Фото №1 - «Пусть приезжают во дворы и объясняют нюансы реновации хоть по десять часов!»
Коллаж Валерии Силантьевой

Одна из самых обсуждаемых новостей последних недель в Екатеринбурге передача крупных городских участков под комплексное развитие территорий (КРТ). Реновация коснется Эльмаша, Уралмаша и Втузгородка. При этом на Эльмаше планируется снести 38 малоэтажных домов и построить на их месте высотки. Мы прогулялись с историком и научным сотрудником Музея истории Екатеринбурга Евгением Бурденковым по кварталам Эльмаша, попавшим на карту реновации, и поговорили о том, почему тут так много непохожих друг на друга двухэтажек, чем хорош «мир» хрущевок и сталинок, а также стоит ли спасать его от сноса.

«Эльмаш напоминает лоскутное одеяло»

Эльмаш — классический пример заводского микрорайона. Но с годами он превратился в спальный район: сейчас на заводах работает куда меньше людей, чем в советское время, когда Эльмаш развивался и застраивался. Его самое важное место — это площадь на пересечении улиц Старых Большевиков и Баумана. Здесь стоят парадные сталинские дома с колоннами и лепниной и находится прекрасный памятник архитектуры — Центр культуры «Эльмаш» имени Ю.П. Глазкова. Здание было построено в 1953-м году по проекту Георгия Голубева, занимавшего должность главного архитектора Свердловска с 1935 по 1942 год. Известен он и тем, что подарил городу такие памятники конструктивизма, как «Дома специалистов» в Банковском переулке и «Дом печати» на проспекте Ленина.

Эльмаш напоминает лоскутное одеяло, потому что дома на его территории в разные годы возводили сразу несколько заводов

Архитектура Эльмаша, которую мы видим сейчас, не сильно изменилась по сравнению с советским периодом. Но в ближайшие годы из-за реновации ожидаются серьезные преобразования. Важно, чтобы центральная часть микрорайона осталась неизменной, потому что площадь — это сердце Эльмаша, а расположенный на ней центр культуры, по сути, кремль. Жители Эльмаша с детства привязаны к этим местам: будучи маленькими, они посещали в центре в кружки и секции, а, повзрослев, стали приходить сюда на заводские и городские мероприятия. Если мы спросим местных жителей, какая территория для них самая приятная и знаковая в микрорайоне, большинство назовет площадь и Центр культуры.

Эльмаш — сложный микрорайон в плане застройки. Он напоминает лоскутное одеяло, потому что дома на его территории в разные годы возводили сразу несколько заводов. Предприятиям выделялись участки, которые они застроили домами самостоятельно, кто как мог, по разным типовым проектам. «Богатые» — наподобие завода имени Калинина, производившего военную технику, — строили качественное и надежное жилье. А, например, «Свердловскпромстрой» — более дешевые дома. Для сравнения, Уралмаш — еще один заводской микрорайон Екатеринбурга, но он более цельный, монолитный, потому что застраивался преимущественно одним предприятием. А вот на Эльмаше общей картинки не сложилось.

«Конец мира» на Эльмаше

Первый участок, где запланирован снос домов, ограничен улицами Краснофлотцев — Донская — Корепина — Шефская. Этот квартал был построен для рабочих треста «Свердловскпромстрой». Три дома возведены в 1946–1948-м годах, остальные — в период с 1950-го по 1953-й годы. Первые здания интересны тем, что их фасады украшены советской символикой — серпом, молотом и колосом. Эти дома возведены из шлакоблоков, поскольку в послевоенное время кирпич был в дефиците. Шлакоблок определял высотность зданий: строить выше двух этажей из этого, не самого прочного, материала было нельзя. Квартиры в домах просторные, так как предназначались для проживания сразу нескольких семей. Подобные здания есть также на Уралмаше и Химмаше, а вот в других городах бывшего СССР их не найти. Это объясняется тем, что они возведены по индивидуальному проекту, разработанному отделом капитального строительства «Уралмашзавода», а в конце 1940-х годов в Советском Союзе начали строить дома по типовым проектам, подготовленным Комитетом по делам архитектуры.

В послевоенное время на Эльмаше активно возводились общежития и дома с коммунальными квартирами, ведь плотность населения была высокой. В жилых зданиях из-за дефицита «квадратов» размещались также и магазины, и даже медучреждения. Например, в доме на Шефской, 8, где изначально находилось общежитие, впоследствии обустроили гинекологическое отделение. Еще одно примечательное здание расположено на Шефской, 10. В советские годы в нем располагалось Свердловское профессиональное техническое училище №68, где готовили каменщиков, плотников и маляров-штукатуров. А сегодня в нем находится один из корпусов Екатеринбургского экономико-технологического колледжа.

Наиболее депрессивно в этом квартале выглядит улица под названием Балаклавский тупик. Расположенные тут дома расселены, кругом грязь и разруха. Оставшиеся без ремонта здания покосились, а штукатурка обвалилась, обнажив деревянные стены. Хотя поначалу эти дома, выполненные из бруса и покрытые белой штукатуркой, выглядели симпатично и нарядно. В 1950-е годы на Эльмаше было много бараков, и строения в Балаклавском переулке считались благоустроенным жильем.

Насколько эта территория будет интересна застройщикам сегодня — вопрос, ведь здесь «конец мира»: дальше начинается промзона и Калиновский лесопарк. Кроме того, улица Шефская очень шумная, по ней постоянно ездит большегрузный транспорт, и многих людей это пугает. Точной информации, какие именно дома в этом квартале пойдут под снос, пока нет. По моей оценке, большинство зданий здесь находится в ужасающем состоянии. Главная причина, почему так получилось, — отсутствие ремонта. Если бы в домах из шлакоблоков менялись сети и обновлялись фасады, они могли бы быть в хорошем состоянии и, возможно, не попали бы под снос.

В детском саду живут люди

Второй квартал, которого коснется реновация, находится в периметре улиц Баумана — Шефская — Энтузиастов — Донская. Эту территорию в 1940-е годы застраивал завод «Уралэлектроаппарат» — современный «Уралэлектротяжмаш». Тут можно увидеть раритетные дома, построенные из бруса в 1941-м году. Поскольку подобные здания обладают небольшим сроком эксплуатации, с годами они потеряли свою форму, просели и покосились, но в них до сих пор живут люди. Но насколько счастливо и комфортно? Эти строения находятся в очень плохом состоянии, так как возводились как временные и были рассчитаны лет на тридцать. Власти должны были расселить их и снести еще в советское время.

На этой же территории расположены дома, построенные из шлакоблоков в начале 1950-х годов. По сравнению со зданиями из бруса эти по качеству лучше, но все равно уступают кирпичным, которые могут стоять столетиями. Один из типовых проектов в квартале называется «Детские ясли на 100 мест». Это здание, расположенное на улице Энтузиастов, 42а, построили под детсад, но на деле в нем живут люди. Сразу ли садик приспособили под жилье — не знаю, но это удивительная вещь!

В зону комплексного развития территории также попали четыре хрущевки, расположенные в этом же квартале на улицах Энтузиастов и Донская. Один из домов построен в 1965-м году из кирпича: квартиры в нем очень миниатюрные, с маленькими кухнями и совмещенным санузлом, но зато каждая из них изначально предназначалась для отдельной семьи. В то время многие люди жили в коммуналках, и отдельная квартира была счастьем. Соседняя хрущевка, выполненная из крупных панелей и покрытая гранитной крошкой, была сдана в 1976-м году. Такие дома строились быстро и были рассчитаны примерно на 50-летний срок эксплуатации. Это известный типовой проект: подобными зданиями застроен весь Юго-Западный микрорайон Екатеринбурга. Еще два дома, которые стоят на улице Донской, относятся к переходному периоду — от сталинской архитектуры к хрущевской. Планировки внутри зданий идентичны тем, что мы видим в сталинках, а внешне они выглядят как хрущевки — без изысков и украшений. Таких домов очень мало в Екатеринбурге.

Я не уверен, что жильцы хрущевок проголосуют за переезд: люди привыкают к территории, где живут годами. Жильцы поставили забор во дворе, подключили домофон — это признак того, что они хотят тут остаться. Я сам много лет живу в малоэтажных домах и считаю, что там может быть очень комфортно: мало людей, машин и много зеленых зон.

Фото №38 - «Пусть приезжают во дворы и объясняют нюансы реновации хоть по десять часов!»
Фото
Polina Rashkovskaia

Думаю, даже у городских властей еще нет детальной программы реализации реновации — пока лишь определили участки для первых опытов

Кстати, на Эльмаше есть хорошие примеры ревитализации (восстановления Ред.) зданий. Так, глава ТСЖ «Эльмашевское» Сергей Строганов и его соседи, проживающие на улице Стачек, сумели создать идеальный «мир» сталинок: отремонтировали по госпрограмме двухэтажные дома постройки конца 1940-х годов, установили автоматику, регулирующую подачу тепла в квартиры, привели в порядок придворовую территорию, организовали во дворе тренажеры и корт, посадили цветы. Думаю, что ни один застройщик туда не «пролезет», потому что люди очень сплочены и держатся за свои дома.

Люди не должны потерять жилье

Закон о комплексном развитии территорий был принят недавно, президент подписал его в конце прошлого года. Думаю, даже у городских властей еще нет детальной программы реализации — пока лишь определили участки для первых опытов. Не исключено, что будут снесены только ветхие и аварийные дома, а здания в хорошем состоянии останутся. Надеюсь, что реновация в Екатеринбурге не пойдет по московскому сценарию, и под ковш не попадут и сталинки, и дома, имеющие архитектурную ценность. 

Большинство зданий на территории эльмашевских кварталов находится в удручающем состоянии. Пусть собственники решают — ремонтировать их или переезжать. А вот, например, во Втузгородке примерно половина домов, которым грозит снос, это крепкие трехэтажные сталинки с хорошими планировками и кирпичные хрущевки. Этот микрорайон находится близко к центру города, и качество жилья там выше, чем на Эльмаше.

Частная собственность — очень важная ценность, люди не должны потерять свое жилье

Хочется верить, что у нас внимательно отнесутся к собственникам — в противном случае неминуем социальный взрыв. В идеале людей, проживающих в малоэтажных зданиях, следует поселить в аналогичные на той же территории, а не на двадцатом этаже высотки. Нужно адекватно компенсировать потерянное жилье. Проблемы могут возникнуть и из-за слабого информирования, поэтому необходима серьезная разъяснительная работа, общественные слушания. Власти должны выстроить цивилизованный процесс взаимодействия с общественностью: пусть во дворы приезжают представители администрации и застройщика и разъясняют нюансы программы, если надо и по десять часов. Это поможет избежать подковерных интриг и прецедентов, когда кто-то тайно проголосовал за снос дома и жильцам поступило требование собираться и выселяться.

Меня реновация сильно взволновала, потому что жду нападок и на свой дом. Я живу в пятиэтажной сталинке 1958-го года постройки во Втузгородке. Моя семья переехала туда, продав жилье в новостройке отвратительного качества: зимой температура в квартире опускалась до +11 градусов, были сильные сквозняки и  серьезные проблемы с шумоизоляцией. В сталинке же я не слышу соседей, а после реконструкции дома и замены сетей стало совсем хорошо. Я не хочу переезжать из Втузгородка, так как люблю этот микрорайон. Площадь Кирова, проспект Ленина, от Восточной до Гагарина, — мои любимые места для прогулок.

Частная собственность — очень важная ценность, люди не должны потерять свое жилье. У многих горожан, помимо квартиры, нет ничего: все деньги были вложены в нее. Люди опасаются, что их могут выселить, допустим, из сталинки во Втузгородке в многоэтажку с видом на завод на Вторчермете. Жители многих домов, попавших на карту реновации, настроены сохранить свои квартиры.