«Мы защищаем все старое»: почему кинематографисты против сноса «хрущевок» и «сталинок»

Прогулка по центру Екатеринбурга с режиссером и продюсером, чьи фильмы на YouTube набирают миллионы просмотров

Режиссер Иван Соснин и продюсер Яна Шмайлова работают в екатеринбургской компании Red Pepper Film. Их картины не раз побеждали на европейских фестивалях, а в прошлом году взяли призы на «Кинотавре» и «Золотом орле». При этом супруги не планируют переезжать в Москву и уже четвертый год живут в доме на Восточной между Ленина и Малышева. На прогулке они рассказали, почему рядом с железной дорогой жить лучше, чем вдали от нее, объяснили, по какой причине нельзя сносить старые дома, и поделились надеждами о большой роли Екатеринбурга в кино.

Создание данного материала происходило до введения режима самоизоляции в Екатеринбурге. В данный момент редакция журнала N1 придерживается всех рекомендаций и ведет работу исключительно из дома.

Невьянское детство и нью-йорская юность

Иван: Вырос я в маленьком городе Невьянске. Все местные жители там друг друга знают, поэтому никто не боится отпускать детей одних на улицу. Я тоже пару раз так ходил в садик, гулял во дворе под присмотром соседей. Но когда повзрослел, понял, что безопасность детей ― практически единственный плюс таких городков. А так ― там нечем заняться: в мое время не было ни одного кинотеатра, а из каких-то учреждений дополнительного характера ― только музыкальная и художественная школы, секции по борьбе, баскетболу, футболу и лыжам. Если ничего из этого тебе не подходит, такие селения становятся очень некомфортными. Ты можешь просто не знать, что делать. Екатеринбург ― город-миллионник, тут все иначе и есть множество вариантов для саморазвития. Поэтому после школы в Невьянске я и поступил сюда в УПИ (сейчас часть УрФУ, — Ред.)

Яна: Смешно, насколько у нас с Ваней различались нулевые. Я все детство провела в Екатеринбурге. Мы с родителями, правда, переезжали из района в район, потому что квартиры в основном снимали. Сначала на Пионерском, потом в центре на перекрестке Попова и Московской, а еще в Компрессорном. Жизнь там мне больше всего и запомнилась. В нашем дворе было несколько домов, а рядом — каток, спортивная площадка, озеро и лес. То есть в нескольких метрах от подъезда мы могли жарить шашлыки или вообще рыбачить, что иногда делал папа после работы. С детства я постоянно ездила за границу. В 15 лет, например, в качестве модели поехала в Нью-Йорк. Контраст с Россией тогда почувствовала сразу: там по-другому устроено практически все. Первое, что бросилось в глаза — конечно же, люди, которые постоянно улыбаются.

Иван: Пока Яна работала в США, я жил в университетском общежитии. Заселение туда и поступление на бюджет стали единственным возможным вариантом переезда, так как денег у нас с мамой было немного. В общежитии я даже иногда всю неделю никуда не ходил, а потом ехал в «Мегу» поесть хот-догов на отложенные деньги. Но зато с сожителями мы там веселились: ночью, например, устраивали всякие розыгрыши, мазали друг друга зубной пастой. Уже после выпуска, во время съемки клипа для группы «Сансара», я познакомился с Яной. Мы начали встречаться, а потом решили съехаться ― мама купила нам небольшую квартиру на Студенческой. Для этого ей пришлось продать часть недвижимости в Невьянске, а нам еще выплачивать ипотеку.

Переезд на Восточную и гневное письмо коммунальщикам

Яна: Спустя несколько лет мы поженились, продали то жилье и вот уже четыре года живем на Восточной. Здесь ближе к центру, квартира больше старой, а еще жилплощадь относительно недорогая: недавно и Ваниной маме купили квартиру через дом от нас. А то, что напротив железная дорога, ― даже хорошо. Утром в квартире повсюду солнечный свет: на горизонте нет зданий, которые бы его закрывали, — и не будет из-за железнодорожных путей. Ну а с шумом от поездов все просто: пластиковые окна не пропускают его внутрь.

Единственное, что нас смутило при покупке — это подъезд. Он был весь изрисован граффити, лестницы и двери были в ужасном состоянии. Однажды я не выдержала, сфотографировала этот беспредел и отправила на разные сайты, связанные с ЖКХ. Написала огромное гневное письмо: хотелось понять, почему подъезд в таком состоянии, вопреки тому, что каждый месяц мы сдаем по тысяче рублей на капитальный ремонт.

Иван: На следующий же день к нам пришли чинить лестницы. Еще через несколько месяцев начали косметический ремонт. Покрасили подъезд, все поменяли, почистили. А когда Яна спросила коммунальщиков, почему они так внезапно пришли работать, они сказали, что до нас к ним просто никто не обращался. Вот это самое страшное: люди ругаются, ворчат, платят, но никто даже не пытается ничего сделать.

Почему нельзя сносить «хрущевки» и «сталинки»

Иван: Во время прогулки по Екатеринбургу почти на каждом шагу встречаются «сталинки» и «хрущевки». Фильмы, которые мы снимаем, вдохновлены обликом таких домов. В кино подобные здания хорошо отражают провинциальный дух. Если бы их снесли, тогда бы потерялась история, которую люди должны знать. Как без нее будут расти новые поколения, и откуда они узнают, как росли и в чем ошибались предшествующие?

Яна: Может быть, звучит, словно мы защищаем все старое, но это не так. Нам, например, очень хочется, чтобы построили Новый зал филармонии. Нравится Ельцин Центр, мы не против хоккейной арены от УГМК. Если у нас пройдет Чемпионат мира по хоккею, это ведь будет здорово! Замечательно, что в городе строят спортивные и культурные объекты.

Иван: Сохранять историю и развиваться — сложно, но к этому нужно стремиться. Застройка многих европейских столиц демонстрирует, что рядом с нетронутым историческим зданием можно создать что-то новое. Это же замечательно: идешь по старой улице, а потом сворачиваешь и видишь современный небоскреб.

Как протесты помогают кинематографу

Иван: Все сюжеты наших фильмов пусть и придуманы мной, но рождены на базе каких-то реальных историй. Самый очевидный пример ― события в сквере у Театра драмы в мае прошлого года. Мы тогда были на отдыхе в Братиславе, но внимательно следили за происходящим в социальных сетях. Я до последнего думал, что зеленую зону не удастся отстоять, а после победы поверил в силу человеческого духа. Об этом и написал сценарий для фильма «Урок экологии».

Яна: Наши рекламодатели быстро согласились снимать. Они смелые, и поэтому мы не боимся предлагать такие истории. Дальше все так удачно получилось, что даже администрация города нас поддержала: разрешила съемки в Дендрологическом парке у главного корпуса УрФУ. Потом сам фильм хорошо разошелся, в интернете и сейчас он один из самых успешных ― больше 15 миллионов просмотров во всех социальных сетях.

Екатеринбург — будущая столица российского кино

Яна: В Екатеринбурге мы снимали не только в Дендропарке. Еще, например, в школе № 7, где я до этого училась, в детском саду № 17 — для фильма «Портрет мамы». Эту локацию выбирали долго: не могли найти помещение со старыми окнами. Еще у ТЦ «Мега» проходили съемки, у дома творчества Ленинский, который на Щорса. А фильмы «Письмо» и «Гудбай, Америка» делали на реке Чусовой.

Иван: Екатеринбург особенно подходит для наших фильмов, потому что у нас такая стилистика: «панельки», «хрущевки», провинция. Для каких-то московских режиссеров наш город, может быть, и не подойдет. Если фильм про бизнесменов ― понятно, что нужно снимать в столице. Но что-то хорошее здесь есть для всех. Например, уникальный конструктивизм, заводы, трубы, Уралмаш. Вообще, у нас мечта, чтобы Екатеринбург стал столицей российского кино.

Часто в столице не понимают, почему мы не хотим отсюда уезжать. А дело не только в кино: нам здесь просто комфортно

Яна: Мы хотим этого, поэтому здесь работаем чаще. Если события в фильме не привязаны к определенной локации, допустим, к морю, ― стараемся снимать на Урале. У нас тут очень хорошие люди, с которыми просто договориться. В Москве за все просят деньги, а здесь, например, ЕМУП (Екатеринбургское трамвайно-троллейбусное управление, — Ред.) согласилось провести съемки в общественном транспорте просто за оплату проезда для актеров. Мы тогда весь салон заполнили бабушками-актрисами.

Уральская вечеринка в бассейне и Екатеринбург, в котором можно все

Яна: Но часто в столице не понимают, почему мы не хотим отсюда уезжать. А дело не только в кино: нам здесь просто комфортно. В Москве огромные расстояния: пока я доберусь до центра и схожу на встречу — день закончится. В Екатеринбурге по-другому: можно очень много всего успеть за день.

Иван: При этом все, что делают москвичи, мы тоже можем делать. Например, в нашем офисе есть свободная крыша: летом на ней проходят завтраки, обеды, танцы. С коллегами в прошлом году купили туда большой надувной бассейн: хотели закатить вечеринку и пригласить на нее Ивана Дорна. Правда, на следующий день бассейн кто-то украл: видимо, пробрался на крышу, сдул и утащил с собой.

Но переезд все равно случится

Иван: Тем не менее, в пределах Екатеринбурга мы еще будем переезжать. Уже подыскиваем что-то поближе к реке. Думали про квартиры у Ельцин Центра. Нам нравятся старые дома в центре города: на Малышева, Ленина. Но дело не только в расположении: сама квартира должна быть большой и удобной.

Яна: У нас сейчас двухкомнатная, и пока нам ее хватает, но через какое-то время нужно будет съезжать. Мы не боимся ипотеки. Так что если чем-то серьезно заинтересуемся, просто снова продадим эту квартиру и купим новую.

Комментарии

9
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Какая красивая и творческая пара))
  • Герои огонь и очень интересно читать 👌🏻👌🏻
  • Очень нравится цветкор у вашего фотографа
  • Я очень рада, что с этой красивой творческой парой познакомилась поближе и ещё более заинтересовалась их работами. Режиссёр Иван Соснин, продюсер Яна Шмайлова и исполнитель главной роли в фильме "Урок экологии" - Дмитрий Лысенков отвечали на вопросы юных киношников и "новостников, участников Всероссийского конкурса юных телевизионщиков "Диалог поколений" во время онлайн-конференции. Замечательная работа, поднявшая в 20-минутном фильме мировую проблему - как спасти планету Земля?Талантливые, открытые, искренние ребята. После беседы с ними появляется единственное желание: просмотреть внимательно все их работы.
  • Что с фотками, почему они такие бледные и тёмные