«Ожидал увидеть русскую мафию»: студент из Вавилона — о Сибири и красноярцах

Молодой человек приехал из послевоенного Ирака, и поразился холоду и дружелюбным сибирякам

Али Фарид уже четвертый год живёт в Красноярске. Для заработка выбрал профессию «на хайпе» — стал барбером
Али Фарид уже четвертый год живёт в Красноярске. Для заработка выбрал профессию «на хайпе» — стал барбером

Леса, горы, отдельное жилье — все это стало в новинку для Али Фарида при переезде в Сибирь. Парень приехал получать высшее образование в Красноярске. Он наслушался рассказов о «страшной России», но реальность оказалась иной. Здесь он был атакован комарами, нашел работу, и смутился из-за шумной парочки за стеной общежития.

Переезд был вызовом самому себе

Сначала я учился русскому языку в Тамбове. Но потом государство Ирака обязало меня поступить на инженера нефтегазовой промышленности. В России всего шесть таких институтов, и Москвы в их списке нет. Красноярск мне показался интересным вариантом из-за холодов. Минус 45°C — это шок для меня, как для вас 50-градусная жара в Ираке. Я такого никогда не видел.

Еще слышал, что у вас очень хороший ВУЗ. До переезда я вообще ничего не знал о Красноярске. Говорили, что тут, как и во всей России, есть мафия, люди пьют алкоголь прямо на улице. Но ничего из этого не увидел за четыре года жизни здесь. Да и мне не страшно — я мужик, приехал оттуда, где была война. Но при этом у нас тоже спокойно можно ходить по улице, там все дружелюбные.

Али думал, что в Красноярске на каждом углу человека поджидают бандиты, но ни одного из них еще не видел. Поэтому спокойно ходит по подворотням даже вечером
Али думал, что в Красноярске на каждом углу человека поджидают бандиты, но ни одного из них еще не видел. Поэтому спокойно ходит по подворотням даже вечером

Я из Вавилона. Сейчас город называется Эль-Хилла, он стоит на месте того самого центра древнего мира. И у вас и у нас население примерно одинаковое, но в Ираке все живут в собственных виллах, а здесь — в высоких зданиях.

Здесь я стал самостоятельным

Дома даже не мог подумать, чтобы жить отдельно. Я еще молодой для этого. У нас такая культура: мама, папа, дети, даже жены сыновей живут вместе. Здесь мне приходится жить по большей части в университетском общежитии. Некоторое время я проводил у своей девушки в центре города. И тут я впервые понял, каково это — жить самостоятельно, без родителей.

В Красноярске Али впервые пожил в высотном здании. В одном таком поместятся жители нескольких кварталов арабского Эль-Хилла
В Красноярске Али впервые пожил в высотном здании. В одном таком поместятся жители нескольких кварталов арабского Эль-Хилла

Мне часто снятся мама и папа, я скучаю по ним. Дома каждое утро я целовал их руки, у нас так принято. Здесь такого нет — это просто жесть! Но здесь я изучаю что-то новое. Хожу в магазин, работаю. Даже был такой случай — из-за тонких стен я услышал, как соседи занимаются сексом. Это было еще в Тамбове.

Представьте, я совсем молодой человек, а там — такое. У нас в Ираке даже представить невозможно подобную ситуацию. И что мне было делать в тот момент? Я не знал

Люблю высотки, не люблю комаров

Я вообще не люблю старые дома. Высотки Северного, возле «Планеты» — вот это круто. Когда жил в центре, гулял там редко. Хотя набережная мне очень нравится. В Ираке тоже есть большие реки, но тут всё другое: лес, горы за рекой. Я без ума от этой природы.

Свежие кампусы СФУ возвышаются над соседними зданиями, и над остальным Красноярском — корпуса находятся на горе
Свежие кампусы СФУ возвышаются над соседними зданиями, и над остальным Красноярском — корпуса находятся на горе

Раньше, конечно, больше гулял, но сейчас после работы хочется спать. Да и у меня есть теперь машина — зачем ходить пешком? А свободное время провожу за кальяном или, например, в спортзале, поэтому гулять особо не хожу.

Мне нравится природа реки Мана, но там много комаров. Это просто ужасно, на Ближнем Востоке такого нет!

В новом общежитии меня всё устраивает. Там не слышно соседей, а туалет свой. Раньше я жил в старом. И там был грязный туалет. Я таким пользоваться не буду. У нас в культуре так положено, что при входе и выходе нужно сначала прочитать специальную молитву. А там — такое вокруг! Не место для молитв.

Россия для грустных

Иногда я жалею, что поехал сюда. Не хватает родных, многое дается тяжело и сложно. Но когда вспоминаю о друзьях из Красноярска, о работе, то забываю о проблемах.

Я слышал, что сибиряки жесткие, но они приходят ко мне на стрижки, например, и улыбаются. Очень хорошие люди. Лучше, чем в Америке, Канаде. Там все черно-белое, а здесь проще. А то, что люди тут не улыбаются на улице, легко объяснить — когда так холодно, сложно улыбаться.

Пока в Красноярске еще не очень холодно, и прохожие отвечают улыбчивому Али
Пока в Красноярске еще не очень холодно, и прохожие отвечают улыбчивому Али

Я тут стесняюсь надевать арабскую одежду, поэтому хожу, как все. Даже прическу скромнее сделал, чтобы не так выделяться. На цвет кожи как раз не обращают внимания, потому что тут есть много других национальностей. Только на внешний вид.

Я иногда даже шучу: захожу в магазин и говорю на арабском. Мне предлагают поговорить на английском, но я по-арабски отвечаю, что ничего не понимаю. И слушаю. Слушаю, что они про меня говорят. Ведь я все понимаю. И ни разу не слышал, что они что-то плохое скажут, оскорбительное. Всегда очень добрые. Я недавно эту шутку придумал

Ваша пища слишком постная

За продуктами хожу в «Командор» или «Красный Яр». Там нормальные цены. Но еда совсем другая. Тут плов люблю, хинкали. Ем часто в заведении рядом с работой, хинкальная на Ленина. Но в Красноярске не найти такого риса, как в Ираке.

Иракский плов Бирьяни в Красноярске не найти, поэтому приходится довольствоваться узбекским или таджикским исполнением
Иракский плов Бирьяни в Красноярске не найти, поэтому приходится довольствоваться узбекским или таджикским исполнением

У нас дома еда вкусная. Но я и не скажу, что здесь не вкусно! Просто арабская кухня — это всё такое жирное, любят масло, жирное мясо. А у вас мало такого. Чувствую дефицит какой-то.

Русский дух… в автобусах

Сейчас наконец купил машину. Раньше несколько раз ездил общественном транспорте, но потом — только на такси. Я лучше буду пешком ходить. Иногда в автобусах пахнет очень неприятно.

«Пахучие» автобусы Али запомнит, наверное, навсегда
«Пахучие» автобусы Али запомнит, наверное, навсегда

Например, если человек выпил, но у него нет денег на такси — он идет в общественный транспорт. А еще ужасная давка в часы-пик. Но не подумайте, что я такой злой! Проблемы с автобусами везде есть.

Заработок с запахом жженого волоса

Здесь я учусь на нефтегазовой специальности. До переезда в Сибирь попробовал себя в качестве журналиста, психолога и парикмахера. Стрижками занимаюсь и здесь.

У меня арабский барбершоп, моё хобби. Своего партнера по бизнесу я нашел случайно, в университете, предложил подстричься. Тогда мы еще даже не были знакомы. И потом у нас родилась идея. Как раз случайно заехали в барбершоп в центре. Он продавался, и нам сделали хорошую скидку. Теперь у нас русско-арабский салон.

К своей работе Али относится, что называется, с огоньком
К своей работе Али относится, что называется, с огоньком

В арабских странах нельзя женщине трогать мужчину, поэтому барбершопы — привычное дело в моей стране. Подстригаю огнем, брею нитью лицо, делаю массаж лица.

Многие не хотят давать массажировать лицо. Думают, это для девушек! Но почему? Девушки и мужчины — все они люди. И лицо у всех устает, ему надо давать отдых. Но мужчины не понимают этого, немного боятся прикосновений

О планах

Я хочу доучиться и уехать в Канаду, работать инженером. Там у меня родственники. Да и это не моя мечта — остаться в России. Здесь хорошо, но я люблю путешествовать. И жить в Красноярске, и в России, сложно, тяжело с работой.

В Ираке работает сарафанное радио: ты хорошо подстригаешь людей, а там уже один оценил, второй похвалил, третий пришёл — всё работает. А здесь, допустим, я имею бизнес и три рубля. Один рубль на бизнес, еще два рубля на что? На рекламу

Я год получал разрешение на работу. Пришлось собирать много документов. Зато я не видел ни разу такой природы, как в Красноярске.

Наслаждаться сибирскими видами Али осталось меньше года — скоро выпуск из университета. А потом о далекой Сибири он планирует рассказывать канадцам
Наслаждаться сибирскими видами Али осталось меньше года — скоро выпуск из университета. А потом о далекой Сибири он планирует рассказывать канадцам

Комментарии

0
под именем