Сила людей: прогулка с директором «Перемен»

Местные бренды, книжки в мешке и домашние лисы

Коллаж Дарьи Яковенко
Коллаж Дарьи Яковенко

Создание данного материала происходило до введения режима самоизоляции в Новосибирске. В данный момент редакция журнала N1 придерживается всех рекомендаций и ведет работу исключительно из дома.

Дом на берегу

Три года назад я купила квартиру в «Европейском береге». Впервые в этом районе я оказалась случайно — мне хотелось сделать несколько фотографий, подруга предложила встретиться здесь, потому что красивые места. А через полгода я решила купить квартиру и вспомнила о них. Сейчас, находясь дома, я периодически поглядываю в окно и вижу, как другие девочки сюда приезжают фотографироваться.

До этого снимала жилье на Кропоткина. Очень смешно иногда, когда вижу в чатике, как кто-нибудь жалуется: «Вы знаете, у нас отбили плинтус, и уже три дня его никто не чинит», а сама думаю: «Ребят, на Кропоткина как-то лифт целый год чинили, успокойтесь». В этом жилом комплексе нет ничего сверхъестественного, но на фоне того, что вокруг, понимаешь — инфраструктура очень хорошая.

Еще тут всю зиму убирают снег. И это даже непривычно как-то: ты выходишь — и вокруг все нормально, чисто, идти легко. А потом покидаешь район и начинается Новосибирск. Я часто шучу, что вообще-то всю зиму просидела на самоизоляции, потому что по городу невозможно было передвигаться.

«Большевичка» рядом меня не смущала. Пробки —  они всегда пробки. Да и у нас второй книжный магазин в Академе, поэтому мне отсюда даже удобнее добираться туда.

Когда «Перемен» только появился, многие просили открыть филиал в Академгородке, потому что ездить в город не всегда удобно. Но у нас не получалось найти нормальное помещение. Но через месяц после моего переезда сюда появился филиал на Морском проспекте.

Кофейня на районе

Capital Of Siberia — красавчики, мы с ними проводили несколько мероприятий, один Новый год я здесь встречала. Да и когда только переехала, часто приходила к ним работать — дома же шел ремонт. 

 Тут еще есть бар, но он какой-то странный. Мы однажды туда пришли, а там кальяны и коктейли. Серьезно? Коктейли на районе? Без пива?

Здесь прикольно покататься на велике или самокате. У меня раньше был самокат, но я его недавно продала — ездить на нем на большие расстояния в Новосибирске уже невозможно: дороги стали хуже и заборов всяких понаставили.

Прогулки для раздумий

Очень известный педагог и психолог Екатерина Мурашова приезжала к нам как-то с лекциями, на которых был аншлаг. Сама Мурашова не то что интроверт, она прямо социофоб. После лекций мне говорит: «Своди меня туда, где нет людей. Я очень хочу погулять, но чтобы без людей».  Я ее сюда привела, под Бугринский мост, она такая довольная была.

Если хочется походить и подумать, то это сюда. У нас в Новосибирске негде гулять. Пешеходных улиц нет. В Краснодаре, кстати, перекрывают некоторые улицы на выходные, делают их пешеходными. У нас один год тоже пробовали делать так, но получилось по-колхозному: с базаром и шашлыком, а там — просто улицы для гуляний.

Город глазами гостей

Если бы мне кто-то сказал, что когда-нибудь я окажусь на площади Маркса вместе с Марией Парр (Мария Парр — норвежская писательница, ее детские романы «Вафельное сердце», «Тоня Глиммердал» и «Вратарь и море» очень популярны в России, в конце прошлого года Мария приезжала в Новосибирск на встречу с читателями — Ред.), то я ни за что не поверила бы. Мы ездили с ней на радио, но по всему городу были пробки, поэтому пришлось ехать на метро.

Она дальше Москвы раньше по России не ездила никуда. Ее тут так встретили, что она осталась под большим впечатлением. С Марией и сопровождающими мы пошли в Пышечную на Станиславского. Я ей говорю: «Наши пышки очень большие, не как в Питере. Это просто кусок жирного теста». На кассе они говорят: «Давайте шесть». И все съели. Эта Пышечная еще вся советская, но ей там понравилось — аутентично.

Когда приезжала Флоор Ридер (нидерландская художница, делала иллюстрации к новой «Алисе в Стране чудес» — Ред.), мы у нее спросили: «Ну, как тебе русские мужики-то?» Она задумалась, а потом показывает — челочка. И мы такие: «Блин, реально». Почему они их не зачесывают наверх? Я с тех пор везде вижу мужчин с этими челками.

Экономический ликбез

Я родом из Казани. Переехала в Новосибирск к парню. Сейчас смеюсь, что надо было искать кого-нибудь из Краснодара. На Новосибирск я часто жалуюсь, а мне говорят: «Ну тебе же раньше здесь нравилось». Да, раньше мне очень нравился этот город. В десятом году тут не было такой грязи, чистили снег. Я помню, в Казани была какая-то задница с освещением и чисткой снега, а тут все было замечательно. А сейчас?

Краснодар весь в каких-то оригинальных местных заведениях. В Новосибирске этого мало, хотя, возможно, я просто не замечаю их. Главная проблема города в том, что люди здесь долго не задерживаются: приехали, пожили, уехали в Москву, там что-то создали.

Мы с красноярцами ржем, когда общаемся с москвичами и петербуржцами: «Ребят, мы вам тут воспитываем клиентов. Все, кто к вам приходит в Москве и Питере, они про вас узнали от нас. Потому что когда наши клиенты уезжают, они пишут нам и спрашивают: а где нам книжки теперь покупать»?

Сейчас из-за коронавируса начали поддерживать местных предпринимателей. Но это раньше надо было делать. Экономический ликбез такой: когда ты покупаешь что-то у местных, налоги остаются в городе, а когда ты покупаешь книжку в «Читай-городе» или ешь в «Макдаке», деньги уходят в московский бюджет.

Еще заметила, что в других городах про Новосиб вообще никто не знает. Ну просто какая-то серая фигня на карте.«Вроде у вас оперный есть, зоопарк. Новосибирск — это по дороге на Байкал, да?» — так люди говорят

Мне кажется, первое, что может сделать человек на посту мэра города — купить краски, позвать художников и сказать им — рисуйте. Серые стены сразу преобразятся.

Но вообще Новосибирск — это про силу людей, конечно. Когда-то же люди приехали сюда, преодолели все и стали здесь жить. И до сих пор борются с природными условиями — борются и живут. В Краснодар приезжаешь в марте — уже весна во всю, тепло, красота. Люди по городу ходят, жалуются: «Ой, блин, тепло надоело, летом вообще жара будет». Ничего страшного, потерпите (смеётся). Мы же холод терпим.

Самый маленький паб

Mr. O'Neill's — единственный бар в центре города, который работает до 4-х утра. Смешно, но я сейчас впервые вижу его при свете дня. Бар внутри даже меньше, чем снаружи. Фишка O'Neill's в том, что ты приходишь сюда один, и, скорее всего, здесь будет кто-то из твоих знакомых. Ты заходишь и «О, привет!».

Новое прочтение

Последняя экранизация, которую я посмотрела — «Маленькие женщины» (фильм по роману американской писательницы Луизы Мэй Олкотт — Ред.). Я всегда говорю так: экранизация не должна быть равна книжке. Даже иллюстрации часто отличаются от текста. Экранизация — это авторский взгляд. Это как в театре — каждый режиссер ставит по-своему.

Я недавно уточнила у Тони Стериной (оперная певица — Ред.) про балет. Спросила: когда ставят «Щелкунчика», каждый же делает по-своему? Нет, балет ставят одинаково. Что? Нафига? (Смеется) Она мне пыталась объяснить, но я этого не понимаю. Я хожу в театр на «Вишневый сад» не потому, что я люблю Чехова и хочу снова услышать текст пьесы. Я хочу посмотреть, как его визуально обработали. Я люблю, когда это делают максимально по-разному.

Есть очень крутой фильм Ричарда Айоади «Двойник» по Достоевскому. Он снят в кибердекорациях, режиссер адаптировал имена под западного зрителя, а сам текст не изменил. Удивительное кино, которое показывает новые смыслы.

Книжный магазин Ани

Моя первая работа в Новосибирске — оператор торгового зала книжного магазина «Литера». Потом я месяц поработала в «Читай-городе». Меня только трудоустроили, но пришел приказ — сократить по 1 человеку. Этим сотрудником оказалась я. После «Читай-города» я пошла в «Плиний Старший» продавцом, потом стала менеджером по рекламе и ивентам. В «Перемен» я почти с самого начала — когда магазин открылся, меня пригласили — я пришла на собеседование и сразу поняла: тапки я поставлю здесь (смеется).

Сейчас когда ко мне приходят на собеседование, я сразу понимаю: человек либо подходит, либо нет. К нам периодически захаживают просто интроверты, которые насмотрелись «Книжного магазина Блэка» и думают, что вот так себя и надо вести в с клиентами. Нет, ребят, это никуда не годится.

Книги не бизнес

Раньше в Новосибирске было намного больше книжных магазинов — был «Плиний», «Топ-книга» еще не умерла, в Академе было три больших книжных. А сейчас один «Читай-город», который книжки толком не продает, просто наращивает активы, чтобы потом брать займы и делать оффшоры.

Недавно закрылся магазин «Чук и Гек». Они сказали, что люди ничего не покупают. Мне жаль, что им не хватило запала на какие-то активности в своем пространстве. Очень часто к нам приходят новички и сразу хотят открыть свой книжный, но это уже совсем другая история. Мало просто закупить книжки и поставить их на полки, надо постоянно работать с сообществами, чтобы интерес к месту не пропадал. Никто не обязан ходить к тебе и любить тебя просто за то, что ты есть.

У нас небольшая посещаемость, но нам это только на руку, потому что мы всегда что-то придумываем, чтобы люди к нам пришли. Сейчас из-за карантина могут сильно пострадать издательства. Книжники запустили петицию, просят отменить НДС на книжную продукцию. У меня есть надежда, что наши пожелания рассмотрят и уберут эти 10%, хотя бы временно, на год или два.

В книжном бизнесе очень маленькие деньги, потому что государству он не интересен. Каждый раз, когда вы покупаете книжку, помните о том, сколько людей в нее вложились.

По 10% платят издатель, магазин, который продает книгу, служба доставки. И что там остается? Половина стоимости книжки уходит государству. А потом спрашивают — почему книги такие дорогие?

Мгновенная радость

Некоторые коллеги любят говорить, что в книжном сопутствующих товаров должно продаваться не больше 15%. Но с чего они это взяли? Не во всех регионах в книжный люди приходят за книгами. Нам мерч двух местных брендов — ШКЯ и HolySiberia —  под новогодние праздники сделал 35% выручки. Это много.

Купить блокнот, закладку, открытку проще, потому что это мгновенная радость  — ты купил, и тебе уже классно, а книжку читать еще надо. Ты себе, можно сказать, работу покупаешь. Поэтому, наверное, наша акция «Книжка в мешке» работает (во время самоизоляции сотрудники «Перемен» запустили акцию: клиент онлайн отвечает на несколько вопросов, а продавцы магазина, исходя из ответов, выбирают книжки сами и отправляют посылку — Ред.). Тебе не надо решать, какую книгу выбрать. За тебя этот выбор делают другие. 

Но мы реально очень сильно заморачиваемся, когда подбираем книжки. Наш сотрудница Аня на днях получила анкету, зашла на страницу человека во «ВКонтакте», там была ссылка на «ЖЖ». Она почитала его посты, посмотрела, что он любит, что смотрит. Одной девочке Агния (еще одна сотрудница  магазина — Ред.) на упаковке нарисовала звездочку. Когда девушка получила посылку, прислала фотографию: у нее на руке татуировка — точно такая же звездочка. «А вы что мои инстаграм смотрели?» Нет. Просто так совпало!

Город домашних лис

Часто к нам приходят люди и не знают, что купить. Если они хотят что-то для своего ребенка, мы советуем «Лампешку».

Сейчас очень круто читать «По ту сторону синей границы» про Восточный Берлин. Вот это ощущение, когда в стране все плохо, хорошо уже никогда не будет, и главные герои решили сбежать из ГДР. Но ты-то знаешь, что стена через несколько дней рухнет… и вообще все будет иначе. Очень крутой Гэри Шмидт, у нас осталось несколько его книжек «Пока нормально» — 60-е, Америка, война во Вьетнаме.

«Как приручить лису» — это первая нормальная книжка нон-фикшн из Новосибирска. Я уже год ору, всем надоела, наверное, но почему лиса — это не бренд города? Город, в котором приручили лису. Это единственный успешный биологический эксперимент за всю мировую историю, если не считать собак, но их приручали очень долго и не в лабораториях. А тут за несколько лет это сделали. И то, что это у нас на заднем дворе случилось, а мы про это не рассказываем и сами ничего не знаем — это такой тотальный урон. На въезде в город надо делать плакаты «Добро пожаловать в город, где приручили лис». А что у нас еще есть?  

Комментарии

0
под именем