Шик из 80-х (фоторепортаж)

Корреспонденты побывали в элитных домах в центре города с квартирами за 7 млн — в эпоху СССР здесь жили первые лица края, а теперь полиция и депутаты

В доме, где в советское время жили первые лица края, на продажу выставлено 4 квартиры. Некогда элитные пятиэтажки в центре Красноярска отличаются наличием лифта, мусоропровода, 3-метровыми потолками. В 80-х каждый из дворов охраняла милиция. Сегодня в некоторых домах нет детских площадок и орудуют наркоманы, в других — жильцы вычисляют всех незнакомцев, сами садят цветы и ежедневно моют лавки. Квартиры выставляются по 7–10 млн руб., но будут продаваться годами из-за завышенной цены, говорят риэлторы. Кто охотится за недвижимостью бывших советских чиновников и кто может оказаться соседом — в материале далее.

Всего в Красноярске около 10 «крайкомовских» пятиэтажек. Первым делом отправляемся на Урицкого, 129. Фасад напоминает больницу: серый кирпич, высокий забор с каменным основанием во мхе, разросшиеся деревья. Пока рассматриваем объявления о продаже, слышим за спинами хозяйственное: «Что это вы здесь снимаете?». Супруга одного из партработников, не пожелавшая представиться, первая из трех любопытствующих. Незнакомцев здесь примечают сразу, но доброжелательно разрешают гулять по закрытому двору — лишь бы не пакостили.
Двор встречает запахом скошенной травы и яркой детской площадкой — дом выиграл грант на благоустройство. В 80-х сюда было не зайти, покой партийных работников круглосуточно охраняла милиция. Включая первых секретарей крайкома КПСС — Павла Федирко и Олега Шенина.
Сегодня здесь живут пенсионеры, многие наследники партработников разменивают квартиры и съезжают. Детей можно пересчитать по пальцам. 78-летняя Тамара Цеханович с супругом Виктором, бывшим управляющим делами крайкома, живет здесь около 30 лет. Тюльпаны, розы в клумбах, ежедневно чистые лавки — дело ее рук и шести третьеклашек, включая мальчишек с чужого двора. Последних она приобщает конфетами и добрым словом.
Вспоминая историю переезда из оборонной «Девятки» (Железногорск, он же — Красноярск-26 и «п/я 9») в Красноярск из-за белокровия, Тамара Петровна соглашается показать подъезд и квартиру. Помогал семье сам Федирко. Внутри идеальная чистота, высоченные стены, цветы. На одном из этажей под присмотром камеры стоят велосипеды и коляски. Главное отличие этой и других «крайкомовских» пятиэтажек: наличие гремящего лифта, мусоропровода, потолков в 3 м и выше.
В каждом подъезде всего 10 квартир — по 2 на этаже (2-, 3-, 4-комнатные площадью до 110 «квадратов»). Коммунальные услуги — больше 7 тыс. в месяц. Сейчас продаются две 3-комнатные и две 4-комнатные — 7–9,5 млн руб. Любопытно, что жильцы перебираются в бóльшие квартиры в этом же доме. Некоторые ограничиваются баннерами в окнах: «Авось найдется покупатель». Единичные предложения аренды стартуют с 30 тыс. руб.
У Тамары Петровны две страсти — вышивка крестиком и цветы. В ее «трешке» около 50 горшков. Из другой комнаты она торжественно приносит гранат, на окне в гордом одиночестве ждет созревания привередливый лимон.
Несмотря на солидный возраст дома — 38 лет, старожилы не спешат в новостройки. «Куда я перееду с центра города? Рядом парк, набережная, БКЗ, театр! Вы знаете, что такое современное строительство? — объясняет одна из местных жительниц. — Подруга купила квартиру на Бугаче — в туалете слышно, что делают соседи». Единственное неудобство — дрифтеры на «Луче» и городские праздники, превращающие двор в общественный туалет.
У подъездов можно встретить накрепко приваренную металлическую скобу. Для незнающих местные поясняют: об эту деталь чистят обувь.
С недавнего времени покоя жителям добавляет перебравшийся на Урицкого начальник Главного управления МВД РФ по краю Вадим Антонов с супругой. Его окна с плотно закрытыми жалюзи — на 1-м этаже, подоконники которых, по рассказам, венчает красивая позолоченная фигурка. Наблюдательные пенсионеры также «вычислили» двух мужчин в гражданском, дежурящих по выходным во дворе. Но те свою причастность к Антонову опровергли: «У нас другой руководитель».
К домам, где некогда покой работников крайкома хранила милиция, риэлторы также относят № 98, 125 на Урицкого и стоящие кругом пятиэтажки по адресам ул. Красной Армии, 9/11, Ленина, 122, 9 Января, 2. Они, на фоне «дома Федирко», уже потеряли свой шарм: граффити на стенах, скромные детские площадки.
Проходим в подъезд дома № 9/11 на ул. Красной Армии. «Да, «крайкомовский». Родители недавно переехали — ничего не расскажут. Поднимитесь на 3-й», — говорит пригласившая войти блондинка в плаще. За новой дверью в тамбуре — пошарпанный подъезд с пыльными батареями, трещинами в подоконниках и дверями из 70-х. Жители трех квартир на 5-м этаже соорудили на пропахшей старостью площадке «сейф», тут же под открытым чердаком — велосипед, старая раковина и электрическая плита.
В поисках жильцов, знающих историю дома, идем по лестнице — лифта, к удивлению, в этом «крайкомовском» доме нет. На хрипящий звонок в одной из дверей появляется щелка. «Как вы прошли? Девушка пустила? Я бы ее пропесочила! У нас наркоманы прижились, закладки делают везде», — возмущается седовласая пенсионерка в халате и захлопывает дверь.
В «убитых» подъездах можно встретить «трешку» в «дворцовом» стиле с мебелью (76 кв. м) — в доме № 9/11 на Красной Армии АН «Кром» выставляет её за 7 млн руб. Авторы объявления подчеркивают элитность дома в центре и «забивают кол» в подсознание нерешительных клиентов описанием: «Ключ мягко щелкнул в замке. Вхожу в пространство родных запахов и звуков. Мне здесь спокойно и хорошо. Это мой дом…».
По словам руководителя отдела премиум-жилья АН «ГРАНТА-Недвижимость» Татьяны Закс, некоторые «крайкомовские» квартиры с ценой в 8–9 млн «не стóят таких денег из-за скромного состояния». Они продаются годами до поиска компромисса с покупателем. Предпочтение 30-летним домам, по ее словам, чаще отдают состоятельные люди, проживающие или выросшие в центре.
Рядом с «Красной Армией» есть еще один «крайкомовский» дом — № 122 на ул. Ленина. Владимир Фомин прожил в нем 34 года. После переехал в соседний, оставив «двушку» дочери: «У меня тесть — работник крайкома. Там до сих пор Олег Пащенко живет (депутат Заксобрания. — Ю.Г.). Остальные поразъехались». Помимо потолков в 3,2 м и мусоропровода мужчина описывает отличия дома: «Я полы хотел поменять. Вскрыл, там три слоя дерева — плахи, половые рейки. Монументально».
Вместе с элитностью домов на Ленина и Красной Армии в прошлое ушли детские площадки и хоккейная коробка. Остались только деревянная песочница и металлическая ракета — 41-летняя ровесница дома № 122, сетуют жильцы. До появления шлагбаума во дворе на 4 дома могли запарковаться 120 машин, подсчитал Владимир.

Комментарии

0