть как-то проводилась — следов восстановления нет. 

Возле дома Панова и Лебедева растут вековые деревья. Раньше насаждения специально выращивали у входа и окон для рассеивания солнечного света

В России есть опыт реконструкции таких памятников, например, в Асташово восстановили терем: там перебрали каждое бревно, и теперь здесь располагается гостиница. Надеюсь, внутри дома Панова и Лебедева сохранились перекрытия и его еще можно вернуть на городскую карту, сделать важным для горожан. Сегодня рядом со старыми зданиями жизнь будто замедляется, становится более размеренной, чем на центральных проспектах города. Эта атмосфера немного нарушена советскими градостроителями — вокруг появились девятиэтажки и деревянные дома потерялись среди них, но до сих пор выглядят эффектно, надо только присмотреться. 

Возле дома Панова и Лебедева растут вековые деревья. Видно, что ими занимались первые хозяева, раньше насаждения специально выращивали у входа и окон для рассеивания солнечного света. Однажды, я здесь гуляла с архитектором Ильдаром Хабибулиным, который занимается проектом «Татарская слобода Екатеринбурга» — туристическим маршрутом, рассказывающим о жизни татар в Екатеринбурге. Ильдар объяснял, что деревья вокруг дома Панова и Лебедева надо снести, чтобы взору открылись его архитектурные особенности, а я считаю, наоборот, их нужно оставить. Это строение для мне как замок, где на балконе принцесса ждет своего принца, и ему необходимо пробираться сквозь заросли для спасения девушки.

«Меня раздражает, что власти обвиняют в неучастии в городской жизни народ»

Недавно я прочитала книгу Колина Элларда «Среда обитания», которая мне очень отозвалась. Исследователь говорит о том, что сначала мы порождаем среду, потом среда формирует нас. Если люди растут среди однотипных многоэтажек, у них не появляется стимул заниматься творчеством, скорее скука вынуждает пить и употреблять наркотики. Поэтому, на мой взгляд, важно подмечать красивое и необычное. Несколько лет у меня зреет идея показать екатеринбуржцам старинные двери домов. Приезжая в Барселону или другой европейский город, мы постоянно подмечаем необычные двери. Мне кажется, у нашего города тоже есть такой потенциал, только надо его осмыслить и развить, ведь элементы декора могут стать отличной достопримечательностью.

Гармония и красота в городе появляются, как мне кажется, в результате грамотно выстроенных взаимоотношений. Диалог должен быть между администрацией, жителями и бизнесом. Сейчас наше общество пассивно, люди боятся высказывать мнение. Меня раздражает, что власти обвиняют в неучастии в городской жизни народ. Но ведь апатия возникает из-за невозможности повлиять. Если хочешь добиться малого, нужно забыть о сне и детях, и многие жители замыкаются на собственной семье, обрастают скорлупой. Мы стараемся сломать эту скорлупу равнодушия, чтобы наладить взаимоотношения между всеми участниками городского процесса.

В последние полгода идут споры о реконструкции парка XXII Партсъезда. Такая ситуация — результат отсутствия диалога. Местных жителей не вовлекли в процесс, не спросили как и что улучшить, поставили перед фактом: «Ремонт будет». Людей произошедшее возмутило и даже, если ремонт пройдет хорошо, вряд ли их устроит итог. Сейчас парк обнесен забором и, мне кажется, это символизирует недостаток коммуникации горожан с властями. 

Борьба за червячков

Между парком имени XXII Партсъезда и Дворцом Молодежи пару лет назад реконструировали сквер. Мне нравится, как его сделали: деревья высадили взрослые, они быстро разрастутся. Качели оформлены в черно-желтом цвете и в пасмурную погоду они могут поднять гуляющим настроение, а рядом березовая роща, которая поглощает шум автомобильных дорог. Тротуар не оформлен высокими бордюрами, что способствует попаданию сточной воды в почву. В нем всегда довольно людно, значит, пространство нравится екатеринбуржцам.

Мелкие животные и птицы пропадают из-за того, что с высохших газонов и оголенной почвы исчезают насекомые

На газоне сквера у Дворца Молодежи растет клевер: сейчас он широко используется в западных странах, так как легко растет и его листья образуют мягкое, сплошное покрытие. Он естественно выглядит и не требует тщательного ухода, как, например, однолетники, которые высаживают каждое лето по всему городу. На лужайке растет высокая трава, в других парках ее часто сбривают под ноль, имитируя английский газон. Но такая трава требует особого полива, расчесывания и подкормки. Обыкновенный газон из дикорастущих и почвопокровных трав гораздо дешевле и полезнее для экологии города, его не нужно постоянно косить. При грамотном содержании почва остается «живой», в ней остаются важные для экобаланса организмы, например, дождевые черви. Надо мной часто смеются из-за того, что я защищаю червячков. Я не считаю это смешным, ведь живность и растения — наше здоровье. Высокотравный газон из дикорастущих растений тоже важен для городской экосистемы. Есть мнение, что птицы гнездятся на деревьях, но большая часть певчих птиц обитают на земле, поэтому, уничтожая высокую траву в наших парках и скверах, мы лишаемся важной части нашей природы. Мелкие животные и птицы пропадают из-за того, что с высохших газонов и оголенной почвы исчезают насекомые.

Меня раздражает и то, как осенью сметают мусор в мешки. Вместе с мусором убирают и листья — ценное питание для деревьев. В последние несколько лет появились пушки, которые сдувают листву, они очень шумные. Уши устают от бесконечного движения машин, рабочей техники и криков. Помню был такой советский мультик «История одного преступления», где мужчина устал от громких звуков соседей настолько, что решился на убийство. Иногда я этого мужчину понимаю, от шума мы, в целом, становимся более раздражительными.

Фото
Polina Rashkovskaia

Важно рассматривать все парки вместе, связывать их друг с другом в единый «зеленый каркас»

В городе есть проблемы с озеленением, но в основном состояние среды хорошее. Вне парков на улицах Екатеринбурга деревьев много. Все насаждения вскоре потребуют обновления, потому что это старый фонд. Местных питомников недостаточно, а привозить из Европы дорого и неэффективно, потому что процент приживаемости низкий. Надо пытаться наладить механизм, при котором старое дерево будет меняться на новое постепенно, а это сложная, но выполнимая задача. Процесс, займет несколько лет. Важно рассматривать все парки вместе, связывать их друг с другом в единый «зеленый каркас», так получится сохранить и сберечь большое количество зелени на улицах Екатеринбурга.

Комментарии

3
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Червяков жалко...
  • Правильно. Червяки тоже имеют право на жизнь, отпущенную им природой. Газоны стричь под ноль очень вредно. Это не забота о среде обитания и горожанах, а осваивание денег. Всё правильно Анна сказала.
  • очень приятная девушка! птиц и правда не хватает, оказывается, для этого надо спасать червяков