Слово архитектору! От первого эскиза до сдачи объекта

Как современные архитекторы работают над обликом наших городов

Коллаж Дарьи Яковенко

Екатерина Спирина – человек, который отвечает за то, каким будет будущий проект одного из крупнейших на Урале застройщиков — «Атомстройкомплекс». В интервью она рассказала, почему берет в команду студентов и не ограничивает их, что не так в нынешних стандартах строительства и как будут выглядеть города будущего.

Екатерина, продолжите фразу: «Архитектура для меня — это…».

Оба моих родителя были архитекторами, я выросла в этой среде, поэтому архитектура — это моя жизнь. Я до того профдеформировалась, что, путешествуя, первым делом объезжаю все главные архитектурные объекты этого места. Иногда по этой причине просто больше ничего не успеваю посмотреть, кроме домов, торговых и офисных центров.

Ваша должность — директор по проектированию. Расскажите, чем вы занимаетесь в компании и за что отвечаете?

В составе корпорации «Атомстройкомплекс» есть свой проектный институт, где работает 200 человек. Он находится в моем подчинении. Знаете, обычно в архитектурных мастерских трудятся около 20 сотрудников, так что наш институт — это настоящий гигант. Также я отвечаю за работу со сторонними проектными организациями: подготовка задания, направление и принятие работы.

Это первый материал из серии «Слово архитектору!», где мы вместе с ведущими специалистами будем рассказывать: как проектируются и строятся наши с вами дома, как формируется облик городов и с какими трудностями сталкиваются архитекторы на этом пути

Как рождаются идеи новых проектов?

Команда архитекторов постоянно прорабатывает облик города — этот процесс никогда не останавливается у настоящих профессионалов. И иногда (не так часто, как хотелось бы) идеи новых проектов берутся из головы архитектора. И честно вам скажу, когда происходит именно так, вероятность того, что получится нечто хорошее, очень велика. Ведь архитектор — это человек, у которого болит сердце за облик всего города.

Чаще всего мы получаем запросы от инвесторов. Они находят земли, которые, например, были отданы под расселение ветхого жилья, или садовые участки, попадающие под зону расширения города. Инвестор сам идет в администрацию, чтобы получить разрешение на разработку планировки (основная идея проекта). Затем подключаемся мы — застройщик. Первым делом на этом этапе начинают работу архитекторы, которые знакомятся с планировкой и работают над ней. Затем проект проходит общественные слушания. Стоит сказать, что раньше инвесторов мало заботил сам проект — они воспринимали его как маленькую часть, которая отделяет их от продажи квартир, главным было найти место. Но сегодня они относятся к этому серьезно, даже готовы оплачивать работу знаменитых архитекторов.

Как бы вы охарактеризовали архитекторов, которые работают под вашим руководством?

У «Атомстройкомплекса» следующая философия — мы сотрудничаем с очень молодыми специалистами. Они даже могут быть студентами последних курсов вузов. Каждый из них готов впитывать очень много информации и у них вообще нет шор, поэтому они очень крутые. Они буквально взрываются, когда работают, словно каждый проект в их жизни первый и последний. И я специально не останавливаю своих архитекторов, пусть они сначала творят, а уже потом некоторые идеи будут сами «отваливаться» из-за непопадания в смету.

Фото
Игорь Черепанов

Они буквально взрываются, когда работают, словно каждый проект в их жизни первый и последний

А как бы вы оценили те нормы строительства, которые существуют сегодня? Многие эксперты считают их устаревшими.

Я согласна с тем, что они давно устарели. Есть даже такие, которые не изменились с 80-ых годов. Дом — это всегда отображение уклада жизни. И сегодня складывается такая ситуация — наша жизнь кардинально поменялась, и застройщики вынуждены находить лазейки, чтобы спроектировать нечто современное, опираясь при этом на старые нормы. Но за последние 5 лет произошли серьезные изменения. Правительство РФ поручило КБ «Стрелка» разработать новые стандарты проектирования — они были презентованы широкому кругу в конце прошлого года. А недавно вышло поручение по принятию этих стандартов за основу для переработки нормативной базы. Это настоящая бомба, очень важный шаг!

Расскажите о самых важных для вас изменениях, которые обязательно произойдут после переработки нормативной базы?

Например, мы придем к тесным улицам и просторным квартирам. Все ведь понимают, что по той же Москве сегодня не очень комфортно гулять: пока переходишь улицу, уже устаешь. Комфортный город будущего будет иметь узкий профиль улиц со сдержанным трафиком. Еще базовой станет средняя и низкая этажность, но с очень высотными доминатами и небоскребами — я ярый приверженец этого. Мой любимый город Лондон прекрасно совмещает в себе двух- и пятиэтажную застройку, вдоль которой комфортно гулять, там есть и бары, и рестораны, и тут же над тобой возвышается небоскреб. Еще я за четкое распределение частного и общественного, чтобы эти зоны всегда формировались фасадом здания, а не заборами.

Екатерина Спирина со своей командой в Лондоне
Фото
Игорь Черепанов

Комфортный город будущего будет иметь узкий профиль улиц со сдержанным трафиком

Когда проект готов, что происходит дальше?

Мы не начинаем работу, пока не проведем градостроительный анализ: изучаем окружение, берем информацию у палаты недвижимости, смотрим на пешеходный трафик и генплан. Именно этот анализ позволяет выявить весь потенциал участка.

В сериале «Как я встретил вашу маму» есть персонаж Тед Мосби — он молодой архитектор. В одной серии его охватил настоящий шок, он не мог выбрать даже лампочки для проекта, ему мешала мысль, что его здание простоит десятки лет. Вы испытывали подобный страх при работе над проектом?

Яркий пример из моей практики — ЖК Nova Park. Не было ни одного человека, который бы верил, что кладка, которую я выбрала, будет классно смотреться. Помню, как приезжаю на совещание, на меня с недоверием смотрит двадцать директоров, а я им: «Это точно будет круто!». А потом еду домой, наливаю себе вина и думаю: «Ну, если что, уволюсь» (смеется). Но в итоге все получилось отлично. На самом деле, для меня очень характерно так относиться к каждому новому проекту. Например, я три года пытаюсь реанимировать ЖК Opera Tower. Уже инвесторы говорят: «Покажите нам финальный вариант». А я глаза в пол, отвечаю, что пока не выходит каменный цветок, а хочется именно так. Ответственность всегда очень высока и не важно, объект строится в центре или на окраине города.

Предлагайте свои вопросы архитекторам в комментариях под этим материалом. Лучшие мы адресуем следующим специалистам

А есть какой-то ритуал, когда проект начинает строиться?

В нашей компании есть отличные премии за вовремя сданный проект — этот ритуал все очень любят (смеется).

Как выбираются материалы для будущего проекта?

Для нашей компании характерно монолитное домостроение, потому что именно оно позволяет сделать абсолютно любой набор планировок. Сейчас я сама живу в ЖК «Огни», построенном «Атомстройкомплексом», у меня в квартире 6 на 6 вообще нет стен. Такое возможно только при монолитном домостроении. В наружных стенах мы используем свой блок, к которому у меня нет никаких вопросов. Что касается фасада, то в сегменте «комфорт» мы стараемся использовать либо кирпич, либо штукатурные фасады — это начальная база. Если класс выше, мы уже можем работать с дорогими шоколадными, темными кирпичными оттенками. Еще компания всегда уделяет особое внимание первым этажам, потому что там практически нет ограничений по материалам. Можно использовать и гранит, и современную Rockpanel, и композитные материалы.

Какими проектами вы гордитесь больше всего?

«Квартал Энтузиастов» — это настоящий алмаз. В него мы вложили все, что хотели. Очень долго отстаивали правильный профиль прилегающих улиц, добились комфортной этажность в 7-8 этажей, а это ведь экономически очень рискованно, намного дешевле строить высотки. За этот проект мне совсем не стыдно, мы уже закончили первую очередь и в конце года выйдем на вторую.

Фото
Игорь Черепанов

В «Квартал Энтузиастов» мы вложили все, что хотели. Очень долго отстаивали правильный профиль прилегающих улиц, добились комфортной этажности

Вы ведь проектируете не только ЖК, но и детские сады. Расскажите, как сегодня развивается этот сегмент строительства?

К большому сожалению, сегодня у нас такие правила игры, когда мы не можем сильно развернуться в плане проектирования детских садов. Пока встречаем слишком много экономических барьеров, за рамки которых не имеем право выйти. Например, в Санкт-Петербурге ситуация другая — там в этот сегмент вкладывают большие деньги инвесторы, поэтому развилась сильная конкуренция.

Вы верите в то, что в ближайшем будущем разные застройщики будут вместе работать над обликами наших городов, а не только над отдельно взятыми проектами?

Мы к этому точно придем. Обязательно появятся правильно проработанные мастер-планы развития городов. Я верю, что будет делаться акцент на грамотный профиль улиц, все больше будет уделяться внимание общественному транспорту. И у инвестора будет свободный квадрат, где он сможет работать так, как хочет, но в рамках концепции развития всего города.

Комментарии

0
под именем