Тишина в зале: как красноярский театр выживает без зрителей

Пустые залы, онлайн-спектакли и другие особенности жизни на карантине

Из-за пандемии коронавируса спектакли и концерты в Красноярске отменили еще в середине марта. Театры и другие культурные учреждения возвращают билеты, переносят премьеры, и пытаются выжить за счет представлений в интернете. Красноярский театр Пушкина до последнего репетировал новые постановки, а перед уходом на карантин запустил флешмоб, на который откликнулась вся Россия. Как выживает театр и его актеры, чем занимаются сотрудники в пустующих залах, и что ждет театральную сферу в целом — в нашем интервью с руководителем пресс-службы драмтеатра Марией Сикора.

Билеты, сцена, два санитайзера

После отмены концертов мы закрыли главный вход, а на служебном повесили два вида санитайзера. Зрители могут пройти не дальше предбанника, где находятся кассы. Даже свет в главном холле мы решили не включать, зачем? Посетителей все равно нет.

В этом сезоне у нас появилась масса новинок, а в холле мы подготовили две выставки — «145-й театральный сезон нашей эры» и экспозицию к 8 марта, с портретами наших девчонок-актрис. Теперь, к сожалению, холлы пусты, никто не оценит это проект, никто не увидит новые постановки.

В большом зале, пожалуй, впервые за время работы мы застелили сиденья чехлами. Театр закрыт уже третью неделю, и никто не знает, сколько это еще продлится. Вообще эти чехлы шили специально к спектаклю «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». В третьем акте герои плывут по морю, а эффект движения волн как раз создают эти чехлы — их быстро надевают и направляют на них свет, выглядит просто потрясающе. Тогда никто бы и не подумал, что чехлы будут использоваться не только для воплощения художественного замысла.

Никто не спорит с гардеробщицей

Недавно мы запустили флешмоб о том, как обстоят дела в театре. Конечно, мы представить не могли, что нас так поддержат культурные учреждения по всей стране и за ее пределами. Изначально мы готовили большой женский праздник для проекта «Алексей, Алешенька, привет!». Артисты должны были приглашать к себе в гости, петь, выступать, а интерес к этой встрече я хотела подогреть табличками в стиле «Приходи в театр и сфотографируйся с люстрой» и другими.

Когда внезапно пришел запрет на массовые мероприятия, мы, конечно, были ошеломлены. Решили тогда эту программу повторить в мае, а идею с табличками все равно реализовать, но уже с другим посылом: «Никто не…». Собственно, пост как раз был о том, что мы переносим «Алексея» на май и выкладываем на ютуб прошлые встречи.

Но после этого нас поддержал Красноярский краеведческий музей. Они сделали шикарную фотосессию, где тоже взяли таблички с надписями «Никто не трогает оленя», «Никто не просит плечики» и передали эстафету дальше. Сейчас я не успеваю репостить этот флешмоб. Нас отмечают музеи, театры, и не только из Красноярска. Флешмоб вышел и за пределы культурной сферы: это делают институты, фитнес клубы и другие коммерческие организации. Движению даже уже придумали название и хэштег #скучающийфлешмоб. 

Это не первый такой успешный флешмоб. Например, когда мы готовили спектакль «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», то столкнулись с проблемой, что СМИ не берут информацию о спектакле. Журналисты даже не могли выговорить название пьесы. Тогда мы решили своими силами рассказать о премьере и записали обращение в стиле «Выговори название и приходи на премьеру». 

Нас поддержала бывший министр Елена Мироненко, ТЮЗ, актеры и зрители. Одна девушка записала видео, где на костылях прыгает и выговаривает «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». В итоге флешмоб дошел до Москвы. Был даже мем, где Сильвестр Сталлоне во время вручения Оскара ссылается на нашего актера Алексея Попова, мол меня тут попросили произнести «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», передаю эстафету Джулии Робертс.

«Зарплатная подушка» еще есть

Мы теряем зрителя, показы, театр сейчас не зарабатывает, билеты сдаются. Мы полностью возвращаем стоимость билетов. С начала года театр запустил новый сайт, и люди уже привыкли покупать билеты Online. Это очень облегчило нам работу, благодаря кнопке «Вернуть билет» деньги зрителям возвращать проще, им не приходится писать заявление и прочее. 

Но, конечно, есть те, у кого возникают проблемы, и мне в ручном режиме приходится каждому отправлять пошаговую инструкцию, отвечать на все сообщения в соцсетях. Работы, безусловно, стало больше. Даже до карантина  касса работала в усиленном режиме, а сейчас нагрузки прибавилось, просто представьте, какой идет поток людей. 

Хорошо, что у нас есть финансовая подушка, поэтому нам хватает денег и на возврат билетов, и еще остается на зарплаты актерам. Но так далеко не во всех красноярских театрах. Многие учреждения просят не сдавать билеты, а все же прийти на спектакль, сами представления переносят на май. Это говорит о том, что у театров просто нет денег.

Переходить в Online — это бред 

Сейчас мы в такой ситуации, когда нужно оставаться на плаву и не растерять зрителей. Для этого многие театры, и мы в том числе, выкладываем записи спектаклей в интернет. 

Например, когда фестиваль «Театральная весна» ушел в сеть, мы отдали свой спектакль «Мы, герои». С одной стороны хорошо, что фестиваль продолжился, и люди смогли посмотреть спектакли, а другой — мы все же делали на нем кассу в «офлайне». У записи было примерно 300 просмотров, а в зале его смотрят 255 человек. Считайте, за все время один раз показали людям спектакль. 

Эта мера, конечно, не панацея. Так, на время развлечь людей. Вдобавок, выложить спектакль в сеть не так просто, возникает очень много проблем с авторскими правами. Хорошо, если режиссер дает добро, но тогда тут же возникают проблемы с музыкой. У нас есть все права на сценический показ, но интернет это совсем другая сфера.

Ну и конечно многих подводит качество записи. Мы второй год сотрудничаем с командой видеооператоров «Онлайн сцена». Они записывают спектакль с пяти камер, делают качественный монтаж, и такой продукт действительно можно с комфортом смотреть дома. Но отснять один спектакль стоит дорого — около 70 тысяч рублей. Плюс, только на одну настройку аппаратуры уходят сутки, а операторам нужно посмотреть спектакль, чтобы понять, как рассредоточить планы.

У нашего театра сохранились несколько таких качественных записей. За 200 рублей можно купить себе доступ на целый год и смотреть спектакли хоть каждый день. Среди них, к примеру, «Я другой такой страны», «Преступление и наказание» и «Дядя Ваня». Другие спектакли мы сейчас выкладываем на свой канал на Youtube ровно на сутки, а после удаляем согласно договору об авторских правах.

Плюсы карантина

На большой сцене прошел монтаж декораций к новому спектаклю «Ножницы»: это будет иммерсивный спектакль, где зрители будут расследовать убийство в парикмахерской. Премьера была запланирована на середину апреля, но сейчас это уже не точно.

До карантина актеры вместе с приглашенным режиссером Владимиром Золотарем репетировали спектакль. Обычно премьеры репетируются утром, и времени постоянно не хватает. Декорации после репетиции нужно опять демонтировать, установить новые для вечернего спектакля, который мы продали, потом возвращать обратно. В условиях карантина артисты репетировали в удобное время, сцена была полностью в их распоряжении.

В театре в первую неделю работали только те актеры, которые были задействованы в премьере. Остальных мы попросили по понятным причинам не приходить. То же и в других отделах, мы постарались уйти на удаленную работу. Сейчас, после объявления режима самоизоляции все репетиции закончились, а театр полностью закрылся на карантин. Актеры ушли по домам с сохранением заработной платы.

Что дальше?

Конечно же театр не уйдет в интернет, сейчас это вынужденные и временные меры. Сам театр как живое искусство был, есть и будет. Его не заменит ни кино, ни Ютуб. Потому что каждый показ спектакля — это совместное творчество зрителя и артиста. Один и тот же спектакль может быть сыгран по разному, в живом театре нет статики.

Театр вернется, и я уверена, что в нашей сфере ничего не изменится. Да, возможно, из-за общего финансового кризиса поначалу придется отказаться от премьер, возможно даже на год, ведь будет сложно найти деньги на постановки. Но наши цеха работают, у нас идет полный цикл от создания костюмов до декораций и монтажа. В теории можно будет отказаться от каких-то дорогих решений по костюмам и декорациям и найти компромисс.

Но даже на текущий репертуар люди будут продолжать ходить за душевными поисками и ответами. Наша работа, мне кажется, будет нужна еще больше, чем раньше. Ведь в кризисные моменты искусство и должно помогать. И именно в кризисные моменты рождаются шедевры.

Комментарии

0
под именем