Фото №1 - «Рынок ЖКХ — это Россия в миниатюре, где людям не дают сделать выбор»
Коллаж Валерии Силантьевой

Основатель управляющей компании «Лига ЖКХ» Илья Сотонин провел детство в Городке Чекистов и там же вместе семьей основал ТСЖ. Пережив нападения и поджоги со стороны конкурентов, Сотонин развил компанию, которая противопоставляет себя всему рынку ЖКХ и обслуживает уже около 30 домов в Екатеринбурге. Мы поговорили с Ильей о том, чем «Лига ЖКХ» отличается от других управляющих компаний, как священники пытались помешать благоустройству Городка Чекистов, а Борис Ельцин спас тихий центр Екатеринбурга от панелек и почему в городе почти не строят качественного жилья.

«Священники обвинили мою семью в создании секты»

В начале 2000-х я вместе с семьей переехал из Сортировки во второй корпус Городка Чекистов. Родители искали жилье в центре Екатеринбурга, подходящее по стоимости и расположению, а конструктивистский памятник 1930-х годов удовлетворял этим параметрам. Центр был мне знаком: я с детства учился в английской гимназии №13 на Карла Маркса, 33. Мне приходилось каждый день тратить на поездки в школу из Сортировки по 1 часу туда и обратно. Это, кстати, и стало одной из причин для переезда в центр.

Наша квартира в Городке Чекистов была в плачевном состоянии. До нас здесь жило много кошек, от которых остался ужасный запах. Но это не оттолкнуло: отец представлял, как из запущенного пространства сделать комфортное жилье. Вскоре мы отремонтировали квартиру, потом привели в порядок и подъезд — соседи были благодарны.

Фото №2 - «Рынок ЖКХ — это Россия в миниатюре, где людям не дают сделать выбор»
Фото
Polina Rashkovskaia

Я внимательно наблюдал, как родители борются за качественное жилье и ухоженные подъезды, и решил связать свою жизнь с этим делом

В 2006 году мои родители решили создать ТСЖ в Городке Чекистов, туда вошли 20 квартир. Удалось заменить стояки горячей и холодной воды, канализацию, электрику, отремонтировать подъезды, поставить систему отопления с погодным регулированием. Вскоре на базе ТСЖ появилась небольшая управляющая компания, в ее штат вошли три человека. Помню, как в 2007 году в Городок Чекистов приезжали священники, которые обвинили мою семью в создании секты и призвали жильцов отказаться от наших услуг — такие экзотичные методы противодействия решила использовать УК, которая обслуживала дом до нас. 

«Лига ЖКХ» — компания, которая противопоставляет себя криминальным УК

Я внимательно наблюдал, как родители борются за качественное жилье и ухоженные подъезды, и решил связать свою жизнь с этим делом, основав управляющую компанию нового типа «Лига ЖКХ». Сначала она обслуживала только ТСЖ в Городке Чекистов, но в 2012 году со мной связался застройщик «Комстрин», который закончил возводить высотку в Чкаловском районе, и предложил поучаствовать в конкурсе на выбор УК для жилого комплекса, который проводила администрация района. После этого «Лига ЖКХ» стала постепенно распространяться по Екатеринбургу.

«Лига ЖКХ» отличается от других УК тем, что ее не назначают, а выбирают. Для нас любой дом — это отдельная сущность с самодостаточным и прозрачным бюджетом. Для каждого дома мы заводим расчетный счет в банке «Точка». Вся информация о финансовых операциях доступна жителям на странице дома — благодаря этому людей не обмануть.

Одна из проблем больших управляющих компаний заключается в том, что их руководители слишком далеки от жителей и их потребностей. В нашей команде работает комьюнити-менеджер — человек, контролирующий все финансовые операции. Он обслуживает 1-1,5 тысячи квартир. За домами ухаживают хаус-мастера, выполняющие функции сантехников и электриков. На каждого такого специалиста приходится 500 квартир. До всех наших сотрудников можно дозвониться, они нацелены на качественный сервис.

«Конкуренция в ЖКХ. Ночью в третий раз разрисовали подъезд на Московской, 198. В этот раз художник попал на видео»

Рынок ЖКХ — очень криминальный и оттого неконкурентный. По сути, это миниатюра России, где людям не дают сделать выбор. Когда жители голосовали за переход к «Лиге ЖКХ», действующие УК всячески этому препятствовали. Они не хотели создавать прецедент, чтобы люди от них массово уходили. Бандиты жгли машину компании, стреляли по окнам офиса, кидали дымовые гранаты, нападали на сотрудников, на меня самого нападали. В 2019 году я шел на встречу с представителями московского офиса МТС от Дома печати к кафе «Хмели Сунели» и почувствовал, как что-то сзади ударило меня по голове. Оказалось, это были трое неизвестных мужиков, которые потом меня повалили на землю и немного попинали. Когда я пришел в кафе, то москвичи очень удивились моему окровавленному виду, пришлось умыться. «Обычный день», — сказал я им в шутку. Каждый такой случай добавлял известности «Лиге ЖКХ», и это своеобразный плюс.

«Один из ярких примеров градостроительных неудач — улица Красноармейская» 

В Екатеринбурге, помимо других проблем, нет четких правил застройки и людей во власти, которые понимают, как должен выглядеть город. Кроме того, у чиновников и большинства местных девелоперов есть проблемы со вкусом, маленький опыт в строительстве и низкий уровень насмотренности. Позитивный пример показывает генеральный застройщик Солнечного Forum Group, который установил в микрорайоне критерии по этажности и другим параметрам — по сути они выполняют функцию администрации города. Благодаря этому Солнечный выглядит целостно. Больше в этом смысле выделить некого.

Один из ярких примеров градостроительных и планировочных неудач — улица Красноармейская. Когда я учился в младших классах, на Красноармейской, по которой я часто проходил мимо, стояли деревянные одноэтажные дома. По легенде, в 1970-х первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин, увидев план застройки улицы панельками, попросил проектировщиков придумать что-нибудь поинтереснее. Чиновники впали в ступор и ответили, что других вариантов у них нет. Тогда Ельцин решил оставить эту территорию будущим поколениям.

Наименование «Квартал миллионеров» закрепилось за Красноармейской 15 лет назад. К тому времени «Атомстройкомплекс» построил здесь дорогое и действительно элитное жилье. Сегодня многие миллионеры переехали отсюда в другие, более современные ЖК. В целом сейчас это неплохое жилье со светлыми подъездами и зелеными дворами.

В 11 классе я часто бывал на Красноармейской и проводил вечера с друзьями в ресторане «Тинькофф». Это была одна из главных точек притяжения в квартале. В 2013 году «Тинькофф» закрылся, сейчас на его месте работает гастроном «Елисейский». Еще через год, в 2014-м, проезжая Красноармейская, постоянно заставленная машинами в два ряда, стала пешеходной. Идея была хорошей, но реализация подвела. У этой пешеходной улицы нет собственного стиля, а еще ее сделали не очень качественно — уже сейчас разваливается плитка. По сути на базе Красноармейской создали продолговатую площадь, а не бульвар. Улица не стала транзитной и выглядит пустовато, поскольку ее пешеходная часть ограничена участком от Энгельса до Карла Маркса. К сожалению, за Красноармейской еще и плохо ухаживают: городская власть, очевидно, не справляется с уборкой.

Почему центр Екатеринбурга — лучшее место для бега

Несколько лет назад я переехал из Городка Чекистов в квартал на Белинского — Карла Маркса. Считаю его лучшим районом города, особенно в части новой набережной Исети, от Малышева до Куйбышева. Кстати, если бы ее сделали так, как изначально предполагалось в проекте конструкторского бюро «Стрелка», то город получил бы идеальную набережную. Но мэрия решила внести свои изменения в рендеры, да и качество материалов для благоустройства оставляло желать лучшего — сейчас это уже заметно по мосту через реку, который активно разваливается.

Мой район удобен для жизни — вся нужная инфраструктура в шаговой доступности. Я не хожу по магазинам, потому что на это жалко времени. Пользуюсь доставкой продуктов и еды «Самокат». По дороге от дома до офиса почти каждое утро захожу в кофейню Papa Carlo на Малышева, 47а. Чаще всего назначаю там первые рабочие встречи и задерживаюсь на полдня. Стало особенно приятно здесь находиться, когда построили летнюю веранду. Еще одно любимое заведение — гастробистро «Горожане» на Добролюбова, 6.

Центр Екатеринбурга — это еще и лучшее место для бега. Я люблю бегать по утрам: поворачиваю с Белинского на Карла Маркса, потом на Горького, добегаю оттуда до «Динамо» или Ельцин Центра — и обратно. Получается преодолеваю около 6 километров, при этом я не наматываю короткие круги, а пробегаю по сути весь центр города. Можно выстраивать и более сложные маршруты.

Из транспорта предпочитаю пользоваться электросамокатом, который в этом году прочно вошел в бытовую повестку. Плохо, что они могут разгоняться до 25 километров в час, в Европе, например, нельзя ездить быстрее 15-ти (после интервью кикшеринговые сервисы ограничили скорость до 15 км/ч самокатов в некоторых городских локациях, — Ред.). При такой скорости сложно расшибиться и нанести травмы пешеходам. В Москве удобнее пользоваться самокатом, чем в Екатеринбурге: недавно ехал в столице из точки А в точку Б почти полчаса и ни разу его не поднимал благодаря безбарьерной среде. У нас с ровными дорогами намного хуже, даже в центре. Но несмотря на это, самокат — самый удобный вид транспорта. Я знаю водителя, который ездит на работу не на своем автомобиле, а на самокате.

Почему в Екатеринбурге почти нет ЖК европейского уровня

«Кандинский» — это, пожалуй, лучший ЖК в Екатеринбурге. «Брусника» сделала его не по принципу элитного клубного дома «Тихвин», где есть все для комфортной жизни, чтобы не покидать пределы квартала для собственного удобства. «Кандинский» — для тех людей, которые не боятся выйти в город и погулять по его улицам. Этот жилой комплекс находится в отличной локации. Архитектура, качество исполнения, благоустройство двора — все на высоком уровне. Он мог бы гармонично вписаться в центр Милана или Осло.

На этом хорошие новости о жилищном строительстве в Екатеринбурге почти заканчиваются. Клубный дом «Ривьера», расположенный в двух шагах от «Кандинского», построен по модели «Тихвина». Его прообразом, кстати, был Городок Чекистов. В этих домах люди жили на закрытой территории, у них были собственные столовая, клуб, кинотеатр, садик, прачечная. Кроме того, архитектура «Ривьеры» тоже оставляет желать лучшего.

Большинство домов в Екатеринбурге строят исполнители-подрядчики, которые никогда не купят в них квартиры, и это о многом говорит. Одна из основных причин низкого качества жилья, помимо дурного вкуса и небольшого опыта, — низкая цена за квадратный метр жилья. Если закладывать себестоимость в 90 тысяч за метр, то застройщик может использовать качественные материалы и сделать приличный продукт. Но наши девелоперы, чтобы продать за 90 тысяч, лучше потратят 40 тысяч на стройку из говна и палок.

Из других ЖК с «Кандинским» может сравниться лишь Forum City, остальные отстают. «Макаровский квартал», по сути, ничем не отличается от однотипной и безвкусной архитектуры Академического. Clever Park я тоже не могу представить в центре приличного европейского города.

Когда вы видите очередное архитектурное убожество, все вопросы адресуйте власти, а не бизнесу

Во времена Сталина в России была какая-никакая, но архитектурная школа. Потом пришел колхозник Хрущев и все перевел в убогое панельное домостроительство, где эстетикой и не пахло. Массовость этой застройки убила всю городскую архитектуру. Когда наступили 1990-е, в стране не осталось нормальных проектировщиков. Люди без насмотренности не понимают, что хорошо, а что плохо. Радует, что появляются такие девелоперы, как «Брусника», которые показывают остальным, что можно строить на другом уровне. 

Но невозможно, чтобы все предприниматели были со вкусом и высокой этикой. Поэтому должны быть четкие градостроительные правила, чтобы люди не смогли построить откровенно плохие здания. Предприниматель всегда предпочтет заработать больше и построить 40-этажный дом, не думая об эстетической составляющей, если ему это разрешат. Поэтому, когда вы видите очередное архитектурное убожество, все вопросы адресуйте власти, а не бизнесу. Иначе город заполонят такие псевдоклассические дома, внутри обшитые гипсокартоном, как на набережной (имеются в виду три здания на Горького, образующие комплекс «Избранные», — Ред.).

«Воля одного влиятельного человека может изменить весь город»

Екатеринбург — город контрастов, и этот тезис подтверждается в самом его центре, если пройтись по Горького и Пушкина. Первая улица активно преображается: в прошлом году одновременно с открытием штаб-квартиры РМК от бюро Нормана Фостера здесь отремонтировали и саму улицу, добавили велодорожку. А вторая выглядит намного более уныло и запущено с битыми плиткой и тротуарами. Причем Пушкина расположена еще ближе к самому центру города, чем Горького. На примере этих двух улиц проявляется одна из ключевых проблем Екатеринбурга, когда у города нет единого стиля даже в центре. «Сегодня отремонтируем улицу Горького, а Пушкина когда-нибудь потом», — видимо, такая логика в голове у чиновников.

Если погулять по дворам улицы Пушкина, то может сложиться полная картина о недостатках жилищной инфраструктуры. Во-первых, безнадежно устарели входные группы подъездов, которые надо менять. Для таких ситуаций «Лига ЖКХ» разработала конструктор подъездов, с помощью него можно выбрать любую отделку и сразу увидеть ее стоимость. Во-вторых, можем видеть множество ненужных заборов, без которого пространство было бы визуально лучше. В-третьих, дворы нуждаются в элементарном уходе — уборке мусора и подрезке кустарников. В-четвертых, здесь не хватает визуального обозначения пространств для парковки машин, стоит хотя бы выделить их заметным цветом или материалом. Я не считаю, что автомобили нужно обязательно убирать из дворов, как, например, делают внутри Солнечного. Они вполне могут и должны гармонично существовать с пешеходами.

Основная проблема старого жилфонда Екатеринбурга — отсутствие капремонта. Обычно жильцы жалуются именно на это. В новостройках же есть другие трудности, такие как протекающие и продуваемые конструкции на лоджиях или непрочные витражи. В плане качества жилья мой фаворит — Городок Чекистов. Это малоэтажный и зеленый жилой квартал, где в домах благодаря используемому кирпичу достигнута идеальная шумоизоляция. Конечно, везде есть свои минусы: вот и в Городке тратится больше тепла на квадратный метр, чем в новостройках, из-за дранки для штукатурки на стенах — в среднем в два раза. Плата за коммуналку вырастает и из-за высоких потолков: если в рядовом ЖК их высота достигает 2,60 метра, то в Городке — 3,20 метра. Но за такую роскошь можно и переплатить.

Я убежден, что воля одного влиятельного человека может изменить облик всего города. Так произошло в Казани, где президент Татарстана Рустам Минниханов познакомился с Наташей Фишман (советница Сергея Капкова — бывшего директора Парка Горького, при котором произошла его реконструкция, — Ред.) и подключил их к организации пешеходных и общественных пространств города. В результате сейчас урбанисты ставят Казань в пример всем российским городам. Радует, что екатеринбуржцы начинают все чаще требовать от власти большего комфорта для жизни и отстаивать свои права. Возможно, благодаря этому чиновники, наконец, пересмотрят свое отношение к благоустройству общественных пространств и жилищно-коммунальной инфраструктуре.