«Повесть о двух городах»: прогулка по центру Новосибирска с театральным режиссером Алексеем Крикливым

Красноярец Крикливый — об изоляции, просыпающемся театре и отличиях двух крупнейших сибирских городов

Фото
Коллаж Валерии Силантьевой

Алексей Крикливый, который уже больше 15 лет назад переехал из Красноярска в Новосибирск, совмещает сразу четыре должности: главного режиссера в театре «Глобус», куратора собственной творческой мастерской, художественного руководителя актерско-режиссерских курсов театрального института и театральной программы Международного рождественского фестиваля искусств. А еще успевает впечатляться атмосферой в ресторанах, провожать с балкона самолеты и коллекционировать винил. Режиссер провел нас по «треугольнику» в центре города, в котором он живет, работает и изредка отдыхает.

Пролог: Красноярск, Москва и жизнь до Новосибирска

Я родился 1974 году в Красноярске, в историческом центре города. Там я жил и учился в школе. Если пройтись по сухим фактам, то в 1991 году я поступил в педагогический институт на факультет иностранных языков. Но через год забрал документы и поступил в другой вуз — Красноярский государственный институт искусств, где стал студентом на курсе профессора, народного артиста РФ Валерия Аркадьевича Дьяконова по специальности «артист театра и кино».

Из института я вышел с красным дипломом в кармане и самостоятельным спектаклем, который стал дипломной постановкой красноярского актерского курса в 1996 году. После разных перипетий 90-х я уехал в Москву — учиться на режиссерском факультете ГИТИСа, на курсе профессора, народного артиста РФ Леонида Ефимовича Хейфеца. В 2000 году я встретился с Красноярском вновь — меня пригласили в Красноярский драматический театр имени А.С. Пушкина на должность штатного режиссера. Там я проработал почти три года.

Из института я вышел с красным дипломом и самостоятельным спектаклем, который стал дипломной постановкой красноярского актерского курса в 1996 году

Оглядываясь сегодня на то время, я понимаю, что мне очень везло. Ведь в конце 1990-х — начале нулевых вчерашним выпускникам, молодым режиссерам было крайне сложно найти работу. Но у меня, еще со времен учебы в Красноярске, были хорошие отношения с театром имени Пушкина. Это мой первый театр, студентами мы выходили в массовке и небольших эпизодах, я его облазил вдоль и поперек. И, наверное, если закрою глаза, то и сейчас по физической памяти смогу дойти в любое место, в любое помещение.

В 2004 году по приглашению директора театра «Глобус» Татьяны Людмилиной я переехал в Новосибирск и с этого момента живу здесь. Что же касается Красноярска, то этот город остается моим родным и до сих пор близким. Там живут родители и друзья, отношения с которыми только крепнут с годами.

В 2004 году по приглашению директора театра «Глобус» Татьяны Людмилиной я переехал в Новосибирск и с этого момента живу здесь

А еще в Красноярске остались коллективы двух театров — драмы и ТЮЗа, с которыми я сотрудничал и до сих пор поддерживаю теплые отношения. В общем, у меня есть дорогое моему сердцу место, куда приятно и радостно возвращаться из моего, уже тоже ставшего родным, Новосибирска.

Акт 1: «Глобус», театральный институт и мастерская

«Глобус» всегда был крупнейшим и популярнейшим театром в регионе. И по качеству и составу работающих в нем людей, и по объемам задач, которые он решает, и по охвату публики, и по масштабу внутренних подразделений.

Последнее особенно впечатляет, потому что сегодня далеко не каждый театр может располагать такой внушительной творческой и производственной базой. На многие театральные профессии практически нигде не учат, и мастерство передается из рук в руки, от человека к человеку. В «Глобусе» есть и кому учиться, и кому учить. И когда происходит выпуск спектакля, ты всегда знаешь, что все будет профессионально.

Репертуар «Глобуса» — это такие широкие объятья. Кроме спектаклей, которые идут на большой и малой сценах, в афише вы можете найти и совершенно поисковые, неформатные вещи. Нам интересна молодежная аудитория, которая бесконечно меняется, подрастает и заставляет нас не стоять на месте, а вместе с ними устанавливать новые коммуникации «зритель-театр». Я рад, что за последнее время в стенах «Глобуса» возникали спектакли с формой обсуждения в конце; и, как оказалось, этот прямой диалог нужен не только нам, но и зрителям.

Наблюдать за работой разных подразделений театра очень интересно. А в моем случае — даже не наблюдать, а координировать, контролировать и участвовать во всей этой деятельности. А еще «Глобус» — это театр многогранный. У нас есть традиционный и многочисленный детский и подростковый репертуар. Но всем известны и наши постановки для взрослой публики.

Вообще, Новосибирск выделяется своим театральным сообществом. С одной стороны, мы все, безусловно, конкурируем. Но это очень правильная, здоровая конкуренция. В основном же мы отлично общаемся. С некоторыми коллегами у меня очень теплые отношения. В других городах я как-то не замечал подобной атмосферы, и это многое говорит о состоянии театрального дела в Новосибирске. Думаю, что немалую роль в этом играет и театральный институт: многие артисты в разное время окончили его и с тех пор остаются друзьями-коллегами по общему делу.

В 2018 году мы с Ильей Паньковым уже выпустили свой первый актерско-режиссерский курс, и в этом году нам предложили набрать новый. В связи с последствиями пандемии этот набор получается особенным: впервые мы не видим вживую наших потенциальных студентов.

Обычно экзамены в театральный институт проходят в три тура: первый — творческое знакомство, когда абитуриенты читают «набор» из прозы-басни-стихотворения; второй — наши задания, в которых люди раскрываются и проходят дополнительную проверку способностей; и третий — новые творческие этюдные задачи.

Новосибирск выделяется своим театральным сообществом. Мы все, безусловно, конкурируем, но это очень правильная, здоровая конкуренция. В других городах я как-то не замечал подобной атмосферы

В этом же году все три тура мы вынуждены вглядываться в наших будущих студентов лишь через видео и лишь по ним пытаться угадать человека, разглядеть в нем творческую природу и его собственное «я». Были интересные метаморфозы, когда в первом туре абитуриент выглядел одним человеком, а во втором и с другим заданием представал перед нами уже совершенно иным. Знаю, что некоторые записывали программу долго: стихотворение могли записать в мае, а прозу — в июне.

Еще один любопытный факт: сегодня молодые люди гораздо лучше умеют работать именно на камеру. Поэтому отделить истинно театральный талант, который отличается от киношного способа существования, по видео не всегда просто.

Многие выпускники творческих вузов по себе знают, что, выходя из института, мы можем оказаться в какой-то фантастически глубокой яме неизвестности перед новой жизнью. Зачастую в ней нужно сначала долго ждать самой возможности трудоустройства. А театральная жизнь особенно не терпит ожидания. Это сродни спорту — без постоянной работы и тренировок теряются навыки. Поэтому я всегда считал важным помочь людям на первых этапах их становления в профессии.

Сегодня молодые люди гораздо лучше умеют работать именно на камеру, поэтому отделить истинно театральный талант, который отличается от киношного способа существования, не всегда просто

Когда два года назад закончилось обучение набранного нами с Ильей Паньковым курса, произошло кое-что интересное. Коллектив этих ребят был настолько дружен и одновременно мы, его руководители, настолько к этому курсу прикипели, что в итоге попросту не смогли расстаться с ним. Кроме того, у этих артистов был неиссякаемый запал и творческие амбиции. Мы все хотели продолжать работать и творить вместе. Таким образом возникла «Мастерская Панькова и Крикливого».

Мы нашли не очень большую финансовую возможность, сняли подвал на улице Ленина, 15 и вошли в него с намерением создать творческую мастерскую. Все в этом месте было сделано руками самих ребят — того актерско-режиссерского костяка, который образовал нашу мастерскую. Не каждому артисту или режиссеру в прямом смысле слова удавалось построить свой собственный театр. Им это удалось.

Это чистый энтузиазм, но есть важный нюанс: мастерская является профессиональным, а не любительским театром. Даже несмотря на то, что у нас никто не получает зарплату. Все вырученные от спектаклей деньги идут на развитие самого театра: печать афиш, плату за помещение, его ремонт, «коммуналку», обустройство новых локаций, отчисления авторам за литературную основу спектаклей.

Конечно, месяцы изоляционного режима сильно нас подкосили. Мастерская может существовать только когда функционирует. Если бы не арендодатель, который вошел в наше положение и на время снизил арендную плату, мастерская бы закрылась. Поэтому большое ему спасибо.

Антракт: отдых, развлечения и хобби

Мне сложно воспринимать Новосибирск целостно, мне трудно охватить его «взглядом». Поэтому я люблю в нем конкретные локации и людей. Например, самое первое место, с которого начинаются впечатления о любом городе у путешественников, — это аэропорт. Бывают периоды, когда в нем я бываю чуть ли не чаще, чем дома. Аэропорты — важная лично для меня часть окружающей среды. Вижу, как Толмачево развивается и расширяется.

К слову, красноярский Емельяново тоже за последнее время резко изменился. Когда прилетаешь в Красноярск и первое, что видишь в зоне прилета, — это работы художника Андрея Поздеева, которого я люблю, тебя охватывает невозможно приятное чувство. По-моему, это круто, когда встреча с городом начинается с искусства.

Недалеко от аэропорта Толмачево находится и другой мой новосибирский фаворит — авиакомпания S7. Кроме того, что у театра «Глобус» с ней выстроены очень хорошие отношения, она мне нравится просто как клиенту, пассажиру. Прекрасно знаю, что к любой авиакомпании всегда есть претензии, но лично я пока ни разу не сталкивался с чем-то негативным в плане сервиса или организации полетов. Когда я оказываюсь в другом городе или за границей и вижу их зеленые самолеты, всегда испытываю чувство теплоты, смешанное с гордостью.

Несмотря на то, что я живу Тихом центре — не только в географическом, но и инфраструктурном и культурном «сердце» города, — я бы не отнес себя к большому любителю и знатоку здешних мест. Из объектов культуры больше всего меня впечатляет несколько заведений.

Кинотеатр «Победа» — одно из них. Это прекраснейшее место, одна из культурных жемчужин Новосибирска. Я знаком с людьми, которые создают там самобытную среду, и испытываю к ним большую благодарность. Потому что аналогов их деятельности в городе попросту нет. То, как они выстраивают культурное поле, какие фильмы, фестивали, выставки и встречи устраивают, — это уникальная работа.

Из объектов культуры больше всего меня впечатляет несколько заведений.Кинотеатр «Победа» — одно из них. Это одна из культурных жемчужин Новосибирска

Такие же нежные чувства и к площадке «ЦК19» — художественной институции, стоящей на месте бывшего Городского центра изобразительных искусств. Люди там знают, что такое современное искусство, как никто в городе. И как свидетельство этого — заслуженные награды, которые они получают. Например, на прошлой неделе произошло важное событие — вручение премии «Инновация» за проект «48 часов», к которому, кстати, имеет отношение и наша мастерская.

Еще меня впечатляет тот факт, что в самом центре города, через дорогу друг от друга, стоят два крупных книжных магазина. Причем один из них — сетевой, а другой — «Капитал» — частный. Последний вообще уникален для города — такие магазины у нас в стране можно увидеть только в Москве или Петербурге. «Капитал» и магазином-то назвать сложно — это важное культурное пространство.

«Капитал» вообще уникален для города — такие магазины у нас в стране можно увидеть только в Москве или Петербурге

Среди ресторанов я бы выделил PuppenHaus. Опять же, это место — что-то большее, чем просто ресторан со вкусной едой. Это впечатления сродни музейным, очень вдохновляющее место. Владелец Владимир Бурковский вложил в него душу, и это сразу чувствуется. Кроме того, это идеальное место, чтобы сводить туда гостей города и по-хорошему ошеломить их.

Все мое личное время невольно подчинено профессии. И отделить, что сгодится в работе, а что останется про запас, невозможно. Необходим набор новых впечатлений. Из множества вариантов их получения я стабильно выбираю музыку. Она может быть «живая», может быть записана — не важно. Что-то вдохновляет, что-то провоцирует, что-то может позже войти в спектакль. Но я не просто меломан — я виниломан. Поэтому если говорить про хобби, то им я бы назвал коллекционирование пластинок.

Среди ресторанов я бы выделил PuppenHaus. Это идеальное место, чтобы сводить туда гостей города и по-хорошему ошеломить их

С пластинками в Новосибирске — как и везде в России, помимо Москвы и Питера — довольно сложная обстановка. Обычно проще сделать заказ по интернету. Но в городе есть несколько мест, куда интересно приехать в поисках винила. Например, стихийный воскресный рынок возле ДК «Чкалова». Последний имеет особенный, уже почти улетучившийся из нашей жизни шарм блошиного рынка, базара: когда, стоя на улице, можно покопаться в виниловых залежах и поторговаться с продавцом за неожиданно найденную интересную пластинку.

Акт 2: дом, район и город

Все те 16 лет, которые живу в Новосибирске, я провел в «театральной квартире», которая находится в Тихом центре. Это служебная квартира «Глобуса». Ее несомненный плюс в том, что она расположена в самом центре города, и от нее недалеко как до театра, так и до мастерской или любого из корпусов театрального института, один из которых находится вообще по соседству от меня. И в пешей же доступности расположено большинство культурных заведений, о которых я говорил.

Для меня квартира интересна своим балконом — я живу на пятом этаже, и окна выходят так, что хорошо видно идущие на посадку в «Толмачево» самолеты. В том числе и зеленые «огурцы» S7. Пожалуй, единственный минус квартиры — это размеры, мне в ней немного тесновато.

В районе, где находится мой дом, есть храм и магазин. Это тот минимум инфраструктуры, который, видимо, нужен каждому человеку. Шучу. Разумеется, в Тихом центре есть все, что только можно, нужно, а иногда и не очень нужно. Так что с инфраструктурой здесь полный порядок.

Все годы в Новосибирске я провел в «театральной квартире», которая находится в Тихом центре. От нее недалеко как до театра, так и до мастерской или любого из корпусов театрального института

Если говорить обо всем Новосибирске как о целостном городе, то в сравнении с Красноярском — это два совершенно разных организма. Прежде всего, различия в том, что Красноярск — старше, у него скоро четырехсотлетний юбилей. Новосибирск же намного моложе, ему всего 130 лет. 

В Новосибирске нет такого понятия, как «старый город». А в Красноярске есть, и оно мне близко, учитывая, что я родился и жил именно там. Поэтому мой глаз привык считывать другую архитектуру, цвета, фактуры. Думаю, и менталитет людей различается в зависимости от их места жительства.

Когда приехал в Новосибирск, я неосознанно искал то место, где мог бы почувствовать себя как в «старом городе». Улица Ленина — от одноименной площади до театра «Красный факел» — хоть и не является таковой, но в каких-то еле уловимых нюансах создала иллюзию этого «старого города»: по атмосфере, по тому, как живут люди на этой территории и как ее воспринимает большинство горожан.

Важным различием между Новосибирском и Красноярском является и то, что последний расположен как бы в «чаше», края которой образованы горами. Окно нашей красноярской квартиры выходит на Енисей — широкую и могучую реку, за которой открывается вид на горы и тайгу.

С детства я привык к очень неоднородной картинке окружающей действительности. С одной стороны — природа с рекой, горами и лесом, с другой — город, включающий в себя и старинные кирпичные, каменные и деревянные дома, и здания советской эпохи, и уже новые строения из стекла, пластика и бетона. Для меня многое из этого выглядит гармонично.

В Новосибирске я все еще не могу найти ничего похожего, за что хотелось бы зацепиться глазу. Думаю, что это вызвано его местоположением: в отличие от Красноярска, город на Оби находится на равнине. И поэтому взор упирается не в гору, а в бесконечность. И это тоже что-то говорит о городе.

В отличие от Красноярска, Новосибирск находится на равнине, и поэтому взор упирается не в гору, а в бесконечность. И это тоже что-то говорит о городе

Или вот на ум приходит такая метафора: Красноярск, заключенный в горную цепь, будто в кастрюле, варится в своих проблемах, чаяниях и делах. А в Новосибирске, чтобы не допустить некоего безвременья в этой окружающей его пустоте, нужно постоянно сгонять какие-то разные ветра — веяния и мысли. Только в этом случае что-то начнет формироваться и зародится новая жизнь.

Однако оба города стали мне одинаково близкими. Бывает, что я путаюсь, называя «своим» и Новосибирск, и Красноярск. Но я действительно считаю оба родными.

Эпилог: изоляция, новая реальность и планы на будущее

Сейчас «Глобус», как и другие театры, еще находится в режиме ожидания. Мы постепенно выходим из изоляции и начинаем свою деятельность, пусть и в урезанном, неполноценном режиме. Мы приступаем к репетициям, строим декорации — это уже прогресс.

Вся эта ситуация с эпидемией и изоляцией, которая накрыла Сибирь с апреля, конечно, сильно ударила и по «Глобусу», и по всей театральной сфере, и по людям. Не прошли незамеченными эти времена и конкретно для меня.

По грустной иронии судьбы, в апреле у нас в театре как раз должен был быть юбилей. Более того, последний день нашей работы был 26 марта, накануне Дня театра. Я хорошо помню то горькое чувство от неслучившегося: когда ты вдыхаешь, а выдохнуть уже не можешь.

В этом ощущении незавершенности с наивными надеждами лично я жил все эти месяцы. Точнее, сначала я хорошо выспался и отдохнул, если это можно назвать отдыхом. А сразу после возник вопрос: что делать дальше? Казалось бы: вот появилось время, пусть и предоставленное невольно, чтобы потратить его на себя, успеть сделать что-то из того, на что его всегда не хватало. 

Сейчас «Глобус» постепенно выходит из изоляции и начинает свою деятельность. Мы приступаем к репетициям, строим декорации — это уже прогресс

Но самое главное, что это было время без определенности: никто не знал, когда закончится эта изоляция. Я, как и все, пережил какое-то новое качество существования. За первые две недели понял, что попал в депрессию — настоящую и глубокую. Но в итоге, взглянув в себя и поработав со своим «я», смог ловко и оперативно с ней покончить. Полагаю, этот период однозначно останется в истории. Творческие люди еще долго будут осмыслять его и рефлексировать над последствиями, влиянием «цифровой» коммуникации на наше сознание. 

А пока в «Глобусе» мы продолжим свою работу. Во-первых, те зрители, кто купил билеты на спектакли в конце прошлого сезона, получат возможность наконец-то их увидеть. Во-вторых, мы обозначили репертуар на сентябрь и октябрь. Например, очень важные и дорогие лично для меня «Пианисты», получившие «Золотую маску», начинают сезон. В-третьих, уверен: будут яркие и громкие премьеры, в числе которых ожидаемый еще с мая документальный спектакль «Танго морген, танго пли» — про родовую память о событиях Великой Отечественной войны.

С деятельностью в «Глобусе», с новым набором в театральном институте и с мастерской связаны все мои ближайшие планы на будущее. Для себя я вижу много интересных перспектив здесь, в Новосибирске. Главное, чтобы была возможность работать и чтобы ее ничто и никто вновь не отняли у меня. У всех нас.

Комментарии

0
под именем