Жизнь под трубой (фоторепортаж)

Владельцы квартир вблизи ТЭЦ и котельных рассказали, как живут при постоянном режиме «черного неба», а эксперты объяснили, что заставляет покупать такое жилье

Двадцать дней подряд Красноярск задыхался от непонятного смога: некоторые яды превышали предельно допустимые концентрации (ПДК) в воздухе в 8 раз, а каждый третий житель мучился от головной боли и першения в носу. Пока власти и жители гадают о причинах, корреспондент НГС.ЖИЛКОМ посмотрела, как живут красноярцы в непосредственной близости от крупнейших ТЭЦ и котельных. Насколько дешевле можно купить жилье, где приходится вздрагивать по ночам, протирать подоконники по 3 раза в день и периодически ночевать в машинах за городом, — в материале далее.

В начале января губернатор края Виктор Толоконский возложил ответственность за проблемы с экологией на узкие улочки, где в пробках дымят машины, и ТЭЦ, работающие на буром угле. Два гиганта, снабжающие город водой и теплом — ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, — видны с любой точки правобережья.
Со времен Великой Отечественной, когда ТЭЦ-1 собирали из оборудования эвакуированных заводов, она обросла пятиэтажками, 9-этажными панельками и гаражами. В полукилометре к Енисею — школа и небольшой сквер. Единственная новостройка у парящей трубы — 14-этажка с 300 «однушками» на ул. 26 Бакинских Комиссаров — сдалась пару лет назад. Продавщица местного магазинчика и заодно жительница новостройки Татьяна Галанова вспоминает: «На днях окно закрываю, ощущение, что снег идет. На самом деле белая дымка с запахом гари. С ТЭЦ ли — не могу сказать, еще и ЦБК горит». На вопрос о выборе квартиры за 1,3 млн руб. улыбается: «Выбора не было — дети квартиру купили». К 2020 году, возможно, станет дышать легче: ТЭЦ-1 планируют перевести с угля на газ.
«Сестра» ТЭЦ-1, электростанция под номером 2, заняла противоположный район правобережья на ул. Лесопильщиков. Она запущена в 80-е годы и отапливает предприятия Центрального, Свердловского, части Железнодорожного и Октябрьского районов, а также треть домов Красноярска, включая Академгородок. Вокруг сплошная промзона. В отличие от заводов у Енисея и ближе к Красрабу («Сибсталь» и судостроительный) эта территория застройщиков пока не привлекает.
Ближайшие жилье от ТЭЦ-2 — двухэтажные деревянные дома, возведенные в 40-х годах для работников цементного завода. Хозяйки рискуют развешивать белое белье только зимой — летом к летающим клубам пыли прибавляется копоть асфальтобетонного завода. «Когда он с весны дымит — дышать нечем», — сетуют местные и продолжают вытирать пыль с подоконников по три раза в день.
Жизнь в километре от ТЭЦ корректирует сон жителей в районе ул. Цементников. До трех раз в неделю гигант сбрасывает пар, делится местная жительница Татьяна: «Такой шум! Если на улице будем стоять, друг друга не услышим. У кого пластиковые окна — еще ничего, а вот у кого "деревяшки"…». Жильцы предвкушают расселение, часть домов уже разобрана.
Жилье в промзонах отличается ценой. В АН «Этажи» приводят пример: «трешка» 60 «квадратов» на ул. 26 Бакинских Комиссаров продается за 2 млн руб. Аналогичная, но на Пашенном выставлена на 500 тыс. дороже.
Другой источник пыли — котельные, которых, согласно данным мэрии, в Красноярске насчитывается порядка 15. В 2ГИС их найти нельзя — значатся как хозяйственные объекты. Эта небольшая труба парит над детским садом № 163 и больницей на Тельмана.
«Котельная, разбрасывающая рыжий пепел от бурого угля, не мешает — почистил авто и пошел. Лет тридцать же здесь стоит. В холоде жить-то не хочется. Почему здесь поселился 10 лет назад? Работал на "КрАЗе", зачем ездить?» — заявляет житель дома № 8 по ул. Тельмана Евгений.
Прошлой осенью из-за запаха жженой резины Евгений дважды сбегал из «Зеленой рощи» и спал в машине за «Солнечным». «Дышать было нечем, глаза резало. Подозреваю, что за "КрАЗом" несанкционированно жгут покрышки, — авторитетно заявляет он с высоты 20-летнего опыта работы на заводе. — Я знаю, как пахнет "КрАЗ": фтором, пылью. Это именно резина». Пары алюминиевого гиганта редко долетают до Тельмана при северо-восточном ветре, чаще роза ветров направлена на восток — пос. Песчанка, Коркино, реже — в «Солнечный», объясняет он.
Еще одна котельная возвышается на кольце ул. Тотмина – Попова. На нее как раз выходят окна 5-этажных хрущевок напротив. В сильные морозы жители стараются избегать проветриваний: «Когда сильно топят — пахнет копотью». Но особых проблем в этом они не видят и хвалятся тем, что в Северо-Западном других вредных производств нет. Это влияет на цену — Октябрьский район самый популярный и недемократичный: от 57,7 тыс. за «квадрат».
Обочины проезжей части на ул. Тотмина напротив котельной покрыты густым слоем копоти. Чем дальше вглубь за скромную аллею и дома, тем ее меньше. Впрочем, причинами черного снега могли стать и автомобили: по данным мэрии, они виновники 50 % выбросов в Красноярске, где зарегистрировано около 400 тыс. авто. Еще четверть приходится на алюминиевый завод.
Напротив здания «Офсета» вблизи центра дымит еще одна труба — котельной Красноярского электровагоноремонтного завода на Профсоюзов. Теплом снабжаются окрестные улицы: Маерчака, Дорожную, Куйбышева, часть пр. Свободный и др. Ветер относит дым в сторону Калинина, и даже в режим «черного неба» местные жители не жалуются на запах и смог.
По словам начальника отдела продаж АН «Этажи» Дарьи Шледовец, приоритетным при выборе квартиры покупатели считают цену и площадь жилья: «Мы все привыкли к режиму "черного неба", и вопрос экологии важен для тех, кто переезжает на постоянное место жительства за город — речка, лес, экологические материалы». Редкий покупатель откажется от сделки, увидев высоковольтную вышку или парящую трубу. В пример собеседница приводит ЖК «Орбита», «Альбатрос», «Эдельвейс», «Серебряный», где вышка на спрос не влияет. Причина — в эконом-классе и менталитете: «Хоть маленькая, но своя». С жильем комфорт-класса так же — ЖК «Образцово» и «Южный берег» стоят на землях бывших заводов. Ленинский и Свердловский районы со старым фондом востребованы больше всего. Как правило, востребованы у среднего класса и приезжих из ближнего зарубежья.

Комментарии

0
под именем