«Застроим деликатно — между деревьями»

Интервью с главным архитектором о том, зачем планировать микрорайоны, которые уже застроены, и куда планируется развитие города

На днях мэрия заказала два проекта планировки и межевания двух огромных территорий Красноярска — «Северного» с «Зеленой Рощей» и центра с мкрн «Удачный». Редакция НГС.ЖИЛКОМ и портала N1.RU попросила главного архитектора города Андрея Макарова разъяснить, зачем планировать уже давно отстроенные микрорайоны. На беседу в кабинете, куда постоянно заглядывают ищущие внимания сотрудники и звонит телефон, он отвел полчаса.

Справка: Макаров Андрей Юрьевич — родился 7 апреля 1956 года в Иркутске. Окончил в 1979 году Иркутский политехнический институт по специальности «Архитектура». Профессор Международной академии архитектуры в Москве. С 1999 по 2010 год работал гендиректором ОАО «Иркутскгражданпроект», с 2010-го — ООО «Забайкальский институт территориального планирования». В апреле 2013 года занял должность замглавы Красноярска — руководителя управления архитектуры.

Андрей Юрьевич, мэрия разбила город на большие части и планомерно заказывает проекты планировки. Уже заказаны проекты микрорайонов «Солнечный», «Северный» и «Зеленая Роща», а также центра города и мкрн «Удачный». Не поздно ли планировать микрорайоны, которые давно застроены?

Для некоторых районов проекты планировок разработаны были еще в 1960–1980 годах. Мы понимаем, что жизнь изменилась: раньше средний горожанин имел велосипед и был этому рад, сегодня у некоторых в семье две машины и они хотят купить третью. На двух красноярцев приходится один автомобиль. Наличие утвержденных проектов планировок и межевания позволяет разрешать даже на застроенных территориях со сформировавшейся инфраструктурой существующие дефициты конкретных районов, например, на территории Центрального — это строительство надземных и подземных парковок.

Создание и утверждение проектов планировки и межевания для всего города — это следующий шаг после принятия генплана, правил землепользования и застройки, улично-дорожной сети. Приведение всей градостроительной документации в порядок необходимо, чтобы понимать направления в развитии города. Без проекта планировки нельзя ни теплотрассу проложить, ни дорогу построить, а тем более, школу или детсад. В 90-е годы почти все оказалось в частной собственности. Сейчас есть случаи, когда за выкуп полуразвалившегося объекта, рыночная стоимость которого 250–300 тыс. руб., собственник просит 10–15 млн руб. Суд признает требования собственника до тех пор, пока мы в проекте не утвердим «красные линии» — границы дорог, инженерных сетей, по сути, показывающие, где начинается и кончается муниципальная собственность. Далее, по независимой оценке, земля изымается, собственнику или арендатору компенсируются затраты, исходя из реальной стоимости того или иного объекта.

Ранее микрорайоны закладывались из расчета 18 «квадратов» на человека, сегодня — 30. Почему такая разница в цифрах?

Меняется жизнь. Первый генплан Красноярска 1907 года не определял количество квадратных метров на человека. Они появились в генплане 40-х годов — 2 кв. м на человека, и это было оправдано. Страна вела войну, все силы были брошены на то, чтобы заводы выпускали танки, самолеты. Два «квадрата» вполне достаточно, чтобы разместить кровать, переночевать и утром вновь идти на завод. Потом появились нормативы 6, 12 кв. м на человека. Мои ровесники получали квартиры в 80-е годы исходя из норматива уже 18 кв. м.

Сегодня норма рассчитывается по простой арифметической формуле: площадь построенных в городе квартир делится на количество жителей. Сейчас в Красноярске этот показатель 22–24 «квадрата» на человека. Спрогнозировать, сколько людей появится в Красноярске и сколько «квадратов» им понадобится, сложно. Многие при принятии генплана говорили, что норматив 30 кв. м на человека завышен, город не будет так быстро расти. Но прошло 1,5 года, город вырос даже больше, чем предполагали проектировщики, за этот период. Цифра заложена в генплане до 2033 года.

Куда, согласно новому генплану, будет расширяться город?

Мы смещаем жилую застройку (подходит и показывает на карте. — Ю.Г.) — на северо-запад в сторону Октябрьского района. Часть промышленных территорий переведена в зону жилой застройки — Комбайновый завод, «Сибсталь». Предыдущим генеральным планом предусматривалось, что город должен развиваться в сторону «Солнечного», «Солонцов-2», «Зеленой Рощи». Поэтому жилая застройка располагалась вблизи «КраЗА» — людям было проще добираться на работу. Сейчас все по-другому. Сегодня экологическая обстановка для Красноярска — вопрос номер один. При разработке генплана было принято решение, что город будет развиваться именно на запад, как диктует роза ветров. Еще один фактор — строительство 4-го моста и расположение рядом с ним СФУ. Октябрьский район — перспективная территория. Что важно, застройка будет деликатной, не вместо, а между сохранившимися лесными массивами. Удивительно, что стоимость «квадрата» в «Северном» и «Зеленой роще» такая же, как и в Октябрьском районе. В Москве, да и в соседних городах разница в районах существенная, иногда в 3–4 раза — например в Иркутске 30 тыс. и 90 тыс. руб. за кв. м.

Расскажите конкретнее о промышленных зонах...

Часть промышленных территорий мы перевели в зону жилой застройки, разрешив тем самым там возводить жилые дома. Таких участков немного, но они есть: «Сибсталь», Комбайновый, «Тихие зори», ХМЗ. Нефтебаза под вопросом.

Почему перенос нефтебазы под вопросом?

Вы же понимаете, что происходит с грунтом на территории производства? Реновация — серьезное и дорогостоящее мероприятие. Мы предусмотрели вынос некоторых производств за пределы города на ближайшие 20 лет. Другой вопрос: какой инвестор за это возьмется и когда территория будет освоена — через 5 или 10 лет, или перейдет в следующий генплан.

Насколько безопасно строить на бывших промзонах?

В промзоне для безопасного жилого строительства, как правило, снимается 6 м грунта. Дорого ли это? Стоимость зависит от того, какое производство располагалось на территории и какие решения предусмотрены. Например, можно снять грунт и сделать подземные парковки.

Кто следит за снятием и вывозом грунта?

Первоначально застройщик делает проект планировки и межевания. Далее — готовит рабочую документацию. Если она сделана квалифицированно и была проведена экспертиза, выдается разрешение на строительство. Согласно этой документации осуществляются работы. За этим следит стройнадзор. После дом сдается в эксплуатацию.

Территорию бывшего комбайнового завода по-прежнему будет застраивать «Сибиряк»?

Кто будет строить — сказать не могу, там сложная ситуация. Жилье там строить уместнее, чем возводить какое-то предприятие. Почему? Качество жизни складывается из качества воздуха и воды. Водозаборы — вот здесь (показывает на о. Посадный напротив ул. Дубровинского). Совсем рядом с бывшим Комбайновым заводом. В военное время строительство заводов на берегах рек было оправданно, сегодня — нет.

Какие парки, скверы появится в Красноярске согласно генплану? Сколько времени проходит с того момента, когда зеленое пятно появляется на карте и до того, как оно превратится в реальный парк?

Для начала хотел бы отметить остров Татышев. Жители соседних городов всегда завидовали пешеходному Вантовому мосту, по которому быстро и просто можно добраться до зеленой рекреации в центре города. Второй мост, ведущий на Татышев (в «Зеленой роще»), сегодня разрушен. В генплане мы заложили еще один пешеходный мост, который свяжет парк 400-летия Красноярска с островом. Кстати, тот же парк 400-летия Красноярска — новый рекреационный объект. Ведь еще несколько лет назад на этом месте был пустырь, где должны были построить жилые дома, а теперь зеленая зона. Также недавно на Копылова появился парк вместо снесенных бараков. Еще один участок — рядом с «Сибсталью» — планируем превратить в зеленую зону.

Что вы думаете по поводу точечной застройки?

Нельзя оставлять многие районы в существующем виде — старая застройка отмирает, как клетки в живом организме. Насколько это грамотно делается и хватит ли у бюджета денег — второй вопрос. С одной стороны, в городе большое количество бараков, в которых люди живут в невыносимых условиях. С ветхими домами что-то надо делать, а средства ограничены, федеральная программа закончилась. Поэтому мы привлекаем бизнес, который заинтересован в освоении городских территорий, и делаем это в рамках нашего нормативного поля.

Как скоро, вслед за Москвой, в Красноярске будут сносить хрущевки?

Москва располагает совсем другим бюджетом. Хрущевки там появились раньше и сносятся поэтому раньше. В Иркутске, например, много хрущевок развалилось — трясет постоянно. Там десятки уже отремонтированы, серьезно заменены несущие и ограждающие конструкции. У нас это пока не так актуально. Нам нужно сначала из бараков всех горожан переселить.

Почему в Красноярске не появляются интересные архитектурные здания? В пример архитекторы и строители приводят разве что ЖК «Фрегат-Нео».

Почему? Есть гостиница в центре города. Это интересное и современное здание. В Красноярске много талантливых архитекторов, проблема в том, что архитектура сегодня превращается в бизнес и погоня за прибылью иногда сказывается на результатах работы. Мы должны научиться влиять на это: в Москве, Санкт-Петербурге приняли законы для своих субъектов. Мы говорим об этом, но пока за качеством архитектуры, согласно нашему законодательству, наблюдать не положено.

Какое здание вы считаете интересным?

Сложный вопрос. Архитектура — это искусство. Половина парижан считала, что Эйфелева башня изуродует город, сейчас все ею гордятся. Смелые решения иногда опережают время и не всегда отвечают вкусам горожан, результат будет оценен позже.

Когда решится вопрос с назначением главного художника? Одно время прочили на это место Василия Слонова…

Вопрос рассматривается, кто и когда им станет — будет известно позже. Кандидаты и желающие есть, в том числе и из других городов.

Недавно служба заказа «Микс» изукрасило весь Вантовый мост надписью «Такси от 30 руб.». До этого их листовками был заклеен не один фасад. Управление архитектуры каким-то образом может на это повлиять?

Это не реклама, это хулиганство. Этим занимается полиция, к тому же по всем районам города работают административные комиссии. В целом за последние 4 года управление архитектуры в Красноярске серьезно повлияло на внешний вид города. В Красноярске в центре почти исчезли незаконные рекламные конструкции, сейчас активно ведется работа на окраинах города. Город серьезно почистили.

Юлия Глушко

Фото автора

Комментарии

0