Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени

Улицу на берегу Верх-Исетского пруда назвали в честь золотопромышленника Саввы Тарасова, который отправился в ссылку за «закостенелое» старообрядчество

Фото №1 - Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени

Еще сто лет назад небольшой отрезок набережной — от Дома Севастьянова до конца бывшего Приборостроительного завода — назывался Тарасовской набережной. Из тех построек, что появились на ней в XVIII–XIX веках, сохранились лишь две: особняк Тарасова, известный сегодня как резиденция губернатора Свердловской области, и дом Севастьянова, где располагается резиденция президента РФ в Екатеринбурге. 

«Докупеческая» история Тарасовского особняка

В историческом Екатеринбурге улицы часто называли в честь владельцев домов. Стояло видное строение — и в адресе так и писали: «Дом Тарасова». Почтальон сразу понимал, куда доставить корреспонденцию. Так в первой половине XIX века и возникло понятие набережной Тарасова. Расположившаяся вдоль пруда улица сохранила это название до революции 1917 года.

Первое упоминание о доме купца Тарасова относится к 1791 году. Разрешение на постройку здания получил управляющий Монетным двором Иван Совков. Он оставался хозяином недолго — уже в начале XIX века здание перешло в собственность продававшего алкоголь предпринимателя Василия Злобина, известного среди горожан как авантюрист и спекулянт. Злобин внес свой вклад во внешний облик особняка, пристроив к нему два флигеля, — при Совкове у дома была только центральная часть.

Фото №2 - Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени
Фото
Товарищество художественной печати

Первое упоминание о доме купца Тарасова (слева) относится к 1791 году. Разрешение на постройку здания получил управляющий Монетным двором Иван Совков

Следующим хозяином здания стал горный деятель Григорий Зотов. «Зотов был из крепостных. По тем временам он сделал головокружительную карьеру. Начав работать на Верх-Исетском заводе, он дослужился до очень высокой должности управляющего предприятием. И, согласно сохранившимся данным, принес семье заводчиков Яковлевых такую прибыль, что те дали ему вольную», — рассказывает историк Алексей Мосин.

В 1824 году Екатеринбург посетил император Александр I, который побывал на Верх-Исетском заводе и поразился налаженному там порядку и грамотному обустройству заводского госпиталя. Так император познакомился с Григорием Зотовым. По словам Алексея Мосина, Александра I поразили познания управляющего в заводском деле и металлургическом производстве.

«Беседа с Зотовым произвела на царя столь сильное впечатление, что он разрешил писать ему лично обо всем, что касалось горной промышленности, минуя министерства и канцелярию. Это очень редкий случай!» — говорит Алексей Мосин.

Григория Зотова и владельца заводов Петра Харитонова, который, возможно, ничего не знал о методах своего управляющего, направили на каторжные работы в Прибалтику, где оба и умерли

Впоследствии Григорий Зотов поступил на службу к купцу Петру Харитонову, который был зятем и наследником кыштымских заводов купца Льва Расторгуева. С одной стороны, Зотов был человеком опытным и знающим, а с другой — обладателем непростого и даже жестокого характера. Таким он запомнился кыштымцам, которые дали Зотову прозвище Кыштымский зверь. Зотов жестоко наказывал рабочих плетьми и истязал до смерти. Жалобы заводчан дошли до царя, было назначено следствие. Когда в Кыштыме откачали пруд, на дне обнаружили тела замученных. Судебный процесс прогремел на всю страну. Григория Зотова и владельца заводов Петра Харитонова, который, возможно, ничего не знал о методах своего управляющего, направили на каторжные работы в Прибалтику, где оба и умерли.

Тайная молельня в особняке Тарасова

После событий 1820-х годов особняк на набережной некоторое время оставался без хозяина, а в 1837 году его приобрел купец Савва Лукич Тарасов, один из богатейших горожан Екатеринбурга. Семья Тарасовых владела многими промыслами золотодобычи не только на Урале, но и в Сибири, торговала вином, маслом, салом и другими продуктами. Также Савва Лукич неоднократно занимал весомые посты в городском управлении.

Фото №3 - Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени

Петр Тарасов прославился и как нумизмат. Он собрал великолепную коллекцию, где было очень много редких монет: античных, средневековых, эпохи Возрождения

«При этом Тарасов был старообрядцем — закостенелым, как говорили чиновники. В 1830-е годы власти поощряли переход старообрядцев в единоверие. Многие богатые купцы Екатеринбурга (Рязановы, Казанцевы, — Ред.) перешли в единоверие, что несколько упростило им жизнь и отношения с властями, — рассказывает Алексей Мосин. — А вот Тарасов был упертый. Он создал хорошо оборудованную молельню прямо в своем домашнем комплексе — этакое старообрядческое гнездо. В середине 1850-х годов власти решили положить этому конец: Савва Тарасов и его брат Иван были арестованы и высланы из Екатеринбурга в Николае-Павдинский завод».

После пятилетней ссылки им разрешили вернуться, и Савва Тарасов вновь занялся купеческими делами. После его смерти дело возглавил сын Иван, который, в свою очередь, стал приобщать к бизнесу и своих детей. Так, 16-летний Петр Иванович получал от отца важные поручения: занимался торговлей на Ирбитской ярмарке, ездил в командировки на сибирские промыслы. С годами он стал своего рода экспертом в золотодобыче и в управлении золотыми промыслами.

Старообрядчество — это группа религиозных течений, не принявшая церковную реформу XVII века патриарха Никона

Петр Тарасов прославился и как нумизмат. Он собрал великолепную коллекцию, где было очень много редких монет: античных, средневековых, эпохи Возрождения. Собрание уральского купца оценивалось как одно из лучших среди не только российских, но и европейских коллекций. В 1907 году Петр Тарасов подарил нумизматическое собрание Уральскому обществу любителей естествознания, членом которого он был. А в 1929 году, когда общество было упразднено, коллекция купца стала частью состава собраний Свердловского областного краеведческого музея.

В преддверии Первой мировой войны Петр Тарасов начал отходить от дел. Он скончался в 1919 году от тифа, а его дети покинули Екатеринбург. В 1921 году в здании обосновался Дом учителя, который находился там все советское время. В 1990-е годы в Тарасовском особняке произошел пожар. Дом отреставрировали, и сейчас в нем находится резиденция губернатора.

Дом Севастьянова — яркий образец «неоготики»

Слева от Тарасовского особняка стоит известный екатеринбуржцам дом Севастьянова. Первые сведения о нем относятся к 1817 году. Тогда дом принадлежал горному чиновнику Ивану Полкову. Позднее в нем жил канцелярский служащий Степан Медведчиков. В 1860 году здание приобрел коллежский асессор Николай Севастьянов, разбогатевший во время Крымской войны на поставках продукции уральских заводов на фронт. Он также известен как глава Екатеринбургского уездного земского собрания и первый председатель Екатеринбургской уездной земской управы — аналога современной думы.

Фото №7 - Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени
Фото
www.1723.ru

По оценке архитекторов, после перестройки здание (слева) стало одним из наиболее ярких образцов «неоготики» на Урале

В 1866 году Севастьянов затеял масштабную реконструкцию дома и пригласил известного архитектора Александра Падучева. Мастер дополнил классический декор особняка модными в то время готическими элементами. По оценке архитекторов, после перестройки здание стало одним из наиболее ярких образцов «неоготики» на Урале. Долго пожить в обновленном особняке асессору Севастьянову не удалось — в 1874 году он уехал в Санкт-Петербург и продал здание казне.

В последующие годы дом находился в государственном владении. В нем разместили Екатеринбургский окружной суд — соответствующая надпись была на фасаде здания до революции. В 1918 году, после смены власти, в доме Севастьянова «поселился» уральский комиссариат труда, затем — областной Совет профсоюзов или «1-й Дом Союзов», который оставался там практически до перестройки.


Алексей Мосин

Доктор исторических наук

«В конце 1980-х — начале 90-х годов дом Севастьянова „пал жертвой“ капитализма. Активно развивалась индивидуальная предпринимательская деятельность, и в здании расположились офисы. В начале 2000-х власти наконец решили привести в порядок дом Севастьянова. После реконструкции он получил статус резиденции президента в Екатеринбурге и был включен в перечень объектов культурного наследия федерального значения. В 2008 году Центробанк РФ выпустил серебряную 3-рублевую монету с изображением здания — не для обращения, а для нумизматов. После этого дом Севастьянова получил еще большую известность».


Фото №12 - Улицы и лица: екатеринбургский купец-старообрядец и набережная его имени
Фото
Фотографический музей Метенкова

Вид на городской пруд, дом Севастьяна (справа) и Тарасовский особняк (слева)

«Кто мы, откуда, куда мы идем?»

С правой стороны от Тарасовского особняка в XVIII–XIX веках, возможно, была деревянная застройка. Известно, что уже к началу XX века все это исчезло: дом стоял у пустыря. В 1920-е годы советские власти решили возвести на его месте уральскую областную библиотеку — строительство даже началось, но затем грянула Вторая мировая война, и работы прервали. Поскольку многие производства эвакуировали из европейской части страны на Урал, на пустыре разместили оборонное предприятие, из которого и вырос Приборостроительный завод.

«Завод перестал действовать лет 15 назад. Оборудование из него убрали, а здание так и стоит, — отмечает Алексей Мосин. — Пожалуй, наиболее яркий штрих в его биографии — проведение на территории Уральской биеннале современного искусства в 2017 году. Тогда на крыше здания появился необычный арт-объект — надпись „Кто мы, откуда, куда мы идем?“ Она расположилась на месте, где в советские времена стояла вывеска „Слава труду“. Автор конструкции — известный екатеринбургский художник Тимофей Радя».

Облик Тарасовской набережной может серьезно измениться уже в ближайшие месяцы. На месте Приборостроительного завода запланировано строительство храма святой Екатерины. Видимо, скоро эта часть центра Екатеринбурга будет выглядеть так: с одной стороны — дом Севастьянова, в центре — Тарасовский особняк, а с другой стороны — храм.

Несмотря на то, что Екатеринбург за последние годы серьезно вырос, Тарасовская набережная остается любимым местом отдыха горожан. Сохранить очарование этого места помогли наши предки — архитекторы и историки признают особняки Севастьянова и Тарасова одними из самых красивых строений в уральской столице.

Комментарии

3
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Очень полезный и интересный материал!
  • Интересно было прочитать. Только что же гряз-то у нас такая! Центр города - лужи, снег...