На что вдохновляет «черное небо»: облик Красноярска глазами художника

Прогулка по набережной и рассуждения о медитации

Последние два года Давид прожил вместе с дедушкой — главным архитектором Красноярска Арэгом Демирхановым. Художник черпает идеи для своих картин из проблем города: творчество получается мрачным, как и небо над головой. Давид уверен — у Красноярска есть потенциал развиваться, несмотря на то, что знаменитые проекты его деда испортили недавней реконструкцией.

Хижина на берегу реки

Мы часто переезжали из дома в дом, но большую часть жизни я прожил в центре. В доме на Дубровинского мы живем последние два года вместе с супругой, дедом и моим сыном. Здесь суперский вид на Енисей и на Правый берег, когда его видно, конечно. Машин совсем не слышно. Такое ощущение, что живу в хижине на берегу дикой реки, если пофантазировать, как в песне Бутусова.

Соседи — хорошие, нормальные люди. Я даже хожу на собрания дома. Ну как хожу, вот первый раз был, обсуждали проблемы ЖКХ и платежки. В целом, это даже интересно, наконец познакомился со всеми, почувствовал себя гражданином, принял участие в решении каких-то вопросов. Не думал, что подъездные собрания могут быть такими содержательными.

В моем детстве двери не закрывались, все соседи общались, ходили друг к другу в гости. У нас на площадке все друг друга знали и салаты к Новому году крошили вместе. Сейчас все изменилось

Инфраструктура вокруг дома с двухтысячных заметно улучшилась: открыли «Батон» и «Магнит», теперь не нужно подниматься на Перенсона. В центре очень много ресторанов, и супермаркеты находятся недалеко друг от друга, теперь как-то попроще стало. Аптеки тоже рядом, но я чаще заказываю доставку на дом.

Мало кто знает, но «Чайную юрту» перенесли сюда, во дворы. Название изменили, но здесь так же аутентично, очень неплохой чай. Напротив, кстати, есть хостел на случай, если захотите пожить в этом районе, и барбершоп.

Если пройти дальше, то упремся в «Балкан гриль». Я давно там не был, но в середине 2000-х считалось, что это очень крутой ресторан. Югославский, кстати. Здесь в свое время югославы работали над проектом «Европы» и вот примерно в те годы открылось это заведение.

Бургерный пятачок

Театральная площадь кишит бургерными: «Бургер кит», «Макдак», «Meatropolis», «New York» «Burger King». Это, конечно, здорово, жаль мне бургеры не особо можно. Кстати, чтобы попасть к «бургерному пятачку», лучше переходить по пешеходному переходу, а то меня один раз тут оштрафовали на 500 рублей. По цене это два отличных блюда в «Meatropolis», там неплохие котлеты в бургерах и названия забавные: «Раскольников», «Хьюстон», в общем, рекомендую.

Театральная площадь сильно изменилась с годами. Мне кажется, можно было поаккуратнее сделать, более изящно. Этот брутальный стиль с торчащими арматурами мне не по душе, очень грубо смотрится. Оперный тоже нуждается в ремонте, баннеры со здания можно снять, заменить растяжку на светодиодный экран. 

Я работал одно время с неоном, изготавливал картины и вывески. Мне кажется, это бы хорошо смотрелось, тем более мода на киберпанк возвращается. Понятно, что нужна целая команда архитекторов, дизайнеров, художников, чтобы все грамотно преобразить. Власти недавно показали макеты новой площади, посмотрим, что из этого получится.

Набережная для медитаций

На набережной мне очень импонирует нордический стиль, эти лавочки для одного человека, чтобы уединиться, пандусы, атриум. Но как-то очень пусто, чем дальше идешь, тем реже встречаются спортивные островки. Может, такой минимализм и задумывался изначально, но кроме брусчатки порадовать глаз нечем, ну разве что Енисеем. 

Вообще, река — это великолепное средство для медитации, отвлечься, помыслить о своем. Отпускаешь свои негативные мысли, и река их уносит

Пейзаж немного скрашивает граффити на набережной. Легенда о Байкале известна мне с детства. Да и гостям города, наверно, интересно её узнать. Вот только сам рисунок, я считаю, на любителя. При всем уважении к авторам, слишком прямой посыл. Наверное это просто, как говорится, не «мое».

Проблемы дают художнику пищу

Когда я гуляю по городу, часто в голове возникают идеи, образы для новых картин. Когда я жил в Москве, было по другому. Мне пришлось вернуться в Красноярск по личным обстоятельствам, но я не жалею. Здесь творчество стало сильнее. Наверное, я замечаю какие-то недочеты, проблемы, и это дает пищу для творчества, для желания как-то изменить Красноярск, хотя бы у себя на холсте.

В 2016 году так остро стояла проблема «Черного неба», какое то время нечем было дышать. Помню, я захотел нарисовать женщину, а потом как-то захватили эмоции, и я начал добавлять линии поверх, дымок изо рта. Потом это как-то сложилось в такой бурый цвет топленого угля, дополнилось неопрятными зданиями на фоне. В итоге, получилась атмосфера разрухи, тяжести, болезни.

Я не могу до конца понять, стало ли сейчас жить лучше, чем раньше. В 90-е таких проблем с воздухом не было. Может это так не обсуждалось тогда, как сейчас, но когда наездами бывал в городе в нулевых, в Красноярске так хорошо дышалось.

Красноярску нельзя останавливаться

Конечно, после возвращения из Москвы было тяжеловато. Здесь другой ритм, пришлось заново привыкать.Например, многие рестораны в Красноярске открываются только в полдень. Поначалу это было большой проблемой, о готовых завтраках и речи не шло. Ты мог сильно захотеть есть, а город просто не был готов к твоим запросам.

Сейчас, безусловно, ситуация изменилась, но это произошло совсем недавно. Москва это город, который никогда не спит, и я считаю, чтобы бизнес работал нормально, он не должен останавливаться. Ну, может на один санитарный час. А так, для стабильной экономики, все должно работать постоянно.  

Видно, что Красноярск не довели до ума. Что-то начали строить, тут же бросили, заморозили стройку. Красноярск не должен останавливаться

Мы можем много говорить, что не так, но это просто разговоры. Я считаю, что у Красноярска есть потенциал для развития в лучшую сторону. Хочешь победить — возглавь. Здесь не хватает живого глаза.

Наследие

Дед очень многое сделал для города, его проекты до сих пор считаются визитками Красноярска. Мои любимые — Триумфальная арка, Музейный центр «Площадь Мира» и памятник воинам-сибирякам на 42-м километре Волоколамского шоссе. Два из них, кстати, отреставрировали.

Музейный центр, тогда еще Музей имени Ленина, проектировался как заповедник «Столбы» — массивные двери, огромное пространство для прогулок с потайными балконами-видовками и подъемами. Сейчас музей замечательно облицевали, выполнили качественную реставрацию, знаю, что внутри работы еще ведутся, но пока не было времени оценить. А горящий в ночи проектор со словом «Свобода» прямо раскрыл изначальную задумку. Сейчас это крупнейший в Сибири выставочный центр современного искусства. 

А вот арку, очевидно, испортили. Триумфальную арку построили к 375-летию Красноярска. Это знаковое место, в прошлом на месте арки располагался первый острог, от которого город и ведет свою историю. Сейчас от истории вообще мало осталось: убрали вазоны, даты основания города и заменили облицовку на серую и безликую.

Доступная среда

В последнее время вокруг стало слишком много заборов, ворот, шлагбаумов. Я не понимаю, от кого мы загораживаем, кого боимся? Где эта заявленная «доступная среда»?

В местах моего детства снесли все гаражи, по которым мы бегали. А вот ларек остался, это удивительно. Он совсем не изменился, разве что вход с другой стороны был.

Детство здесь было кайфовое, столько игр. Вместо клумб здесь был стол для пинг-понга, девчонки в бадминтон играли, весело было. Мы с бабушкой ходили в здание Речного вокзала, там раньше стояли игровые автоматы. Ну, простенькие такие, морской бой, например. Я до сих пор помню запах пластмассы. Хорошее было время. 

Комментарии

0
под именем