Тусовка во дворе: прогулка по городу с создателем The Rooks

Пиво с пылью, танцующие соболя и умиротворение в сердце мегаполиса

Коллаж Дарьи Яковенко

Игорь Каменев — один из соучредителей популярного в Новосибирске бара крафтового пива The Rooks. «Питерский дворик» — именно так жители города окрестили площадку, где заведение открылось осенью 2015 года. За это время бар превратился в одно из самых популярных среди новосибирской молодежи мест. А недавно Игорь с партнерами открыли второй The Rooks в Шерегеше. Корреспондент N1 погуляла с Игорем по Новосибирску и поговорила о крафтовом пиве и правильных тусовках.

Объединяющий сквер

Первые шесть лет я прожил в районе железнодорожного вокзала, а потом мы переехали в квартиру, которая находится недалеко от Нарымского сквера. Всю свою юность и отрочество я провел здесь. Ходил через Нарымский сквер в школу, потом — на метро до университета.

Мы постоянно гуляли здесь с семьей, а позже с друзьями. В 14 лет я увлекался игрой Lineage 2. Это многопользовательская корейская онлайн-игра, ее более популярный аналог — World of Warcraft. В то время «Электронный город» только набирал обороты, но у него уже было мощное внутреннее комьюнити: свой сервер для Lineage 2 — Elnadrion. Я проводил на нем много времени.

В Нарымском сквере, где раньше был старый фонтан, каждую пятницу была сходка тех, кто играл на этом сервере.

Приходили около 300 человек абсолютно разного возраста. В 2005 году я каждую пятницу тусил вместе с ними. Этот сервер был предвестником соцсетей (тогда еще не было ВКонтакте), люди там знакомились, дружили, женились

Если говорить о скверах Новосибирска, то Первомайский я в расчет не беру, потому что он маленький и там большой трафик людей, которые просто идут на работу и с работы. Нарымский сквер в этом плане лучше, хотя он тоже совсем небольшой. Есть еще Березовая роща, она уже больше похожа на парк. Есть, собственно, Центральный парк. И все. Дальше ехать только в Академгородок или Заельцовский парк, но это не по линии метро — далеко.

Над пропастью в пыли

В центре Новосибирска много серого, но я смотрю на вещи прагматично. Да, у нас полно снега на улицах. Понятно, что кто-то плохо выполняет свою работу, но у нас реально много снега. Если бы в других городах его было столько же, не факт, что там справлялись бы лучше. Так и с пылью.

Если власти будут красить здания в светлые цвета, ничего не изменится. Новосибирск все равно будет серым из-за пыли. Поэтому серый для Новосибирска — это такая маскировка, чтобы пыли было меньше. (Смеется.)

Несколько лет назад мы выпустили пиво «Над пропастью в пыли». Мы удачно попали в струю пыльного негатива, поэтому получилась хорошая имиджевая история. В то время Локоть объявил, что они создали специальную комиссию по исследованию пыли в Новосибирске. Мы решили сделать свое пиво, добавив пыль в него. И эта идея «зашла» даже в других сибирских городах. Один из сотрудников мэрии приезжал ко мне на служебной машине, и я ему грузил в багажник несколько ящиков этого пива. Он ходил по мэрии и всем его дарил. Чиновники отнеслись к этому без обиды, хотя говорят, что кто-то там поднапрягся.

Когда я приезжаю в другие города, то, конечно, сравниваю их с Новосибирском. Самым ярким триггером для сравнения у меня была набережная. Я был дико недоволен тем, что у нас, в таком крупном городе, она была отвратительная. В Иркутске, Красноярске, Омске, Барнауле — везде набережные были лучше. Теперь и наша может с ними конкурировать.

Сама Новосибирская область не сильно загажена, по ней реально можно путешествовать. Есть Обское море… Оказывается, оно Обское. Я залез в словарик, оказалось, что Обское — это правильно (большинство новосибирцев говорят Обское, — Ред.). У одного из моих друзей есть катер, мы летом по Обскому катаемся, посещаем острова. Круто, что такое море у нас есть. Такое большое, его хватает на всех людей.

Соединенные штаты Сибири

Что может стать символом Новосибирска? Сложно сказать, наверное, зависит от сферы. С точки зрения бизнеса — это S7 и 2ГИС. Монстрация довольно популярна, но, думаю, на символ она не тянет. Потому что есть много людей, которые про нее ничего не слышали. Переживет ли она своих создателей? Не знаю.

Мне проще ориентироваться по гербам города. Иркутск — это мифическое существо бабр, которое у них в центре города стоит. И это не рысь, а именно бабр. У нас — соболь. Многие критикуют соболей, но мы даже мерч с ним сделали.

Картинку придумал художник Ваня Ягода. Я шел по городу, увидел его граффити, позвонил ему, предложил сделать свитшоты. Сейчас мы думаем создать обложки на паспорт с этими соболями. Такие обложки будут как идентификация того, что ты из Сибири

Очень хороший символ — работа Дамира Муратова «Соединенные штаты Сибири». Этот флаг висит во втором нашем баре в Шерегеше. В Новосибирске в The Rooks мы тоже как-то повесили его, но через несколько дней к нам пришли люди из ФСБ и посоветовали снять. Я слышал, что в Омске его воспринимают как флаг сепаратистов.

Фото
https://vk.com/rookspub

Мы не бросаем идею выпустить пиво с этим флагом, но сейчас все пока на уровне переговоров

У нас есть друзья-пивовары в Екатеринбурге, им настолько понравился этот флаг, что они свою машину рабочую выкрасили в цвета «Соединенных штатов Сибири». Там, правда, никто не понимает, что это такое.

Коллаборация в пивоварении 

Новое пиво мы придумываем так: сначала ищем идею, символ, потом пивоварню, которая готова сварить его с нашей этикеткой. Обсуждаем сорт напитка, чтобы он вязался с оформлением и концепцией. Последнее пиво, которое мы выпускали, — «Да пребудет с тобой Сибирь» в стилистике «Звездных войн». Оно такое… с духом Сибири: кисленький черничный сорт с добавлением кедрового ореха. Потом выбираем, какая будет тара, какой объем. Есть несколько способов, как можно договориться финансово и юридически. Мы выбираем самый простой: просим пивоварню разместить наш логотип на банке, чтобы люди понимали, что пиво сделано вместе с баром The Rooks, но в экономику к пивоварам не лезем. Потом покупаем у них большой объем по сниженной цене. То, что они продают дальше, — это уже их дело.

С каждым годом производить собственное пиво становится сложнее. Малые пивоварни все больше связывают законом. Изображение на этикетке могут не согласовать по любым причинам — тут куча нюансов

Сейчас в мире пошла тенденция на жестяные банки. Здесь все просто — банка легче, экологичнее, область для рисунка намного больше, логистика доставки дешевле. Раньше вообще был стереотип, что баночное пиво самое хреновое, а розлив однозначно лучше. Но все зависит от сорта.

А вы знали, что Новосибирск — самый пивной город России? По количеству точек розлива на душу населения мы номер один в стране — это исследование 2ГИС. С чем это связано — непонятно.

Когда в России появилось крафтовое пиво, оно быстро дошло до нас. И, к сожалению, все пивнушки тут же поняли, что «крафт» — это модное слово, и начали продавать под его видом обычное пиво. У нас многие игроки рынка так обманывают людей. В России просто еще не сформировался четкий сегмент. В Америке это закреплено законодательно: пивоварня должна производить не больше определенного количества пива в год, не менее 30% акций предприятия должны принадлежать самому пивовару. Если эти условия соблюдены, тогда пиво можно назвать крафтовым. У них совсем другие законы рынка. У нас крафтовое пиво определяется по таким критериям, как небольшой тираж и натуральные ингредиенты.

Я не знаю, почему, но заметил: в центральной России и на Урале дела с творческим пивоварением обстоят куда лучше. В Сибири и дальше на Восток качественных пивоварен единицы. Лучшей в России уже второй год считается Jaws

Человеку без опыта, конечно, сложно понять: хорошее пиво или нет. Есть же специальные курсы пивных сомелье. Там учат на вкус и запах определять заражение напитка. Можно соблюсти рецепт, но в итоге получить хрень, потому что самое важное для пива — это микробиология. Там же все это бродит, и если посторонняя бактерия попадает — все, уже не то. Пивовару важно на ранней стадии это все распознавать. А после покупки сам бар должен отбирать хорошее пиво для своих гостей.

Я считаю, что культура производства пива в области крафта открывает новые горизонты и дарит новые интересные вкусовые сочетания, и это мне нравится! Показывать людям эти новые горизонты, да еще и в крутой атмосфере наших баров — вот это мне по душе.

Убийственная реставрация 

Советская — интересная улица. Можно идти прямо, а можно заходить во дворики. Вот здесь, во дворе на Фрунзе, проходил фестиваль стрит-арта «Окрашено». После фестиваля это место получило второе рождение.

У каждого рисунка есть табличка — на ней написано, кто сделал работу, что она означает. Мы здесь в студенчестве много гуляли и пиво пили. Залезали на крыши домов, бегали по ним…

Многие говорят, что в Новосибирске дома не реставрируют. Когда я был в Праге, понял, что атмосфера здания теряется, если оно полностью отреставрировано. Я не чувствую старины. Если видишь, что стена развалилась или она просто не в лучшем состоянии, ты понимаешь, что этому дому реально 500 лет. Когда здания реставрируют — это красиво и правильно, однако какая-то часть их истории умирает в этот момент. Но это только мое мнение. 

Моя любовь в «Рукс»

Когда мы решили открыть The Rooks, ни у кого из соучредителей не было опыта, никто даже не работал в общепите. У нас просто была энергия, было и остается понимание мировых тенденций, что нужно рынку и как он устроен.

До нас в этом помещении был архив ФСБ. Мы на «Авито» увидели, что его сдают в аренду. Изначально искали место по другую сторону Красного проспекта, где Twenty Two, «Чашка кофе», Friends, — это все-таки место притяжения, там есть трафик

Первые месяцы, когда мы открылись, показали, что пространство успешное, имеет силу. Если бы мы были опытнее, то сразу сняли бы и другие помещения напротив. Смогли бы транслировать свои интересы куда проще. А сейчас у нас часто возникают конфликты с барами-соседями.

Все, что есть у них, — громкая музыка и дешевый алкоголь. К сожалению, в Новосибирске это уровень, который приносит деньги, и пипл это хавает. Нам действительно тяжело с этим бороться. Дворик из-за таких заведений воспринимают как место негативной энергии по ночам. Мы не знаем, как это изменить, но не бросим попыток. Есть куча историй, когда к нам приходили родители и катили на нас бочку за то, к чему мы на самом деле не причастны. Их ребенок просто тусовался в соседнем баре.

Да, и у нас были неудачные вечеринки, но мы всегда пытаемся делать свои эвенты культурными. «Кормить» людей культурой под интересные напитки. Участвуем в фестивалях современного искусства, проводим поэтические вечера. Смотрим, что делают в других местах, придумываем что-то свое.

Наш первый арт-директор Слава Бочкарев считал, что мы — такой переходный этап для взросления бывших школьников. Мы показываем им, как правильно тусоваться и что надо пить. Они приходят к нам и понимают, что «Блейзер» в подъезде — это не круто

Летом у нас все веселятся на улице, потому что в баре мало сидячих мест. У нас такой формат стоячий, который располагает к общению. Даже интроверты начинают общаться с окружающими людьми. Мы как-то сделали наклейку с надписью: «Никому не говори, что ты встретил свою любовь в „Руксе“». Я лично познакомился здесь со своей женой, мой партнер Максим благодаря бару тоже встретил свою супругу. Я знаю десятки семей, которые зародились в нашем баре.

Умиротворение в городе

Место, куда я часто прихожу летом, — мост над железной дорогой в центре. Железнодорожные пути у меня вызывают умиротворение. Здесь классно смотреть салют, который делают на набережной: людей мало, а вид очень хороший

Несколько лет назад я освоил катание на роликах в городской среде. Направление называется «фрискейт»: ты едешь и используешь элементы городской среды для выполнения простеньких трюков. Асфальт у нас в городе хреновый, поэтому лучшим местом для катания остается площадь Ленина.

Когда летом я катаюсь на роликах, то часто приезжаю сюда, в сквер S7 (узнал, что это место так называется, совсем недавно), и сажусь на лавочку. Вечером, часов в восемь-девять, здесь очень круто наблюдать закат

Видимо, улицу не зря проектировали именно так, потому что лучи заходящего солнца освещают оперный, а стеклянные фасады вокруг красиво их отражают. Сижу, отдыхаю, пью пиво — все прекрасно.

Комментарии

0
под именем